Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > GA > Доклады > Человек как земное и небесное существо

Космическое «Я» и человеческое «Я».

Лекция в Мюнхене 9 Января 1912 года, GA 130.

Нам необходимо теперь продолжить несколь­ко далее разговор, касающийся природы Христа Иисуса. Такая необходимость возникает из факта, что в настоящее время существует много дискус­сий об этом предмете, особенно в теософских кру­гах, и в этом отношении в очень реальном смысле возникает необходимость прийти к окончатель­ной ясности относительно многих точек зрения в этой области.

Сегодня мы должны обсудить вопрос, который многим может вероятно показаться несколько странным, но он тем не менее является очень важ­ным. Мы начнем с эволюции человека. Мы зна­ем, конечно, что она прогрессировала таким об­разом, что целое человечество внутри эволюции Земли проходило через циклические эпохи. И мы часто говорили о факте, что мы можем различить пять культурных периодов, включая наше время, если считать от той великой катастрофы, которую мы называем Атлантической, посредством кото­рой жизнь на старом Атлантическом континен­те была трансформирована в жизнь на новых континентах – то есть, в нашу жизнь. Мы говорим о первой, древнеиндийской эпохе; о второй, древ­не­персидской эпохе; о третьей, египетско­-халдео-­вавилонской; и о четвертой, греческо­-латинской, которая, для более всеобъемлющего взгляда на мир, завершилась, можно сказать, только между вось­мым и двенадцатым веками нашей эры; а затем мы говорим о нашей собственной, нынешней, пятой Послеатлантической эпохе, начинающейся с 1413 года.

Теперь души людей – следовательно, и души всех вас, сидящих здесь – прошли через различные инкарнации в таких последовательных культур­ных эпохах вплоть до настоящего времени, одна душа – во множестве воплощений, другая – в отно­сительно немногих. Такие души, соответственно характеристикам эпох, приобретя то или иное из своих переживаний, приносят это с собой из бо­лее ранних в более поздние воплощения и, таким образом, проявляются как души, находящиеся на такой стадии развития, которая зависит от того, что они пережили раньше в различных культур­ных эпохах.

Однако теперь мы можем также говорить о том факте, что различные члены природы человека, обычно каждый раз только один определенный член, были сформированы и развиты в каждой культурной эпохе, – однако заметьте хорошо, что это было справедливо только в общем случае. Та­ким образом, мы можем сказать, что если челове­ческие существа начинают позволять действовать на них всему тому, что может дать наша эпоха ци­вилизации, они особенно призываются в наше время развить то, что в духовной науке мы назы­ваем душой сознательной; тогда как в течение гре­ческо-­латинской эпохи должна была быть преиму­щественно развита душа рассудочная; в течение египетско­-халдео­-вавилонской эпохи – душа ощу­щающая; в течение древне­персидской эпохи – тело ощущений, или астральное тело; и в течение древнеиндийской эпохи – то, что мы называем эфирным, или жизненным, телом. Эти различные члены природы человека должны прийти к их со­ответствующему развитию в связи с индивидуаль­ными душами, проходящими через такие культур­ные эпохи в одном воплощении, а в большинстве случаев – во многих воплощениях. И в ту эпоху, ко­торая последует за нашей как шестая Послеатлан­тическая эпоха, будет специально развит тот член, который мы характеризуем как Самодух, и кото­рый в теософской литературе определялся как Манас; а в последующей, седьмой Послеатланти­ческой эпохе – тот, который мы характеризуем как Жизнедух и который в теософской литературе именуется Буддхи; в то время как духочеловек, или Атман, должен быть развит только в очень отда­ленном будущем, после еще одной катастрофы.

Итак, в настоящее время и в ближайшем буду­щем мы находимся в середине развития – через наше окружение, через обычные условия нашей цивилизации, – развития того, что мы называем душой сознательной.

Однако теперь мы знаем, что такое полное раз­витие существа человека, такая эволюция индиви­дуальных членов души, как мы их различаем, суще­ственно связана с чем­-то еще – с последовательным воплощением «Я» человека. Ибо такое воплоще­ние «Я» в природе человека является всей мисси­ей эволюции Земли. Итак, мы имеем два перепле­тающихся течения – в том, что мы должны прохо­дить через эволюцию Земли, следующую за эволю­цией Сатурна, Солнца и Луны, и в том, что как че­ловечество Земли мы должны привести в разви­тие специально четвертый член – «Я» и присоеди­нить это «Я» к другим основным членам природы человека, подготовительная работа над которыми была сделана прежде, а именно – к физическому телу, эфирному телу и астральному телу. Мы долж­ны теперь отличать это грандиозное, наиболее важное течение эволюции, которое соединено с великими воплощениями самой нашей планеты Земля, от меньшего течения эволюции, которое я прежде охарактеризовал как играющее свою роль внутри столь относительно короткого времени как Послеатлантический период.

Тот, кто понял суть дела вплоть до этой точки, не должен задавать вопрос: как же случилось, что человек уже развил эфирное или жизненное тело на старом Солнце, а теперь специальное развитие того же самого тела должно иметь место в тече­ние древнеиндийской эпохи? Любой, кто понял суть дела, поистине не должен задавать такой воп­рос; ибо факты таковы: совершенно определенно предварительная работа была произведена над эфирным или жизненным телом на старом Солн­це; человек пришел на Землю, уже обладая эфир­ным телом. Однако далее такое тело должно было быть более тонко сформировано; оно должно было подвергнуться воздействию последующих членов, которые человек еще должен был развить. Таким образом естественно, что эфирное тело че­ловека находилось на относительно высокой сту­пени, когда он должен был воплотиться в теле в древнеиндийской эпохе, однако в этом После­атлантическом периоде он действовал на свое эфирное тело своим «Я», которое он уже при­обрел; всем тем, что существо человека тем вре­менем приобрело для себя, человек действует теперь на свое эфирное тело, очищает, утончает его. И в нашем Послеатлантическом периоде вообще происходит в особенности очищение, утончение различных членов природы человека.

