Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > GA > Доклады > Материалы Эзотерической школы

Школа посвящения прошлого. Мистерии Духа, Сына и Отца


7 марта 1907 г., Дюссельдорф

(Текст дается по неполной записи Алисы Кинкель. В круглых скобках — дополнения по записи другого участника.)

Теософское движение не есть нечто, что пришло в нашу эпоху произвольным действием того или иного отдельного человека, того или иного сообщества. Оно связано со всем развитием человечества и как таковое должно рассматриваться в качестве одного из важнейших культурных импульсов (внесенного теми, кто умеют понимать развитие человечества). Если мы хотим ориентироваться в этой миссии Теософского движения, нам нужно заглянуть в прошлое и будущее человечества. Так же, как проделали свое развитие отдельные люди — начиная с того момента, когда они впервые низошли из лона божества в качестве индивидуальных душ, — такое же развитие проделало и всё человечество в целом.

Представьте-ка себе, какие изменения и какое развитие можно обнаружить на поверхности Земли, — как основательно здесь всё изменилось! То, что мы привыкли называть «человечеством», появилось только как итог так называемой пятой коренной расы. Ей предшествовало иное человечество, четвертая коренная раса, континент которой, Атлантиду, надо было бы искать примерно между сегодняшними Европой и Америкой. Наши предки видели эту Атлантиду в совсем ином облике. Там царила совсем другая культура. У древнего атланта не было развитого рассудка и разума, но зато он был наделен тонкими сомнамбулически-ясновидческими силами. Логики, комбинирующего рассудка, науки, искусства, каковые имеем мы сегодня, в древней Атлантиде не было, ибо представление, мышление и чувствование человека были там совершенно иными. Комбинировать, считать, вычислять, читать, как теперь, человек тогда не смог бы. Но в нем жили известные сомнамбулически-ясновидческие силы. Он умел понимать язык природы, то, что говорил ему Бог в плеске волн, раскатах грома, в шелесте леса, в тончайших ароматах цветов. Он понимал этот язык природы и был в созвучии со всей природой. Тогда не было ни закона, ни юриспруденции, чтобы решать отношения соседа с соседом. Нет, в те времена атлант выходил и слушал деревья, ветер, и те говорили ему, как поступать.

В народных сказаниях, которые никогда не бывают чем-то случайным, вымышленным, в прекрасной форме сохранились воспоминания о древней Атлантиде, например, в «Песни о Нибелунгах». Слово «Nibel» или «Nifel» намекает на то, что Рейн и все реки — это воды, оставшиеся от туманных масс180 древней Атлантиды. А мудрость, оставшаяся от нее, показана сокровищем, сокрытым в них. На континенте между Америкой и Европой находилась также школа-питомник древних адептов, где пребывали те, кто были способны стать учениками великих индивидуальностей, которых мы называем Мастерами Мудрости и Созвучия Ощущений.

Место, где находилась эта школа адептов, теперь пришлось бы искать в середине Атлантического океана. Учеников там учили совсем иначе, нежели учат сегодня. Совершенно иначе — могущественно можно было тогда воздействовать от человека к человеку посредством той силы, которая тогда содержалась еще в словах. То, что сегодня еще продолжает жить в народе, — это тонкое чувство внутренне духовной, оккультной силы слова. Теперешнюю силу слова вы абсолютно не сможете сравнить с тогдашней. Это было нечто совершенно могущественное: слово само уже пробуждало силы в душе ученика. Сегодняшняя мантра далеко уже не имеет той силы, как в те времена, когда слова не были еще так пронизаны мыслями. При звучании этих слов поднимались душевные силы ученика. Происходившее можно назвать человеческим посвящением через природу языка, обладавшего могучим воздействием. Звучал там и другой ясный язык — в воскурениях, в возжигании таких веществ, как ладан и т. д.

Там создавалась намного более непосредственная связь между душами учителя и ученика. А подобия письменных знаков, бытующие в школе посвящения древней Атлантиды, были подражанием природным процессам, эти знаки чертились рукой в воздухе и воздействовали на дух тогдашнего народа. Они пробуждали в душе силы. (Это оказывало мощное воздействие на сомнамбулический дух тогдашнего народа и возбуждало душевные силы.)

