Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > GA > Доклады > Материалы Эзотерической школы

III. ДВИЖЕНИЕ, ЭЗОТЕРИЧЕСКАЯ ШКОЛА, ОБЩЕСТВО — ИХ ОТНОШЕНИЕ ДРУГ К ДРУГУ. Предисловие


В первые же годы формирования Общества и Эзотерической школы Рудольф Штайнер многократно указывал, что необходимо видеть сущностное различие между Движением и Обществом, — соответственно, между Эзотерической школой и Обществом.

Под  Движением он понимал новое откровение Духа, сообщаемое начиная с последней трети 19 века Мастерами Мудрости и Созвучия Ощущений и их земными посланниками, вестниками. Отношение Посланников к Мастерам он однажды охарактеризовал так:

«Посвященные имеют обязанность учить людей; в последние тридцать лет они вновь приняли это посольство от высоких сущностей, которые уже превзошли развитие человека, от Мастеров Мудрости и Созвучия Ощущений, от этих возвышенных Сущностей, которые, собственно, оказывают влияние на каждое спиритуальное движение на нашей Земле и постепенно всё больше и больше дают вливаться в мир от своей мудрости, по мере того как человек поднимается в своем развитии выше и выше» (14 июня 1909 г., Вена).

Первым вестником Теософского движения Рудольф Штайнер назвал Е.П. Блаватскую (письмо от 02.01.1905), вторым — Анни Безант (письмо к Матильде Шолль от 29.08.1904), тремя годами позже он пояснил, что это было всего лишь кратким эпизодом, когда она, вследствие своего возвышенного образа мыслей и жизни вошла в духовное течение (письмо к Эдуарду Шюрэ от 1907). Третьим посланником, исторически, можно было бы рассматривать Рудольфа Штайнера, но в действительности он был первым, кто смог основать и сформировать требуемую современным сознанием науку о Духе. Своим методом обучения — «Как достигнуть познания высших миров?» — он сделал возможным следовать по пути к сверхчувственному познанию под собственной личной духовной ответственностью; на этом пути каждый духовный ученик в свое время встретит своего Мастера. В каком смысле он понимает это свое деяние, открывающее новое начало, описано во «Введении в сверхчувственное познание мира и назначение человека», в «Теософии»:

«Для того чтобы стать “учителем” в этих высших областях бытия, конечно, еще недостаточно, чтобы в человеке просто раскрылось чувство для них. Для этого нужно также “знание” их, как требуется знание и для учительства в области обыкновенной действительности. “Высшее зрение” не делает еще человека “знающим” в духовной области, как здоровые чувства еще не делают его “ученым” в чувственной действительности. И так как на самом деле вся действительность, низшая, равно как и высшая духовная, составляют лишь две стороны одной и той же основной сущности, то невежественный в области низших познаний по большей части останется также невеждой и в высших вещах. Отсюда в том, кто — по духовному призванию — чувствует себя призванным рассказать о духовных областях бытия, рождается чувство неизмеримой ответственности». (Цитируется по: «Теософия», «Ной», Ереван, 1990.)

То, с чем он пришел в мир в качестве такого духовного учителя, — этому он учил открыто, в Обществе и в Эзотерической школе. Движение и Эзотерическая школа, как прямой инструмент последнего, считались Рудольфом Штайнером учреждением Мастеров, за которое были ответственны исключительно лишь призванные к этому; демократически организованное Общество — напротив, учреждением людей, которые ответственны за него и руководят им. Поэтому в оккультном движении оно стало «первым сообществом, стремящимся к организации, имеющей свободу» (Заметки к речи на Генеральном собрании немецкой секции, Берлин, 21 октября 1906 г.) Обществу надлежало стать как бы мостом, соединяющим собственно оккультизм и полную открытость. В то же время оно должно было дать ту основу, на которой в эпоху, когда всё сильнее угрожает разобщенность, люди, имеющие подобное стремление к истине, могли братски объединиться. Этот идеал братства был выражен при основании Теософского общества в трех основоположениях:

Образовывать ядро всеобщего человеческого братства, без различий рас, веры, пола, каст или цвета кожи.