Если вы теперь возьмете всю эволюцию и рас­смотрите то, что теперь было сказано, четвертая Послеатлантическая эпоха, то есть греческо-­ла­тинская, предстанет вам особенно важной; ибо то, что мы называем душой рассудочной, должно было быть обработано и приведено к более очищенной, утонченной форме внутри существа человека. Од­нако к тому времени «Я», которое принадлежит бо­лее великому течению эволюции, уже прошло час­тично высшее развитие. Так что мы можем сказать, что вплоть до четвертого Послеатлантического периода – греческо-­латинского времени, такое «Я» человека развилось до определенной стадии и дол­жно было затем воздействовать на душу рассудоч­ную; а в наше время – на душу сознательную.

Вы видите, что в определенном смысле теперь существует интимная связь между «Я» человека и тремя членами природы души человека: душой ощущающей, душой рассудочной и душой созна­тельной. В основном внутри этих трех членов души «Я» человека изживает свою внутреннюю жизнь; а в нашу пятую Послеатлантическую эпоху оно живет в душе сознательной и будет в будущем наиболее глубоко жить в ней, потому что в душе сознательной чистое «Я» может прийти к выраже­нию полностью беспрепятственно, так сказать, свободно от других членов. Действительно мы живем сегодня в эпоху, в которой «Я» обладает ве­ликой и особенной миссией развития себя, по­строения себя.

Если мы взглянем некоторым образом в буду­щее, на то, что должно прийти, если мы говорим, что человек разовьет Самодух, или Манас, в сле­дующей, шестой Послеатлантической эпохе, тог­да мы распознаем, что Самодух действительно расположен над областью «Я». По сути дела, чело­век не смог бы в таком будущем развить Самодух из своих собственных сил; и потому, если он дол­жен его развить, ему должна быть оказана помощь определенным образом посредством того, что струится к Земле через силы Высших существ. Человек должен был прийти к такой стадии в эво­люции своего «Я», когда из своих собственных сил он действительно сможет развиться только вплоть до души сознательной; однако такое развитие не было бы завершенным, если бы он не задейство­вал в определенном смысле то, что будет достиг­нуто своей самостоятельной, истинной и завер­шенной эволюцией человека только на Юпите­ре – следующем воплощении нашей планеты. Вплоть до конца эволюции Земли человек должен развивать свое «Я»; и он будет иметь возможность завершить такое развитие внутри души ощущаю­щей, души рассудочной и души сознательной. Однако действительный Самодух полностью ста­нет достоянием человека только на Юпитере. На Юпитере человек будет иметь такое же отно­шение к Самодуху, какое он имеет к «Я» на Земле. Если, следовательно, существо человека развивает Самодух в течение периода Земли, он не сможет соотнести себя к нему как к «Я». О нашем «Я» мы можем сказать: мы сами есть «Я»; оно есть в дей­ствительности наше «Я». Когда в следующей, шес­той Послеатлантической эпохе Самодух должен будет прийти к выражению, тогда мы не будем спо­собны ссылаться на этот Самодух как на нас самих; однако мы скажем: наше «Я» развилось до опреде­ленной стадии так, что наш Самодух сияет в «Я» как из высших миров как существо Ангела, кото­рым мы сами не являемся, но которое сияет в нас и обладает нами. Таким образом наш Самодух пред­станет нам; и только на Юпитере он предстанет нам как наше собственное существо, каким наше «Я» является теперь. Таким образом продвигает­ся вперед эволюция человека.

Следовательно в следующей, шестой Послеат­лантической эпохе мы будем ощущать себя как бы притянутыми вверх к чему­-то, что оттуда сияет в нас. Мы не скажем: Самодух во мне, но мы ска­жем: «Я» связан с Существом, которое сияет в меня из высших миров, которое направляет и ведет меня, которое через благоволение высших су­ществ стало моим водителем! То, что придет к нам только на Юпитере как наше собственное достоя­ние, мы будем ощущать в шестой эпохе как некий вид руководства, сияющий нам из высших миров. И так же будет позднее с Жизнедухом, или Буддхи, с Духочеловеком, или Атманом, и так далее. Таким образом, наступит время, когда человек будет го­ворить о себе иначе, чем он это делает теперь. Как говорит кто­-либо о себе, когда он говорит в смыс­ле духовной науки? Он говорит: я обладаю тре­мя оболочками – физическим телом, эфирным те­лом и астральным телом. Внутри этих тел я имею свое «Я», существенное земное приобретение, ко­торое развивается в этих трех оболочках. Эти обо­лочки являются моей низшей природой; я вырос из них, я смотрю вниз на эту мою низшую природу; и я вижу то, в чем мое «Я» пребывает на подгото­вительной стадии развития моего собственного су­щества, которое будет расти и развиваться далее и далее. В будущем человек будет говорить иначе, он скажет: я обладаю не только своей низшей при­родой и своим «Я», но я обладаю и высшей приро­дой, на которую я смотрю вверх как на нечто, что является частью меня таким же образом, как и мои оболочки, которыми я обладаю с ранних стадий развития. Таким образом, в будущем человеческое существо будет ощущать, что оно пребывает в се­редине, так сказать, между своей низшей и своей высшей природой. Низшую природу он уже знает теперь; высшая же природа проявится в будущем как расположенная выше его, также как теперь низшая его природа находится ниже его. Итак, мы можем сказать, что человек вырастает, начиная со своего четвертого принципа, до своего пятого, шестого и седьмого принципов в течение эволю­ции Земли, однако его пятый, шестой и седьмой принципы не станут его непосредственным досто­янием в течение текущей эволюции Земли, но чем­-то, чего он постепенно будет достигать. Суть дела должна быть воспринята таким образом.

Мы будем переживать время, когда мы скажем: определенно, это было нашей земной миссией – развить наше «Я». Однако, словно в пророческом предвидении, мы видим нечто еще, что должно прийти к развитию в нас на Юпитере. То, что мы теперь переживаем в течение нашей эволюции Земли, а именно то, что мы наполняем себя, так сказать, природой «Я» человека; и то, что в тече­ние прошлых периодов Земли вплоть до настоя­щего времени мы развивали более утонченную форму наших низших принципов; и то, что мы будем совершенствовать высшие принципы в бу­дущем – то есть все то, что мы как человеческие существа переживаем на Земле, все это более про­двинутые существа, которых мы называем Ангела­ми, пережили уже в прежних планетарных вопло­щениях. Однако также и существа более высших Иерархий – Архангелы и Архаи переживали по­добное в прежних воплощениях нашей Земли – на Луне, Солнце и Сатурне. Для них также суще­ствовал в то время некий вид четвертого члена, который они развивали; и затем, во второй поло­вине соответствующих планетарных воплощений, они приступили к развитию того, что фактически должно было прийти к полному развитию в них на Земле, так же как у нас Самодух придет к разви­тию на Юпитере. В то время они не воплощали еще полностью четвертый член внутри себя как свою собственность, но они смотрели на него сни­зу вверх.