Так, каждая раса имеет свою задачу в развитии человечества. Задача нашей, пятой основной, или коренной, расы состоит в том, чтобы к четырем членам человеческого существа присоединить то, что именуют манасическим, то есть пробудить понимание через понятия и идеи. Каждая раса имеет свою задачу: задачей атлантической расы было образование Я. Нашей, пятой коренной расе, послеатлантической эпохе надлежит образовать Манас, Самодух.

С закатом Атлантиды, однако, не пропали ее достижения, но самое существенное из всего, что содержалось в атлантической школе-питомнике воспитания адептов, было воспринято небольшим ядром человечества. Эта маленькая группа под водительством (могучей индивидуальности) Ману направилась (вплоть до центра Азии) в район сегодняшней пустыни Гоби. Это маленькое сообщество осуществляло повторение, подражание предшествовавшей культуре и учению, но большей частью в мыслительной сфере. Это были преобразованные в мысли и знаки духовные силы прошлого. Оттуда, из этого центра, позднее, подобно радиальным излучениям, лучам, стали распространяться различные культурные течения. Сперва — чудесная прадревняя доведическая культура, которая впервые преобразовала втекающую мудрость в мысли.

Вторая культура, исшедшая из древней школы адептов, была прадревняя персидская культура. Третья — халдейско-вавилонская, со всей своей чудесной звездной мудростью, величественным жреческим знанием. Четвертой расцвела греческо-римская культура с ее личностным оттенком, и, наконец, пятая — наша. Мы живем навстречу шестой и седьмой культуре. Этим самым я обозначил вам нашу задачу в развитии человечества: транспонировать в мысли, спустить вплоть до физического плана то, что до этой поры присутствовало в космической мудрости.

Когда древний атлант вслушивался в межзвучья звучащего мира — в то, что звучало ему между слышимыми звуками, — он слышал имя того, что познавалось им как божество: Тао. В египетских мистериях вы находите этот тон преобразованным в мысли, в письменность, в знаки — вы находите его в Тао-знаках, Тао-книгах. Всё, что существует как знание, письменность, мысли, впервые пришло в мир в послеатлантическое время. Ранее никто никогда не собирался записывать этого. Понимания таких записей в то время не нашлось бы. Теперь мы стоим в середине манасического развития. Довести до наивысшего выражения мыслительную культуру, но вместе с ней и эгоизм — об этом заботится наша культурная эпоха. Вполне можно сказать, если даже это и звучит гротескно: никогда в мире не было так много силы ума и так мало внутренней способности созерцания, как в нашей современности. Мысль в наивысшей степени отдалилась от того, что является внутренним бытием вещей, далеко отдалилась от внутреннего, духовного созерцания.

Когда священник Атлантиды начертывал знаки в воздухе, то результатом этого воздействия было, главным образом, душевное переживание ученика. В четвертой, греко-латинской эпохе на передний план вступает большей частью личностное. В Греции развивается личностное искусство. В Риме мы находим личностное в управлении государством, и так далее. В наше время мы переживаем эгоизм, сухое личностное, сухое рассудочное. Но наша задача сегодня заключается в том, чтобы постигать оккультное в Манасе, в чистейшей стихии мысли. Постижение спиритуального в этом тончайшем дистилляте (Destillat) мозга — исконная миссия нашего времени. Сделать мысль настолько сильной, чтобы она имела в себе что-то от оккультной силы, — вот поставленная перед нами задача, чтобы мы смогли занять наши позиции для будущего.

Мощным огнем была разрушена Древняя Лемурия, могучими потоками воды — Древняя Атлантида. Погибнет и наша культура, от войны всех против всех, — это предстоит нам. Наша пятая коренная раса погибнет от возросшего до высочайшей степени эгоизма. Вместе с этим, однако, образуется одна маленькая группа людей, которая исходя из силы мысли разовьет силу Буддхи, Жизнедуха, чтобы перенести ее с собой в новую культуру. Всё, что есть продуктивного в стремящемся человеке, будет возрастать всё больше и больше, покуда его личность не взойдет так высоко, что он достигнет вершины свободы. В наше время каждая отдельная индивидуальность должна будет найти некоего водительствующего духа во внутреннем души, найти Буддхи, силу Жизнедуха. Если мы пойдем навстречу будущему так, что сможем воспринимать импульсы культуры только тем способом, каким это осуществлялось в прежние времена, то придем к расколу человечества.