Взращивать познание истинного ядра всех религий и мировоззрений мира.

Исследовать глубинные духовные силы человеческой природы и мира.

Дух этих основоположений был твердо сохранен Рудольф Штайнером и для Статутов Антропософского общества. Ведь исходя из этого духа должно подготавливаться всеобщее христианское сознание братства следующей культурной эпохи. На это указывалось уже в 1904 году:

«В оккультных школах есть три слова, означающие новую эпоху, эпоху новой будущей человеческой расы … : братская любовь, пневматология, свобода в религии» (10 октября 1904 г., Берлин).

Этот лежащий в основе Общества идеал братства подчеркивался Рудольфом Штайнером, и им было даже сказано, что возник он по побуждению Мастеров (2 января 1905 г., Берлин). Напоминание об ориентации на этот идеал было тогда необходимо, так как через Т.О. реализоваться он не мог. Уже вскоре после основания Общества частные интересы древней восточной мудрости были поставлены над всеобщечеловеческим, а потому и над истинно христианским оккультизмом. Подосновы этих изменений освещаются в записях Рудольфа Штайнера, сделанных персонально для Эдуарда Шюре вскоре после достигнутой на конгрессе в мае 1907 года договоренности с Анни Безант о разделении Эзотерической школы. На них стоит пометка: «В качестве информации. Непосредственно в этой форме это пока еще не может быть сказано»:

«Теософское Общество основано в 1875 году в Нью-Йорке Е.П. Блаватской и Г.С. Олькоттом. Оно изначально носило выраженно западный характер. Также и сочинение “Isis Unveiled”, в котором Блаватская опубликовала большую сумму оккультных истин, носит такой же западный характер. Об этом сочинении, тем не менее, следует сказать, что великие истины, в нем сообщаемые, передаются во многих отношениях искаженным и часто даже карикатурным образом. Это то же, как если бы гармонично сложенное лицо предстало совершенно искаженным в выпуклом зеркале. Вещи, говорящиеся в “Isis”, истинны, но тот способ, как они говорятся, создает неверное отражение истины. Это происходит потому, что сами истины инспирированы великими инициированными Запада, являющимися также инициаторами розенкрейцерской мудрости. Искажения происходят от несоответствующего образа — кáк эти истины были восприняты душой Е.П. Блаватской. Для образованного мира как раз этот факт и должен был бы быть доказательством, что данные истины инспирированы высшим источником. Ибо никогда не смог бы обрести эти истины через самого себя тот, кто воспроизвел их в столь искаженном виде. Тут, когда инициаторы Запада увидели, как мало у них возможностей давать вливаться в человечество потоку спиритуальной мудрости таким способом, решили они в этой форме вообще оставить пока это дело. Однако дверь была уже открыта: душа Блаватской была подготовлена так, что в нее могли втекать спиритуальные истины. Ею сумели завладеть восточные инициаторы. Эти восточные инициаторы имели сначала наилучшую цель. Они видели, как через англо-американизм человечество встречается со страшной опасностью полнейшей материализации представлений. Они — эти восточные инициаторы — хотели привить западному миру свою форму спиритуального познания, сохраненного ими со времен древности. Под влиянием этого воздействия Теософское общество приняло восточный характер, и под тем же влиянием были инспирированы “Эзотерический буддизм” Синнетта и “Тайная доктрина” Блаватской. Однако оба труда стали опять-таки искажениями истины. Произведение Синнетта искажает высокие откровения инициаторов привнесенным туда неудовлетворительным философским интеллектуализмом, а “Тайная доктрина” Блаватской — по причине ее хаотичной души.