Если, в первую очередь, мы смотрим назад на эволюцию Луны, мы должны говорить о существах, которые в течение того времени должны были дос­тичь своего седьмого принципа в точности тем же образом, каким человеческие существа приходят к седьмому принципу в течение эволюции Земли – то есть не воплощая его в себе полностью, но взирая на него вверх. Когда мы говорим о люцифериче­ских существах, мы имеем в виду тех существ, кото­рые в течение эволюции древней Луны оставались в условиях, в которых находился бы человек, кото­рый в течение эволюции Земли не привел бы к пол­ному развитию свои пятый, шестой и седьмой принципы, но отвернулся бы от такого развития и возможно остановился бы на четвертом или на пятом принципе. То есть те существа, что находи­лись на очень разных ступенях развития как люциферические, не были полностью развитыми. Таким образом, мы можем сказать, что человече­ские существа перешли от эволюции древней Луны к эволюции Земли. Они перешли таким об­разом, что те, кто завершил эволюцию Луны, при­несли с собой нормальное развитие: свое физиче­ское тело, эфирное и астральное тело; а на Земле вполне должным образом они должны развивать «Я», в которое они должны затем принять осталь­ные принципы. Другие существа, которые стоя­ли выше, чем человек, уже должны были развить на Луне то, что для них соответствовало «Я» чело­века. Однако они могли принести такое лунное «Я» к полному развитию, только если бы они присту­пили к развитию того, что для них было бы пятым, шестым и седьмым принципами, из которых они должны были полностью развить пятый принцип на Земле. Но они едва развили пятый или шестой принцип; и таким образом, хотя и не задержались на ступени развития четвертого принципа, но и не привели четвертый принцип к полному развитию.

Мы различаем, таким образом, два класса этих лунных существ: во­-первых, тех, которые развили только свой пятый принцип так, что их можно сравнить с человеческими существами, которые бы развили Самодух в шестой Послеатлантиче­ской эпохе, а затем остановились и не развивали бы шестой и седьмой принципы. Давайте отметим один такой класс существ, который как люцифе­рические существа развили свой пятый принцип, а затем другой класс лунных люциферических существ, которые развили свой шестой принцип, но не развили седьмой. Таковые присутствовали в начале эволюции Земли, когда человек начал раз­витие своего «Я». Итак, мы можем спросить: какой была ситуация, касающаяся таких существ в нача­ле эволюции Земли? Имелись существа, которые ревностно намеревались развить свой шестой принцип в течение эволюции Земли, существа люциферического рода, которые на Луне разви­лись только до своего пятого принципа и желали развить свой шестой принцип на Земле. Также су­ществовали существа второго класса, которые уже развили свой шестой принцип на Луне и желали затем развить свой седьмой принцип на Земле. Они ожидали такого развития от эволюции Зем­ли. Затем также существовал человек как таковой, который перешел на Землю со своими тремя прин­ципами, чтобы развить свой четвертый принцип.

Итак, мы можем различить человеческие суще­ства, ожидающие возможности развить свое Я, люциферические существа, ожидающие развить свой шестой принцип, и люциферические суще­ства, которые хотели бы развить свой седьмой принцип. Мы не будем рассматривать существ, которые были готовы развить свой пятый прин­цип, однако существовали и такие.

Теперь вы видите, что мы различили три клас­са, так сказать, микрокосмических земных су­ществ, три класса существ, которые явились на сцену эволюции Земли. Из этих трех классов су­ществ, однако, только один мог завоевать для себя на Земле физическое тело; ибо условия, которые Земля предоставляла для развития физического тела, могли быть организованы только в соответ­ствии со своим полным земным соответствием четвертому принципу человека. Только те суще­ства могли приобрести физическое тело для себя, кто желал развить свой четвертый принцип как «Я». Остальные существа, те, что стремились раз­вить шестой и седьмой принцип, не могли полу­чить для себя физические тела. Ибо не существо­вало возможности на Земле для непосредственно­го приобретения физического человеческого тела для существ, которые вошли в эволюцию Земли такими неподготовленными к ней. Что должны были делать эти существа? Они должны были ска­зать себе: конечно, мы не можем иметь непосред­ственный доступ к физическому телу человека, состоящему из плоти и костей, ибо такие тела предназначены для человеческих существ, кото­рые развивают свое «Я». Следовательно, мы дол­жны найти убежище в некой замене физического тела; мы должны искать человеческих существ, ко­торые относятся к наиболее высоко развитым, то есть таких, которые развили, скажем, свой четвер­тый принцип. Мы должны внедриться в такие че­ловеческие существа, и в них наша природа долж­на действовать таким образом, что они окажутся способны формировать свой шестой или седьмой принцип. Следствием этого было то, что среди обычных человеческих существ древних времен появились некоторые, которыми овладели выс­шие люциферические существа. Таковые стояли выше чем человек, так как они должны были сфор­мировать свой шестой или седьмой принцип, че­ловек же – только свой четвертый принцип. Такие высшие существа люциферического рода пришли на Землю в земных человеческих телах. Они были вождями земного человечества; они знали и пони­мали значительно больше и могли делать значи­тельно больше, чем другие люди. Нам даются ука­зания на таких существ в древних сказаниях и ле­гендах и рассказывается о них, что здесь и там они были основателями великих городов, что они были великими вождями людей и так далее. Они были не только обычными людьми на Земле, но они были людьми, которыми овладели такие выс­шие существа люциферического рода – овладели в лучшем смысле слова. Мы лишь тогда сможем понять эволюцию человека на Земле, если будем учитывать появление таких существ.

Однако, из-­за того, что они не могут получить человеческие тела для себя, наименее развитые из этих существ всегда стараются продолжить свою эволюцию в телах других человеческих существ. А это как раз является тем, что мы бы­ли способны охарактеризовать. Люциферические существа всегда обладают стремлением продол­жить свою эволюцию описанным образом, овла­девая человеческими существами; и они все еще продолжают делать это сегодня. Люцифер и его слуги действуют в душе человека; мы являемся сце­ной для эволюции Люцифера. Тогда как мы, че­ловеческие существа, просто берем себе земное человеческое тело, чтобы развивать себя, такие люциферические существа берут нас и развивают себя в нас. А это является соблазном для чело­веческих существ – то, что люциферические су­щества действуют в них.

