Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > GA > Доклады > Материалы Эзотерической школы

II. К ИСТОРИИ РАЗДЕЛЕНИЯ ЭЗОТЕРИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ ТЕОСОФИИ НА ВОСТОЧНУЮ И ЗАПАДНУЮ ШКОЛЫ В 1907 г. Предисловие


Насколько важным было для Рудольфа Штайнера следование двум главным заповедям эзотерической жизни — правдивости и непрерывности (Kontinuität), особенно явственно видно из понимания глубоких оснований, обусловивших отъединение его первого эзотерического отделения от E.S.T. Тот факт, что после всего лишь трехгодичной сопринадлежности произошло отъединение, показывает, что при всей готовности к сотрудничеству Рудольф Штайнер никоим образом не намеревался идти на компромиссы в духовных вопросах. Превыше всего стояло для него требование абсолютной правдивости, без которой каждое эзотерическое устремление должно было бы стать бесцельным и без которой было бы невозможным также и истинное братство. Это было им лапидарно высказано во время оживленного обсуждения с Анни Безант. Тогда он ставил своим идеалом основать и строго сохранять теософско-оккультное движение, которое «хочет быть основано единственно и только на правдивости и истине». Если бы даже не осталось и камня на камне от того, что удалось сделать прежде, то его идеал всё же был бы достигнут, если бы можно было признать, что существует стремление к оккультному движению, целиком и полностью ориентированному на правдивость. Он предостерегал также, что оккультизм, когда его практикуют неправильно, может подрывать умственные способности, вместо того чтобы развивать их (20 июня 1912 г., Берлин).

Такое положение дел наступило тогда в Теософском обществе не только по причине изменившейся линии поведения Анни Безант в руководстве Обществом, но также и потому, что ею была реконструирована Esoteric School и было введено принятие обета у членов Школы138.

Тенденция к такому развитию была уже очевидной для Рудольфа Штайнера, когда в 1907 году им было осуществлено отделение от Esoteric School. Оно произошло на основании личного соглашения с Анни Безант во время теософского конгресса в дни Троицы 1907 года в Мюнхене. О самом факте отделения Рудольф Штайнер повествует неоднократно, например в своем «Жизненном пути» (глава 32). Но действительные причины явствуют лишь из публикуемых впервые документов этого тома. Из них видно, что он рассматривал известные действия ведущих лиц Т.О. как недопустимые. Позднее это было охарактеризовано им как «начало конца» Теософского общества (15 июня 1923 г., Дорнах).

Речь шла о событиях в связи с Мастерами, за которыми в Т.О. и в Эзотерической школе с самого начала признавалась их фундаментальная значимость. Понятие «Мастер» (нем. Meister, английское Master), (принятое взамен санскритского слова «Mahatma», которое буквально переводится как «великая душа» и в Индии является распространенным титулом духовно высоко стоящих индивидуальностей) приобрело в Т.О. особое значение, когда в 1879 году его резиденция была переведена из Америки в Индию и было признано, что основание Общества и теософские учения восходят к тибетским Махатмам, обладающим сверхчеловеческими познаниями и способностями, к тем Махатмам, которые были связаны с Е.П. Блаватской. В первые годы существования Общества Махатмы — обычно живущие в величайшем уединении — часто проявляли свое существование внешне видимым образом: отчасти в астральном облике, отчасти в материализованном, а также и в реальном физическом облике. Они давали наставления и советы, иногда оставляли после себя предметы, большей частью письма, так называемые «Письма Махатм». После махинации с поддельными письмами Махатм, совершенной над Е.П. Блаватской, Мастера отошли от Общества и стали «внутренней» главой Эзотерической школы; «внешней» же главой стала Е.П. Блаватская, а позднее ее последовательница Анни Безант.

Первые сведения о Махатмах проникли в Европу через ставшие тогда сенсационными сочинения живущего в Индии английского журналиста Альфреда П. Синнетта. Блаватская была посредником в его переписке с одним из ее тибетских учителей, где тот отвечает на различнейшие вопросы. Как итог этой переписки, Синнетт в 1881 году опубликовал свое сочинение «Оккультный мир» с некоторым количеством писем Махатм139. В 1883 году вышел «Эзотерический буддизм». Эти два сочинения Синнетта дали первое систематическое изложение теософской картины мира. В 1885 году появилась многочитаемая книга Мейбл Коллинз «Light on the Path» — «Свет на пути», где тоже говорится о Мастерах. Также и в основной теософской книге, в «Secret Doctrine» («Тайная доктрина») Е.П. Блаватская в предисловии говорит, что там излагается учение Мастеров, но ответственность за точность и за ошибки в передаче лежит единственно и только на записывающей.

Тогда как публикации Синнетта, произведшие сенсационный эффект, страдали известным журналистским упрощением, Е.П. Блаватская старалась подчеркивать многосторонние и сложные взаимосвязи в иерархии Адептов, причем все великие Адепты и исторически известные посвященные, подобно ветвям одного дерева, приводились к Первому Великому Водителю раннего человечества, которого поэтому и называли «Махагуру» (Mahaguru=Великий Учитель). Об этом говорят и записи Рудольфа Штайнера об иерархии Адептов (стр. 164), а также следующая запись Марии фон Сиверс о полученном от Рудольфа Штайнера персональном сообщении:

«Когда индивидуальность Махагуру инкарнировала как Будда, его учения повели к непониманиям и расколам, он дал слишком много. Будда должен был инкарнировать еще раз как Шанкара Ачарья (Shankarasharya)140. И им были подготовлены тибетские Учителя, Махатмы, которые частично предали гласности учения теософии, дабы через них вернуть различным религиям эзотерическое содержание, лежащее равным образом в основе всех религий, и с целью поднять упавший духовный уровень человечества» (1903 год, без точной даты).

