Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > Журнал «Антропософия в современном мире» > 2005

Кристоф Линденау. Технический прогресс и инспирация «золотого короля».


Прогресс мы обычно оцениваем исходя из того, насколько долго, безотказно, бесшумно и экономично «функционирует», например, водопроводный кран, отопление, стиральная машина или автомашина, которыми мы ежедневно пользуемся. В первую очередь мы озабочены их способностью функционировать. Нас не интересует, почему они функционируют, но лишь сам факт функционирования. Если же что-то выходит из строя, то мы обращаемся к специалисту, который устанавливал прибор, производителю, который выпускал машины, к организации, которая ответственна за транспортировку. Короче говоря, это задача тех людей, которые обязаны привести вещь в рабочее состояние или просто ее заменить.

Нет смысла задавать этим специалистам уйму вопросов по поводу их работы: например, «частью» какого экологического, социального или даже спиритуального «целого» является замененная или исправленная ими вещь. Этот вопрос, хотя сегодня и очень актуальный, не относится к области рассмотрения данных специалистов. Но в чьей же компетенции он находится? Кто же в реальной жизни ответственен за техническое переоснащение с точки зрения его «совместимости с окружающим миром», без которого может произойти катастрофа?

Возникновение чрезвычайной ситуации, обусловленной техническим прогрессом

В современном обществе, основанном на разделении труда, каждый человек, будучи специалистом, стоит перед решением той или иной задачи. Из необходимости оптимально решать эти задачи и возник современный мир машин и аппаратов, которые помогают человеку в его деятельности. Однако аппараты и машины вмешиваются в жизнь не только в процессе своего функционирования, они влияют на людей, которые их обслуживают.

Благодаря этому влиянию машины изменяют жизнь людей. Они «воспитывают» человека, и это будет происходить до тех пор пока вопрос защиты окружающей среды не побудит его к самообразованию. Этот род самовоспитания скажет человеку, что же происходит «в действительности», что именно функционирует и уже благодаря этому «неопровержимо» доказывает свою истинность. Складывается впечатление, что аппараты и машины сами отвечают на вопросы действительности прежде чем эти вопросы поставлены пробужденным усилием познания. Однако мир разнообразен, и его познание осуществляется различными способами.

Каждое истинное усилие на пути познания направлено на то, чтобы понять свои глубинные склонности, свои пусть даже агрессивные предубеждения о том, что на «простой» вопрос действительности в основном уже получен ответ и что обозначенная различность в лучшем случае может быть отнесена к тому, насколько менее «действительным» нечто является. Потому что «истина», в которую верят, не может, разумеется, быть «доказанной», как функционирование машины.

Машина, а не человек является сегодня «мерой реальности», (рассматривать человека тоже как более или менее хорошо функционирующую машину уже стало привычным). Функционирующая машина, функционирующая аппаратура – это то, что для нас в реальной жизни стоит на первом плане, от чего вся остальная действительность является лишь «производной», лишь «надстройкой», как это понимал Карл Маркс.

Сверхчувственный мир как основная действительность

В инспирации «золотого короля» все иначе. Она направляет каждое настоящее усилие к познанию основной мировой действительности в известной степени в «противоположном» направлении, выводя из нее последовательно все другие виды действительности, т.е. познавая их с помощью этой основной действительности.

Итак, если мы обратим взгляд на функционирующую машину, то не нужно искать ее истинную деятельность в «центре» нашего поля зрения, она на втором плане. Собственно говоря, всё, из чего состоит машина, все, что связано, например, с ее приводным двигателем, заимствовано из окружающей среды: будь то сжигаемое в горючее (масло, бензин), необходимый для сгорания воздух (кислород), детали, изготовленные из металла (железо, медь) и т.д. И если мы отвлечемся от физического окружения, мы осознаем, что все это должно иметься в наличии, прежде чем машина сможет функционировать.

Но еще меньше внимания мы обращаем на то, что всё таким образом имеющееся в наличии сначала должно было появиться. С точки зрения нашего рассмотрения, все это было рождено из божественно-духовного окружения, как ребенок рождается из тела своей матери. Процесс, который представляет перед нашим внутренним взором Рудольф Штейнер в своем «Очерке тайноведения» и который нами в конце концов руководит – нахождение этого духовно-божественного окружения на духовнонаучном пути познания – гораздо более обширный, чем нечто известное нам как «внутренний внешний мир».

Кто решает?

Тот, кто благодаря целостному усилию к познанию придет к правильному суждению о том, в какой мере действует физическое функционирование машины и насколько оно изменяет окружающий физический мир, тот находится – пусть даже бессознательно – уже на пути, который однажды может привести его к познанию творящего окружения духовно-божественного мира.

Кто же довольствуется вышеописанным предварительным суждением, тот подготавливает себе другую судьбу (также, к сожалению, не зная этого). Ибо существа той ариманической духовной атмосферы, которые занимают место душевно-духовном вакууме, возникшем через инерцию к познанию, стараются перечеркнуть инспирацию «золотого короля», пытаясь удержать человека в этой инерции, что по большей части проявляется в нашем воспитании и образовании, вплоть до социального и политического образования. Это означает, например, сделаться слепым по отношению к человеку как в случае финансово-технической, так и в случае фундаменталистской «мировой войны», о которой шла речь в обеих предыдущих статьях.

Чтобы затемнить понимание истинной общности мира и человека, ариманические существа перечеканивают золото этой мудрости в простые модели представления, маскирующие чистое наблюдение этой общности. Благодаря этому задача инспирации золотого короля, состоящая в том, чтобы уже в наше время души сознательной привести человека через познание и в естественной, и в социальной науке к связи с духовно-божественным миром, фальсифицируется теоретически комбинируемым интеллектуализмом. Однако не эти существа, но сам человек принимает решение в этой борьбе, которая ведется него.

Кристоф Линденау
Das Goetheanum № 28/2004
Перевод с нем. М.К.


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Хейнер Руланд. О пре­об­ра­же­нии ис­кус­ст­ва.
  • Валентин Вембер. Реинкарнация и педагогика.
  • Г.А. Кавтарадзе. Культурное пространство будущего.
  • Интервью с Георгом Кюлевиндом. Всем существом – индивидуалист.
  • Наталья Бонецкая. Максимилиан Волошин – поэт, мифотворец, маг (I).
  • Вирджиния Сиз. Тема года 2005/2006: Образование мышления сердцем.
  • Дитер Хорнеман. Раскол Церкви и его преодоление.
  • Георг Гартман. Витражи Гётеанума.
  • Наталья Бонецкая. Максимилиан Волошин – поэт, мифотворец, маг (II).
  • Вальтер Куглер. От поэтической утопии к зримому духу.
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4631
    Результат опроса