Однако, тем временем такие люциферические духи продвинулись далее в развитии, также как продвинулись и человеческие существа. Так что очень многие из них, которые, скажем, когда че­ловек вошел в Атлантический период времени, стояли на пороге, будучи готовыми развить свой шестой принцип, теперь сформировали уже свой седьмой принцип, хотя конечно такая эволюция на Земле не была нормальной. Такой дух осуществ­ляет это следующим образом. Он овладевает че­ловеком, возможно, только на несколько лет, для того, чтобы использовать опыт этого человека, который, в свою очередь, продолжает свою соб­ственную эволюцию. Ничто не является негатив­ным в природе человека; так как мы можем при­нести душу сознательную к выражению в наше время, мы призываемся быть захваченными люци­ферические духами, которые развивают свой седь­мой принцип. Кем становится человек, когда им овладевает такой возвышенный люциферический дух? Гением! Однако из­-за того, что им, как че­ловеком, овладели и реальная природа человека озарена таким высшим существом, он является непрактичным для обычных земных задач, но дей­ствует лишь в некоторой одной области как пер­вопроходец и лидер.

Нельзя говорить о люциферическом духе как если бы он был чем-­то совершенно негативным; однако из­-за того, что он развивает себя как пара­зит, вторгаясь в человеческое существо, он застав­ляет человека, которым он овладел, как бы инс­пирируя, действовать под его влиянием как гений. Итак, люциферические духи являются абсолютно необходимыми, и одаренные люди на Земле – это те, в ком (обычно только в течение пары лет) дей­ствует усердно люциферический дух. Если бы это было не так, Эдуард Шюрэ не был бы способен изобразить Люцифера с симпатией, ибо Люцифе­ру предназначена своя доля в великом культурном прогрессе Земли. И это характеризует недалекое мышление – в рамках традиционного христиан­ства – видеть в люциферическом существе только коварного дьявола: это есть не что иное как фили­стерство. «Природа есть грех, дух есть дьявол; они лелеют между собой сомнение – их уродливое вне­брачное дитя», – читаем мы в Фаусте. Это опреде­ленно свойственно для узкого, традиционно сфор­мированного христианства – называть Люцифера дьяволом и ненавидеть его; однако тот, кто обла­дает пониманием эволюции человека, знает, что принцип люцифера действует в гении. Для иссле­дователя духовной науки свойственно прямо смот­реть на такие вещи.

Итак, мы не должны иметь никакого побужде­ния, какого бы рода оно ни было, возвыситься до нашего пятого и шестого принципа, если эти духи не подталкивают нас вперед. Это люциферические духи, им мы действительно обязаны данному по­буждению вперед, потому что они пытаются таким образом осуществить свою собственную эволю­цию, и через нее мы сами можем вырастать над нашим «Я». Будет слишком простым сказать, что поэты, гении, люди искусства вырастают над узко ограниченным «Я» человека.

Таким образом, мы смотрим ввысь на люцифе­рических духов определенным образом как на вож­дей человечества. Мы должны освободиться от узости, от всего ортодоксального христианства, называющего люцифера лишь дьяволом, достой­ным ненависти. Мы должны распознать освобож­дающий характер принципа люцифера, который также был установлен добрыми Богами. Ибо он ведет нас к возвышению над нашим «Я» в течение эволюции Земли, так что мы пророчески задей­ствуем то, что придет к нам как наше достояние только в течение эволюции Юпитера. Таким об­разом, фактически существует взаимное влияние микрокосмических существ, которые присутст­вовали в начале эволюции Земли – такое взаим­ное влияние, которым человеческие существа, в то время как они развивают свое собственное «Я», ведутся вперед существами, которые соотно­сятся с ними таким образом, что являются более высшими, чем человек, ибо они уже развили свой пятый принцип и развивают шестой, либо уже развивают седьмой принцип, в то время как чело­век еще работает только над своим четвертым принципом. Итак, в таких люциферических суще­ствах мы видим микрокосмических сверхчелове­ческих существ.

А теперь мы отвлечемся от этих духовных су­ществ, которых мы рассматриваем как люцифе­рических, и рассмотрим природу Христа.

Христос совершенно радикально отличается от остальных существ, разделяющих эволюцию Земли. Он является Существом совершенно дру­гого порядка; Он является Существом, Которое осталось вне эволюции не только в течение разви­тия Луны, как сделали люциферические духи, но Которое, фактически предвидя эволюцию Луны, осталось вне еще раньше, а именно в течение эво­люции древнего Солнца; и это было сделано исхо­дя из определенной непогрешимой мудрости, го­раздо превосходящей человеческую, что Он остал­ся позади в течение эволюции древнего Солнца. Мы не можем рассматривать такое Существо как микрокосмическое в том смысле, который прила­гается к остальным рассматриваемым нами суще­ствам; ибо мы должны рассматривать как микро­космических существ тех, которые были связаны с этой эволюцией Земли уже с самого ее начала. Христос не был непосредственно связан с эволю­цией Земли, но – с эволюцией Солнца. Он был макрокосмическим Существом с начала эволюции Земли, Существом, которое было предоставлено совершенно иным условиям эволюции, отличным от условий развития микрокосмических существ. И условия Его эволюции были особого рода; они были таковы, что это макрокосмическое Существо Христос развило макрокосмическое «Я» вне условий Земли. Ибо для этой эволюции Христа было естественным прийти к совершенному «Я» вне Земли, к «Я» макрокосмического рода, а затем низойти на Землю.