Что мы имеем в настоящем? Каждый хочет быть сам себе господином: эгоизм, себялюбие доведены до предела. Наступает время, когда вообще не будет признаваться ни один авторитет, кроме того, который принимается людьми добровольно, сила которого базируется на свободном доверии. Те мистерии, которые были возведены на власти духа, называются мистериями Духа. Те, которые в будущем будут построены на основе доверия, на силе доверия, называются мистериями Отца. Ими мы завершим нашу культуру. Этот новый импульс власти доверия должен прийти, иначе мы пойдем навстречу раздроблению, навстречу всеобщему культу себялюбия и эгоизма.

Во времена мистерий Духа, которые были построены на несомненно правомерной власти, на авторитете и власти духа, существовали отдельные великие мудрецы. Они обладали мудростью, и лишь тот, кто прошел суровые испытания, мог получить от них посвящение. Теперь, в будущем, нам предстоят мистерии Отца и нам надлежит работать над тем, чтобы каждый в отдельности становился мудрым. Поможет ли это от эгоизма и раздробления? — Да! Ибо тогда только, когда люди обретут высшую мудрость, в которой они не смогут расходиться во мнениях, в которой не существует никакого собственного мнения, никакой личной точки зрения, но лишь одно воззрение, только тогда смогут они быть едины. Оставшись же такими, какие они обычно есть, имея разные точки зрения и так далее, люди всё больше и больше будут разъединяться. Высшая мудрость, однако, всегда порождает у всех людей одно и то же воззрение. Истинная мудрость — одна-единственная, та, которая вновь объединяет людей при наивозможной свободе, без какого-либо принудительного авторитета. Так же, как члены великого Белого Братства всегда находятся в гармонии друг с другом и с человечеством, так некогда через эту мудрость станут едиными и все люди. Только эта мудрость даст основу истинному братству. Поэтому теософия не ставит перед собой никаких иных задач, кроме как принести людям эту идею, теперь — через раскрытие Самодуха, а позднее — Жизнедуха. Великая цель Теософского движения — это чтобы человек становился свободным; сделать возможным, чтобы человек действительно становился мудрым; миссия Движения — дать истине и мудрости влиться в человечество.

Современное Движение духовной науки началось с самого элементарного учения. При этом за тридцать лет, которые протекли с начала Движения, было открыто много важного и в дальнейшем будут открыты ещё более важные вещи. Работа Теософского движения, таким образом, это постепенное проистекание мудрости великого Белого Братства, которое ведет свое происхождение из Атлантиды. Долгие времена подготавливалась эта работа. Вся деятельность великих основателей религий является подготовкой События неповторимого явления Христа Иисуса. Теософия хочет быть наследницей христианства. И она ею будет. Когда однажды осуществятся мистерии Отца, то есть в каждом отдельном человеке совершится развитие Буддхи, тогда каждый найдет свою глубочайшую сущность — Атма, найдет в себе самом Духочеловека. Итак, пришествие Христа Иисуса подготавливал ряд основателей религий: Заратустра, Гермес, Моисей, Орфей, Пифагор. Все их учения преследовали одну цель: дать мудрости влиться в человечество, но всегда только в наиболее подходящей данному народу форме. Так что всё сказанное Христом, по существу, не является чем-то новым. Новое в явлении и учении Христа Иисуса — это его сила дать жизнь тому, что до тех пор было лишь учением.

Христианство принесло человечеству силу объединиться при наивысшей индивидуализации в добровольном признании авторитета Христа Иисуса; через веру в Него, веру в Его пришествие, в его божественность люди могут объединиться в братский союз. Так, между мистериями Духа и мистериями Отца стоят мистерии Сына, питомником которых была школа Святого Павла, к руководству ею он определил Дионисия Ареопагита. При последнем названная школа достигла высшего расцвета, ибо Дионисий учил этим мистериям совершенно особым образом, тогда как Павел распространял учение экзотерически.