Следствием этого стало то, что инициаторы, также и восточные, постепенно отвели свое влияние от официального Теософского общества, и последнее превратилось в арену деятельности всяческих искажающих высокое дело оккультных сил. Был один небольшой эпизод, когда Анни Безант, благодаря своему чистому, возвышенному образу мыслей и ведению жизни, вступила в течение Инициаторов. Но, однако, этот маленький эпизод завершился, когда Анни Безант отдалась влияниям определенных индийцев, которые под влиянием, в особенности, немецкой философемы, неверно ими интерпретируемой, развили некий гротескный интеллектуализм. Таково было положение, когда я сам оказался перед необходимостью вступить в Теософское общество. У его колыбели стояли истинные инициаторы, и поэтому, хотя последующие события и внесли известное несовершенство, оно в данное время является инструментом спиритуальной жизни современности. Его успешное развитие в западных странах полностью зависит от того, насколько оно покажет себя способным воспринять принцип западной инициации. Поскольку восточные инициации должны с необходимостью оставлять в стороне принцип Христа как центральный космический фактор эволюции. Без этого принципа, однако, Теософское движение останется без определяющего воздействия на западные культуры, которые своим исходным пунктом имеют Жизнь Христа. Откровения восточной инициации на Западе окажутся сектантством около живой культуры. Надежду на успех они смогут иметь только тогда, если искоренят принцип Христа из западной культуры. Это, однако, было бы идентично погашению самого смысла Земли, который заключается в познании и реализации намерений живого Христа. Открыть же таковые во всех их формах: Мудрости, Красоте и Действии, — это глубочайшая цель розенкрейцерства. О ценности восточной мудрости в качестве изучения может быть только то мнение, что это изучение имеет наивысшую ценность, так как западные народы утеряли чувство эзотерики, восточные же его сохранили. О введении (Einführung) правильной эзотерики на Западе может существовать лишь то мнение, что она может быть только розенкрейцерско-христианской, — потому, что она породила жизнь Запада, и потому, что, потеряв ее, человечество Земли отреклось бы от своего смысла и своего назначения.

Единственно только в этой эзотерике может расцвести гармония между наукой и религией, тогда как любое смешение западного знания с восточной эзотерикой может породить только лишь такую неплодоспособную помесь, каковой является “Эзотерический буддизм” Синнетта. Правильное можно схематично представить так:

Неправильное, пример которого «Эзотерический буддизм» Синнетта и «Тайная доктрина» Блаватской, таково:

 

Если на Мюнхенском конгрессе в мае 1907 года Анни Безант пояснила, что она в отношении христианства некомпетентна и поэтому предоставляет движение, в которое влилась христианская эзотерика, Рудольфу Штайнеру, то вскоре после этого она выступила с учением о Христе, стоявшим в полной противоположности таковому Рудольфа Штайнера. Рудольф Штайнер говорил всегда, что Христос со времени События Голгофы стал ведущим Духом Земли, Анни Безант же учила, что Христос это Учитель человечества, как Будда и другие великие духовные индивидуальности, и ему скоро предстоит телесное воплощение. Это стало фоном уже следующего конгресса в Будапеште в 1909 году. В этой связи следующие слова Рудольфа Штайнера, сказанные им о законе оккультного исследования и сопряженной с ним необходимостью взращивать в Обществе спиритуальные духовные ценности, имеют особую значимость:

«… Почему мы, собственно, должны заниматься теософскими мыслями и теориями еще до того, как сами сможем что-то пережить в духовном мире? Кто-то скажет: “Нам сообщают результаты ясновидческого исследования, сам же я пока видеть не могу. Так не было бы правильнее, если бы нам говорили не о данных ясновидческого изучения, а, прежде всего, только о том, как мне самому развить себя до ясновидения? Тогда каждый мог бы затем сам проделать дальнейшее развитие”. Тот, кто стоит вне оккультного исследования, может подумать, что было бы хорошо, если бы о таких вещах и фактах не говорилось предваряюще. Однако в духовном мире существует совершенно определенный закон, значение которого уясним себе на примере. Представьте себе, что в каком-то году какой-нибудь правильно обученный ясновидящий воспринял в духовном мире то или иное. Теперь представьте, что десятью или двадцатью годами позже другой так же обученный ясновидящий воспринимает то же самое, ничего не зная о результатах первого ясновидящего. Если бы вы подумали так, то оказались бы в большом заблуждении, ибо в действительности факт духовного мира, найденный однажды каким-нибудь ясновидящим или какой-нибудь оккультной школой, не может быть исследован второй раз, если тот, кто хочет его исследовать, не получил сначала сообщение, что это уже исследовано. То есть если ясновидящий в 1900 году исследовал какой-то факт, а другой ясновидящий в 1950-м продвинут так далеко, что способен воспринять его, то сделать это он сможет только тогда, когда сперва изучит и узнает, что кто-то уже его нашел и исследовал. То есть даже уже известные факты могут быть созерцаемы в духовном мире только тогда, если их решают получить из сообщений и ознакомиться с ними обычным путем. Это закон, который в духовном мире на все времена основывает всеобщее братство. Невозможно войти в какую-либо область, не объединившись сначала с тем, что уже изучено и увидено старшими братьями человечества. В духовном мире позаботились о том, чтобы никто не смог стать так называемым чудаком и заявить: мне нет дела до того, что уже было сделано, я исследую сам по себе. — Все факты, которые сегодня сообщаются в теософии, не смогли бы быть увидены и самыми что ни на есть образованными и продвинутыми, если бы прежде не были изучены. Потому — так как необходимо соединиться с тем, что уже исследовано, — Теософское движение должно было быть основано в этой его форме.

В относительно короткое время появятся многие люди, которые станут ясновидящими; они, однако, смогли бы созерцать только несущественное в духовном мире, но не истину, так как того важного, что уже исследовано в духовном мире, они увидеть не смогут. Сперва нужно изучить эти истины, как их дает теософия, и потом только возможно будет их воспринимать. Итак, даже ясновидящий должен сначала изучить то, что уже исследовано, и после этого, при условии добросовестного обучения, он сможет созерцать сами факты. Можно сказать так: один лишь раз, для самого первого созерцания божественные сущности оплодотворяют человеческую душу, а когда произошло это единоразовое, девственное оплодотворение, то в дальнейшем другим необходимо будет сначала направить взгляд на то, что завоевано этой первой душой, чтобы иметь право завоевать то же самое и созерцать его. — Этот закон основывает универсальное братство в глубочайших основах, истинное человеческое братство. Так от эпохи к эпохе сокровище мудрости проходило через оккультные школы и с верностью было сохраняемо Мастерами. Так же и мы должны помогать нести это сокровище и сохранять братство с теми, кто уже чего-то достиг, — если мы хотим войти в высшие области духовного мира. То, что на физическом плане ищется как моральный закон — это закон природы духовного, спиритуального мира» (4 июня 1909 г., Будапешт). («Теософия и оккультизм розенкрейцеров» Лекция вторая. ПСС 109/111 — Прим. перев.)

Именно это высказывание делает понятным, почему было совершено присоединение к Теософскому обществу. То, что в дальнейшем дело все-таки окончилось разделением, не относится к расхождениям с Анни Безант в отношении познания Христа, а к ее неправильному отношению к реальным процессам в Обществе. То, на какой позиции в согласии с намерениями Мастеров стоял Рудольф Штайнер ко всей проблематике, следует из двух его речей от 14 и 15 декабря 1911 года.

Хелла Визбергер

© В.Волков. Перевод, 2004.
© Издательство «Энигма», 2004.
© Издательство «Антропос», 2004.


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Содержание
  • II. К ИСТОРИИ РАЗДЕЛЕНИЯ ЭЗОТЕРИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ ТЕОСОФИИ НА ВОСТОЧНУЮ И ЗАПАДНУЮ ШКОЛЫ В 1907 г. Предисловие
  • Из эзотерических уроков о восточном и западном оккультизме
  • Мастера — импульсаторы Теософского движения
  • Сущность Теософского движения и его отношение к Теософскому обществу
  • Идея братства — изначальный импульс Теософского движения
  • Почему существует Теософское движение?
  • Школа посвящения прошлого. Мистерии Духа, Сына и Отца
  • Миссия Теософского движения
  • Почему то, что понимается под Теософским движением, до сих пор выступало в рамках Теософского общества?
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4385
    Результат опроса