И, таким образом, для эволюции Существа Христа было естественным, когда Он нисшел из Макрокосмоса на нашу Землю, привнести в нее ве­ликий Импульс макрокосмического «Я» для того, чтобы «Я» микрокосмическое, «Я» человека мог­ло принять этот Импульс и оказалось способным продвигаться вперед в своей эволюции. Это было естественным для Христа – обладать Импульсом макрокосмического «Я», а не импульсом микрокос­мического «Я», развитым настолько же, насколько человек на Земле развил свое микрокосмическое «Я». Таким образом, Христос есть Существо, Ко­торое в определенном смысле является подобным человеческому существу, только человек, однако, является микрокосмическим существом и принес свои четыре принципа к выражению микрокосми­чески, а следовательно обладает своим «Я» также микрокосмически – как земным «Я». Христос же обладает им как космическим «Я». Его эволюция была такова, что она была великой и важной в силу совершенства того «Я», которое Христос принес вниз на Землю. И Христос не обладал ни пятым и ни шестым микрокосмическим принципом, ибо Он будет развивать таковые на Юпитере и на Вене­ре, для того, чтобы Он мог дать их тогда человеку.

Христос является, следовательно, четырех­членным Существом, включающим макрокосми­ческое «Я», также как и сам человек микрокосми­чески является четырехчленным существом. И если человек в течение земного периода имеет миссию развития своего «Я» для того, чтобы быть способным принять, Христос, в отличие от этого, должен развить Свое «Я» для того, чтобы быть спо­собным дать. Когда Он нисшел на Землю, все Его Существо было включено в действие для приведе­ния Своего четвертого принципа к наиболее со­вершенной форме. И вследствие этого теперь каж­дый макрокосмический принцип имеет внутрен­нюю связь с соответствующим микрокосмическим принципом; четвертый макрокосмический прин­цип в Христе соответствует четвертому микрокос­мическому принципу в человеке, а пятый принцип в Христе соответствует Самодуху в человеке.

Таким образом Христос, вступив на Свой зем­ной путь, принес вниз к человеку из макрокосмоса то, что человеку надлежит развить микрокосмиче­ски – только Христос принес это как макрокосми­ческий принцип. Он вошел в эволюцию Земли та­ким образом, что в течение такого земного пути Он не будет обладать пятым, шестым и седьмым принципом как Своим достоянием, также как и че­ловек на своем земном пути не обладает ими.

Христос является Существом, которое разви­валось макрокосмически вплоть до четвертого принципа. Эволюция же Его четвертого прин­ципа в течение земного пути состоит в даровании Им человеку всего того, что позволит ему развить свое «Я».

Если мы предпримем полный обзор, мы име­ем в начале эволюции Земли три класса существ: человеческие существа, которые должны были привести свой четвертый принцип к полному раз­витию на Земле; класс люциферических существ, которые должны были развить свой шестой прин­цип; и класс люциферических существ, которые должны были развить свой седьмой принцип. Эти существа в силу того, что они должны были раз­вить свой шестой и седьмой принцип, стояли выше чем человек, они действительно были орга­низованы гораздо выше человека в этом отноше­нии. Однако они в этом отношении были органи­зованы также и выше Христа; ибо Христос, в Его приверженности к человечеству, должен был при­вести к выражению на Земле Свой четвертый принцип. Спросим себя: если кто­-то будет ускорять развитие человека приведением к выражению чего-либо, отличного от истинного «Я», самого внутреннего существа человека, то есть достигать все более высших и высших стадий, будет ли это Христос? Нет, это будут люциферические духи, ко­торые хотят в определенном смысле вести чело­века выше «Я».

Любой, кто смотрит на существо дела поверх­ностно, может сказать: «Конечно, тогда Христос стоит ниже чем, например люциферические духи», потому что Христос пришел на Землю с чем­-то, что является полностью соотнесенным лишь с четвертым принципом человека. По этой при­чине Он совсем не соответствует задаче вести че­ловека к какому­-то развитию, превышающему его «Я», но имеет своей миссией только всё глубже ве­сти человека в его собственное душевное суще­ство, вести индивидуальное существо души чело­века все более и более в самое себя. Люцифери­ческие же существа развили четвертый, пятый и шестой принципы и, следовательно, определен­ном образом стоят выше, чем Христос.

В реальности это будет действовать в будущем так, что через принятие Принципа Христа в при­роду человека эта природа человека будет стано­виться все более и более углубленной, будет при­нимать все больше и больше Света и Любви в свое существо; таким образом, человеческое существо будет ощущать Свет и Любовь как принадлежащие ему самому. Неизмеримое углубление души че­ловека – это будет даром Импульса Христа, кото­рый будет действовать всегда дальше и дальше, действовать вечно. И когда вновь придет Христос, как было уже представлено это Пришествие во многих наших лекциях, тогда Он будет действо­вать только над углублением души человека. Ос­тальные духи, которые имеют более высокие прин­ципы чем Христос, хотя это только микрокосми­ческие принципы, будут в определенном смысле вести людей к более высоким принципам, нежели его «Я». Христос будет углублять внутреннюю жизнь человека, но также делать его более скром­ным; люциферические духи будут вести человека к возвышению над его «Я» и делать его мудрым, умным, талантливым, но также в определенном смысле и надменным, – они будут учить его, что он может стать как бы сверхчеловеком даже уже в течение эволюции Земли. Следовательно всё, что будет вести в будущем человека, к возвыше­нию его над его собственным «Я», что будет делать его гордым своей собственной человеческой при­родой даже здесь на Земле – это будет импульсом Люцифера; то же, что будет делать человека более глубоко искренним, что принесет его внутреннюю жизнь к таким глубинам, к которым он может прийти только через полное развитие четверто­го принципа, – это придет от Христа.

Люди, которые смотрят на существо дела по­верхностно, скажут, что Христос действительно стоит ниже, чем люциферические существа, ибо Он развил только четвертый принцип, а другие – высшие принципы. Только разница заключается в том, что эти другие существа приносят высшие принципы как нечто паразитическое, навязанное природе человека; а Христос приносит четвертый принцип таким образом, что он проникает при­роду человека, основывается в ней и наполняет ее силой. Как плотское тело Иисуса из Назарета было однажды проникнуто и наполнено силой четвер­того макрокосмического принципа, так и тело тех, кто принял Импульс Христа в себя, будет проник­нуто четвертым макрокосмическим принципом. Как четвертый макрокосмический принцип явля­ется для человека даром Христа, так шестой и седь­мой принципы будут дарами люциферических ду­хов. Таким образом в будущем – а такое время под­готавливается уже теперь – мы можем увидеть, что люди с недостаточным пониманием скажут: если мы исследуем Евангелия или другим образом по­зволяем действовать на нас тому, что дал Христос человечеству, мы видим, что в отношении Его уче­ния Он не организован так высоко, как, вероятно, организованы другие духовные существа, связан­ные с человечеством. Они определенным образом выше, чем человек. Они не могут проникнуть все­го человека, но они коренятся в его интеллекте, они делают его гением! И тот, кто воспринимает эти вещи только внешне, скажет, что такие суще­ства стоят выше, чем Христос. И придет время, когда наиболее могущественные, наиболее значи­тельные из этих люциферических духов, которые пожелают повести людей, так сказать, выше их самих, будут превознесены и станут воспринимать­ся как великие вожди людей; и будет говориться, что то, что был способен предоставить Христос, есть на самом деле только переходный мост. Уже теперь существуют люди, которые говорят: «Что такое учение Евангелий! Мы переросли их!» Как уже было сказано, люди укажут на возвышенный, универсальный дух, дух гениев, который завладе­ет телесной природой человека, которую он про­никнет своей гениальностью. Будет сказано, что он превосходит даже Христа! Ибо Христос был тем, кто дал возможность развить четвертый прин­цип; однако этот другой, возвышенный дух дает возможность в течение эволюции Земли достичь седьмого принципа.