Теперь поищем разъяснения с другой стороны, чтобы понять, что это значит: «близятся мистерии Отца». Учителями древней атлантической школы адептов еще были не люди, а существа более высокие, нежели человек. Они завершили свое развитие на предшествующих планетах. И они, прошедшие развитие на древних планетах, учили избранную маленькую группу мистериям Духа. В мистериях Сына, по особым причинам, Христос сам вступил в личность в качестве Учителя: то есть опять же как учитель, который был не человеком, а Богом. В мистериях Отца учителями впервые станут люди. Люди, которые развились быстрее остального человечества, станут тогда истинными Мастерами Мудрости и Созвучия Ощущений. Их называют Отцами. Таким образом, при мистериях Отца водительство человечества от сущностей, низошедших из других миров, переходит в руки самих людей. Это самое значительное.

Подготовить людей к образованию ядра для осуществления этой цели, подготовить их ко всеобщей мудрости, к авторитету, который зиждется только на доверии, и развить понимание этого сперва в небольшом ядре человечества — вот задача теософии. Развитие материальной культуры достигло в XIX столетии своей высшей точки. Вот почему в это время в мир пришел импульс теософии. Через ее посредство подготавливался и пришел в мир противоимпульс материализму, движение, направленное, в противовес последнему, на духовное. Теософия не есть что-то новое, столь же не ново и Теософское движение, оно лишь продолжение того, что уже было. Материализм, эгоизм приносят раздробление человечества, каждый видит только свои интересы. Мудрость должна вновь объединить разобщенных таким образом людей. В полнейшей свободе, без какого-либо принуждения люди объединятся в мудрости. Это задача Теософского движения в наше время. Мы должны уяснить себе, что нам нужно усваивать мудрость в конкретном. Все мы знаем, что такое печка, — ее задача заключается в том, чтобы согревать комнату. Изъясните печке ее задачу в самых что ни на есть убедительных речах и попросите ее согреть комнату. Она этого не сделает. Печка сможет выполнить свою задачу только когда мы ее растопим. Так и любая болтовня о братстве и любви к ближним едва ли чего-то стоит. Лишь познание продвигает к цели. Для каждого в отдельности и для человечества в целом путь к мудрости, к братству достижим только через познание.

Мы проследили этот путь, пролегающий через три рода мистерий. Теософия должна достичь того, чтобы небольшое ядро человечества имело понимание изложенного, дабы в шестой расе это познание распространялось им в большом охвате. Вот та задача, которую надлежит исполнить теософии. Маленькая часть пятой коренной расы опередит развитие, она спиритуализирует Манас, разовьет Самодух. Большая часть, однако, достигнет вершины себялюбия. Только то ядро человечества, которое развило Самодух, станет семенем шестой коренной расы, а самые наипродвинутые из этого ядра, вышедшие из человечества Мастера, как мы их называем, будут тогда вести человечество. К этой цели стремится теософское движение Духопознания.

 

Примечания

180 Нибелунги, нем. Nibelungen = ‘Дети тумана’, ‘Потомки тумана’; ‘Nibel’, ‘Nifel’, нем. диал.; Nebel, нем. = ‘туман, мгла’ восходит к германскому корню nebula, также nibula.

Индоевропейский корень *nebh-=‘влага, сырость, вода, туман, пар’. Родственны также др.-инд. Nabhas=‘туман, дымка, пар, облака, воздушное пространство, небо’; лат. Nebula=‘пар, дымка, туман’; к этому же индоевропейскому корню восходит и славянское небо. — Прим. перев.

© В.Волков. Перевод, 2004.
© Издательство «Энигма», 2004.
© Издательство «Антропос», 2004.


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Содержание
  • II. К ИСТОРИИ РАЗДЕЛЕНИЯ ЭЗОТЕРИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ ТЕОСОФИИ НА ВОСТОЧНУЮ И ЗАПАДНУЮ ШКОЛЫ В 1907 г. Предисловие
  • Из эзотерических уроков о восточном и западном оккультизме
  • III. ДВИЖЕНИЕ, ЭЗОТЕРИЧЕСКАЯ ШКОЛА, ОБЩЕСТВО — ИХ ОТНОШЕНИЕ ДРУГ К ДРУГУ. Предисловие
  • Мастера — импульсаторы Теософского движения
  • Сущность Теософского движения и его отношение к Теософскому обществу
  • Идея братства — изначальный импульс Теософского движения
  • Почему существует Теософское движение?
  • Миссия Теософского движения
  • Почему то, что понимается под Теософским движением, до сих пор выступало в рамках Теософского общества?
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4385
    Результат опроса