Таким образом, Дух Христа и дух таких существ встанут один наряду с другим – Дух Христа, от Ко­торого человечество может надеяться получить могущественный макрокосмический импульс чет­вертого принципа, и люциферический дух, кото­рый желает определенным образом вести челове­чество выше этого.

Если люди согласятся с тем, что мы можем при­обрести от люциферических духов только то, на что мы можем взирать тем же самым образом, как мы взираем вниз на нашу низшую природу, тогда они поступят правильно. Но если явятся люди, заявляющие: «Смотрите, Христос дает только чет­вертый принцип, в то время как такие духи дают шестой и седьмой принцип», – такие люди будут почитать и превозносить Антихриста.

Таким образом, в будущем даст почувствовать себя отношение Антихриста к Христу. И с внешним интеллектом, с внешней мудростью невозможно будет постичь правильно такие вещи; ибо станет возможным произвести много такого, что, с точки зрения интеллекта и таланта, будет более мудрым в Антихристе, чем то, что все больше и больше бу­дет струиться в человеческую душу от Христа как высший принцип человека. В силу того, что чет­вертый макрокосмический принцип приносится человеку Христом, он бесконечно более важен, чем все микрокосмические принципы, ибо он по­истине принцип Макрокосмоса; он сильнее, чем они, хотя он соотносится с «Я» человека сильнее, чем все другие, которые могут быть приобретены в течение эволюции Земли. Но из-­за того, что он является только четвертым принципом, он мыс­лится внешне как более низкий, чем пятый, шес­той и седьмой, которые приходят от люцифери­ческих духов; и особенно ниже, чем тот, который приходит от Антихриста. Исключительно важно, чтобы на основе духовной науки было восприня­то истинное положение дел в этом отношении.

Когда­-то отношении теории Коперника, кото­рая установила Землю в движение, выхватила ее из покоя, в котором она находилась прежде и на­правила ее вокруг Солнца, что показало, что Зем­ля является крупицей пыли во Вселенной, – в от­ношении этой теории говорили: как может идея христианства существовать вместе с ней? Про­тиворечие создано. Между христианской мыслью и естественной наукой возникло противоречие, потому что в древние времена люди могли подни­мать взор к Кресту на Голгофе и к Христу; Земля представлялась им местом, избранным изо всей Вселенной, а другие космические тела казались меньшими и, в действительности, существовали ради Земли. То есть Земля казалась людям, можно сказать, достойной нести на себе Крест Голгофы! Но когда теория Коперника все­-таки завладела духом людей, они стали глумиться и говорить: дру­гие космические тела должны иметь по меньшей мере равное значение с Землей, так что Христос должен был бы переходить с одного тела на дру­гое; но так как другие мировые тела значительно больше, чем Земля, то было бы действительно странным, что Богочеловек должен свершить Свое спасительное Деяние на этой маленькой Земле! Один скандинавский ученый действительно выс­казал это. Он придерживался такого взгляда отно­сительно Мистерии Христа, что это было так, как если бы величественная драма была представлена на маленькой сцене в провинции или в деревенском театре, вместо того, чтобы быть представленой на большой сцене в столице. Он заявил: «Это абсурд­но, что величайшая мировая драма должна была совершиться не на величайшем космическом теле. Это в точности то же самое, как если бы великое представление было дано не в великолепном сто­личном, а в бедном деревенском театре!»

Такое заявление является, конечно, весьма оригинальным, но мы можем ответить, что хрис­тианское предание создано с большой тщательно­стью и истинной мудростью, так что любые подоб­ные глупости никак не могли бы иметь там места. Даже одна из важнейших сцен этой драмы не толь­ко не была привязана к какому­-то великолепней­шему месту на Земле, но именно – к бедному хлеву. Такой факт уже показывает, что никакое возраже­ние, подобное сделанному скандинавским ученым, не может быть состоятельным. Люди не видят, сколь непоследовательными они являются со сво­ими оригинальными и умными мыслями. Подоб­ные мудрствования несостоятельны перед лицом великой простой истины, которая дана в христи­анском предании. И если это христианское сказа­ние помещает сцену рождения Иисуса не в велико­лепной, значительной на земле столице, а в бедном хлеве, то не покажется абсурдным, что именно Зем­ля, в отличие от величайших космических тел, должна была быть выбрана как место, достойное нести на себе Крест.

В целом, тот способ, каким христианское уче­ние утверждает то, что Христос должен был при­нести человечеству, является указанием на вели­кое учение, которому духовная наука должна дать сегодня снова путь к людям. Если мы позволим Евангелиям действовать на нас, мы можем обна­ружить здесь глубочайшие истины духовной науки, как мы часто это видели.

Однако как такие великие истины содержатся в Евангелиях? Можно было бы сказать, что люди, которые не обладают даже искоркой Импульса Христа в себе, но желают возвыситься до понима­ния того, что есть в Евангелиях, должны совер­шенно измучить свои мозги – ими должна быть развита для этого определенная гениальность! Из того факта, что так мало людей готовы понять ду­ховно­научное освещение Евангелий даже в ма­лейшей степени, можно заключить, что обычное сознание человека на это не способно. А посред­ством люциферических сил, с определенным раз­витием гениальности, Евангелия могут быть поня­ты чисто поверхностным образом. Однако то, как они представлены – как эти истины предстают перед нами? Они приходят к нам, как если бы они – будучи наиболее совершенным и наивысшим Благом – изливались непосредственно из Суще­ства Христа, изливались к нам без усилия или на­пряжения любого вида, и обращаясь таким обра­зом к сердцам, которые позволяют пронизать себя Импульсом Христа – тем, что все больше и боль­ше просветляет и согревает души. Способ, кото­рым величайшие истины представлены здесь че­ловеку, противоположен какому бы то ни было умному методу. Весь метод  Евангелий заключает­ся в том, что эти истины изливаются в совершен­стве из четвертого макрокосмического принципа Христа Иисуса прямым, изначальным, элементар­ным образом, и они непосредственно переходят к людям. В самом деле, какая гениальная изобре­тательность предпринималась уже, когда посред­ством человеческой мудрости, проницательности всего люциферического в эволюции человека, давались наиболее изощренные объяснения еван­гельских слов Христа; и мы только постепенно будем продвигаться к их простоте и грандиознос­ти, к их фундаментальному характеру. И как обсто­ит дело со словами Христа, так же обстоит дело и с фактами, касающимися самого Христа.

Один очень значительный немецкий теософ сказал уже в первой половине девятнадцатого сто­летия, что можно видеть, как интеллект человека все более и более проникнут люциферическим принципом. Это был Трокслер. Он заявил, что интеллект человека стал полностью люцифери­ческим во всем, что он содержит. Как правило, очень трудно сделать непосредственное указание на более глубокие теософские истины; но те, кто посещал курс моих лекций в Праге, вспомнят, что я ссылался на Трокслера в то время для того, что­бы показать, что уже он знал то, что теперь может быть познано относительно эфирного тела чело­века, ибо он заявил: интеллект человека проник­нут люциферическими силами.

Если мы представим такой факт, как Воскресе­ние, средствами, которые дает духовная наука, то какой странный факт предстанет перед нами? Если мы сегодня, пренебрегая люциферическими сила­ми, хотим осознать Воскресение при помощи бла­гих сил антропософии, мы должны будем указать на факт, что при Крещении Иоанном в Иордане, произошло нечто значительное. Тогда три тела мальчика Иисуса Евангелия от Луки были проник­нуты макрокосмическим Существом Христа, Ко­торое затем прожило три года на Земле, а затем эти три тела прошли через Мистерию Голгофы вместе с этим Существом Христа. Развитие Иису­са Христа в течение этих трех лет было, конечно же, отличным от развития других людей. Мы дол­жны исследовать всё, относящееся к такому раз­витию, так что входя в фундаментальные факты с принципами духовной науки, мы можем осознать, чем в действительности явилось Воскресение.

Иисус из Назарета стоял у Иордана. В акте Крещения Его Я отделилось от физического тела, эфирного и астрального тел, а макрокосмическое Существо Христа снизошло вниз, завладело эти­ми тремя телами и затем жило в них до третьего апреля тридцать третьего года – как мы могли это определить. Но это был другой род жизни, ибо, на­чиная с Крещения, эта жизнь Христа в теле Иису­са из Назарета была медленным процессом умирания. С каждым последующим периодом времени в течение этих трех лет что­-то из оболочек Иисуса из Назарета, можно сказать, отмирало. Эти обо­лочки медленно отмирали, так что по прошествии этих трех лет все тело Иисуса из Назарета было уже близко к состоянию трупа и удерживалось в целостности только силой макрокосмического Су­щества Христа. Вы не должны полагать, что то тело, в котором обитал Христос, было подобно любому другому телу; оккультное исследование под­тверждает, что уже через полтора года после Кре­щения Иоанном в Иордане оно находилось в та­ком состоянии, в котором, скажем, обычная душа человека сразу ощутила бы, что тело отпадает от нее; оно удерживалось только могущественным макрокосмическим Существом Христа. Это было постоянное, медленное умирание, продолжавше­еся три года. И это тело достигло предела распаде­ния, когда свершилась Мистерия Голго­фы. Затем было лишь необходимо, чтобы пришли люди, упомянутые в повествовании, с их особо приготовленными специями и произвели хими­ческое соединение между этими специальными веществами и телом Иисуса из Назарета, в кото­ром макрокосмическое Существо Христос обита­ло три года, а затем поместили его в гробницу. Очень немногого было на самом деле достаточно, чтобы такое тело стало прахом. Дух же Христа, то есть Сам воскресший Христос облекся в эфирное тело, уплотненное, можно сказать, до физической видимости; и затем Он удалился и явился тем, кому Он мог явиться. Он не был видим для каждого, потому что это было фактически уплотненное эфирное тело, в котором Христос пребывал по­сле Воскресения; то же тело, что было помещено в гробницу, разложилось и стало прахом. И соот­ветственно позднейшим оккультным исследова­ниям, подтверждается, что тогда имело место зем­летрясение. Это было поразительно для меня – установить в ходе оккультных исследований, что тогда произошло землетрясение, как это и указа­но в Евангелии от Матфея. Земля разверзлась, прах трупа низвергся в расщелину и соединился со всей субстанцией Земли. Вследствие сильных толчков, сопутствовавших землетрясению, одеж­ды оказались в том положении, как они были найдены, соответственно описанию в Евангелии от Иоанна. Это замечательно там описано.

Итак, мы должны понимать Воскресение ок­культно, и мы тогда вовсе не приводимся к проти­воречию с Евангелиями. Я часто обращал внима­ние на факт, что Мария Магдалина не узнала Хри­ста, когда Он явился ей. Как возможно кому­-либо не быть в состоянии распознать снова того, кого можно было видеть лишь несколько днями преж­де, тем более, что таковым была такая выдающая­ся индивидуальность, как Иисус Христос? Еванге­лие повествует, что Мария Магдалина не узнала Его, и тогда Он должен был явиться ей другим об­разом. Она распознала Его, только когда услыша­ла Его речь. Тогда она стала осознавать Его.

Все подробности Евангелий полностью доступ­ны оккультному пониманию. Но кто-­либо может сказать, что Фома был испытан воскресшим Хри­стом, когда Он явился ученикам, Он дал ему по­чувствовать рубцы и раны своими руками, – стало быть, нужно предположить, что рубцы все еще были здесь, что Христос пришел к ученикам в том же теле, которое было превращено в прах. Нет! Представьте, что некто имеет рану; тогда его эфир­ное тело сжимается особым образом и формиру­ет род рубца. И вот, в том особым образом уплот­ненном до видимости эфирном теле, в которое Христос облачил Себя, такие следы ран были так­же видимыми, – они были особенно уплотненны­ми местами, так что даже Фома мог чувствовать, что имеет дело с реальностью.

Это евангельское изложение совершенно за­мечательно в оккультном смысле. Оно никоим образом не противоречит факту, что мы имеем здесь дело с эфирным телом, уплотненным до ви­димости силой Христа. А затем должна была иметь место сцена в Эммаусе с принятием Им пищи.. Мы находим ее описанной в Евангелии, и это не обыч­ное принятие пищи, но растворение пищи непо­средственно эфирным телом, посредством сил Христа, без помощи физического тела.

Все эти вещи могут быть поняты сегодня по­средством оккультных принципов на основе духов­ной науки. Исключая плохо переведенные изложе­ния, Евангелия могут быть поняты определенным образом буквально. Все замечательным образом становится ясным, и любой, кто понял это, скажет себе, когда он встретит какое­-либо противоречие: «Я недостаточно умен понимания этого». Он не посчитает себя слишком умным, как те современ­ные теологи, что заявляют: «Мы не способны осоз­нать Воскресение, как оно описано в Евангелиях!» Нет, мы можем осознать его самым соответствую­щим образом, если мы понимаем принципы.

Как все, о чем теперь было сказано, действует на рассудок человека? Это воздействует на людей таким образом, что они говорят: «Если я должен верить в Воскресение, тогда я должен свести к нулю все, что я приобрел до сих пор через рас­судок. Этого я сделать не могу. Следовательно, Вос­кресение должно быть предано забвению». Рассу­док, который так заявляет, настолько проникнут Люцифером, что он и не может осознать подоб­ные вещи. Такой рассудок будет приходить к тому, чтобы все более отвергать значительный, сущно­стный язык Евангелий, сами факты древних вре­мен и то, что связано с Мистерией Голгофы. Но духовная наука будет призвана осмыслить такие вещи, даже вплоть до малейших деталей. Она не будет отвергать всё то, что как пятый, шестой и седьмой принципы может превосходить четвер­тый макрокосмический принцип. Однако она бу­дет показывать в четвертом макрокосмическом принципе величайший Импульс, который был дан эволюции Земли.

Однако из этого вы видите, что в определен­ном отношении непросто понять эволюцию Хри­ста на Земле, имея в виду кажущееся оправданным возражение, что упоминавшиеся здесь особенные духи, люциферические духи, ведут к другим, более высоким принципам. Однако, они ведут только к микрокосмическим принципам. Я выразил это ра­нее, когда говорил и в других лекциях: Христос является определенного рода центральным пунк­том, в котором Существо действует через Его дея­ние, Существо действует через то, что Оно есть.

Вокруг Христа восседают двенадцать Бодхи­саттв мира, на которых струится то, что истекает от Христа, и которые возвышают это в смысле возрастающей мудрости до высших принципов. Но это все изливается из четвертого принципа – даже на высшие принципы, в той мере, в какой таковые развиваются на Земле. На этот счет суще­ствует много ошибок, ошибок в отношении уни­кальности Христа, потому что не существует ясно­го понимания, что в Христе мы совершенно реаль­но имеем дело с четвертым принципом, но с макрокосмическим четвертым принципом, и даже если более высшие принципы могут быть развиты, они являются лишь микрокосмическими принципами существ, которые не пришли к полному развитию на Луне, но которые своеобразным образом пре­восходят человека. В силу того, что они пришли к развитию в течение эволюции Луны, они в сво­ем существе развили на Луне то, что человеческие существа должны развить только на Земле.

Мы должны возвысится до понимания таких вещей, если хотим осознать истинное место прин­ципа Христа в нашей земной эволюции, если мы хотим ясно видеть, почему Антихрист будет в бу­дущем воспринят как нечто более высокое, чем сам Христос. Антихрист будет, возможно, признан более мудрым, обладающим большей гениальнос­тью, чем Христос; он завоюет мощное движение последователей; однако последователи духовной науки должны быть подготовлены заранее, так чтобы не быть обманутыми тем, что было только что охарактеризовано. Более чем что­-либо дру­гое будет необходимо со всей определенностью утвердиться на благих принципах духовной на­уки, чтобы не быть обманутыми в этой области. Это было наипервейшей миссией того эзотериз­ма, который развивался на Западе с двенадцатого века и о котором многое уже было нами сказано, – миссией ясной выработки того, что дол­жно быть сказано о природе Христа в этом отно­шении. Таким образом, тот, кто твердо опреде­лился в таком эзотеризме, распознаёт все более и более ясно, что Христос занимает центральное положение в эволюции Земли.

А относительно любых пресловутых физичес­ких реинкарнаций Христа на нашей Земле можно предложить такое простое сравнение: как равно­весие весов должно быть поддерживаемо только в одной точке, а не в двух или в нескольких, точно так же и эволюция Земли имеет только один ос­новной Импульс. И любой, кто принимает не­сколько физических инкарнаций Христа, делает ту же самую ошибку, что и тот, кто предполагает, что чаши весов для того, чтобы правильно функ­ционировать, должны поддерживаться в двух точ­ках. И любой, кто приходит на Землю в несколь­ких реинкарнациях, не был бы Христом. Это является фактом, который каждый достаточно подготовленный оккультист может выдвинуть относительно природы Христа. Таким образом, уже посредством этого простого сравнения мы всегда можем указать на уникальность природы Христа; и здесь Евангелия и духовная наука нахо­дятся в совершенном согласии.

Публикуется по изданию:
ЧЕЛОВЕК КАК ЗЕМНОЕ И КАК НЕБЕСНОЕ СУЩЕСТВО (Сб. из шести лекций)
© СПб.: Изд-во им. Вл. Соловьёва, 2005
© СПб.: «Деметра», 2005 


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • О внутренней жизни.
  • Личное, безличное, сверхличное.
  • «Кровь – совсем особый сок».
  • Основополагающее настроение в отношении человеческой кармы.
  • Человек как земное и как небесное существо. Алфавит - выражение тайны Человека.
  • Приложение. И всё-таки: Штейнер или Штайнер?
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4430
    Результат опроса