Под этими тибетскими Махатмами, в частности, имеются в виду двое из них, которые были учителями Е.П. Блаватской. Они же имеются в виду, когда речь идет о Мастерах, руководивших Эзотерической школой. В теософской литературе их принято было называть «К» (Кут Хуми) и «М» (Мориа). Известны были также и их портреты — история их возникновения описана в «Оккультном мире» А.П. Синнетта, — написанные по наброскам Е.П. Блаватской немецким теософом Германом Шмихеном. Последний примкнул позднее к немецкой секции и написал также копии для Рудольфа Штайнера, которые первое время показывались во время эзотерических уроков. Мария Штайнер вспоминает, что эти изображения играли большую роль и оказывали сильное воздействие: «Я сама была свидетельницей, как многие при виде этого портрета лишались речи и в течение какого-то времени были совершенно смятенны и как бы отсутствовали. Но раньше эти изображения показывались строго втайне или во время эзотерических уроков; теперь же они напечатаны во множестве»141.

Так как с самого начала определяющим в истории Т.О. была его связь с Мастерами, то сегодня уже можно понять, что оно должно было прийти к кризису именно из-за неправильного развития этой связи. Ибо поскольку Т.О. изначально понималось как учреждение, основанное Мастерами, состоящее из трех секций, и третьей секцией руководили сами Мастера, то для достоверности учений и для целей Общества постоянно делались ссылки на встречи с Мастерами и на полученные от них наставления и указания. Такие, анахронические для современного сознания, ссылки на невидимые авторитеты неизбежно должны были повести к недоразумениям и неправильностям. На этой почве произошли два больших скандала, подорвавших значение Theosophical Society и его деятельности в глазах рассудительных и критически мыслящих людей.

Первый скандал разразился в начале восьмидесятых годов 19 века. Тогда, в связи с обнаружением фальшивых писем Махатм, Е.П. Блаватская была публично выставлена мошенницей. Согласно объяснению Рудольфа Штайнера, она вовсе не была мошенницей, а сама стала жертвой оккультного мошенничества. Он разъяснил, что Е.П. Блаватская была введена в обман благодаря тому, что «возвышенные силы», стоявшие у истоков Теософского движения, были «подменены», поскольку оккультисты, преследующие свои частные интересы, могли «принимать облик тех, кем прежде были даны истинные импульсы» (11 апреля 1912 г., Гельсингфорс)142. Очевидно, это относится также и к авторству писем Махатм. Поэтому нету действительного противоречия, когда Рудольф Штайнер один раз говорит об этих письмах как об имеющих высокое значение культурных документах (21 июня 1909 г., Берлин), а другой раз — называет их результатом надувательства (12 июня 1923 г., Дорнах). В одном случае подразумеваются первоначальные, истинные письма Мастеров, часть которых опубликована Синнеттом, в другом — поддельные143.

Но как же случилось, что такая столь крепко стоящая в практическом оккультизме личность, как Е.П. Блаватская была введена в обман? Рудольф Штайнер, не раз проливавший свет на загадку Блаватской, разъяснил однажды, что вопрос, почему Мастера для осуществления этого «чуда культуры», являющего столь необходимые для нового времени оккультные откровения, избрали своим орудием именно Е.П. Блаватскую, должен пониматься исходя из условий времени. У Блаватской было именно то «величие души» и безоглядная преданность замыслам Мастеров, коих качеств не могли принести крупные ученые последней трети XIX века по причине своих установок, порожденных ученостью; ей же, напротив, не хватало такой мыслительной школы, которая позволила бы не ссылаться всегда на Мастеров, но нести личную ответственность (5 мая 1909 г., Берлин; 11 апреля 1912 г., Гельсингфорс; 11 октября 1915 г., Дорнах).

Скандал вокруг фальшивых писем отразился на Т.О. в том отношении, что широкий круг членов Общества оказался перед альтернативой: верить ли, как прежде, невидимым авторитетам или считать это впредь надувательством. Дискуссии в Обществе и в интересующихся этими вопросами кругах общественности были бесчисленны. Многие члены покинули тогда Общество, так как не могли больше верить, что Блаватская — посланница истинных Мастеров. Она была вынуждена оставить свой пост в Обществе и покинуть штаб-квартиру в Индии. Она требовала защиты со стороны Общества, чтобы Мастера могли остаться в связи с последним: если бы Блаватская оставила Т.О., то Мастера также отдалились бы вместе с ней. Очевидно, Общество не оказало защиты в ожидаемой мере, ибо, хотя ее официально и попросили вновь занять свой пост, она осталась в Европе и в Индию никогда больше не возвращалась.

Это произошло в 1885/86 гг. В 1887 в Лондоне ею был основан собственный журнал «Люцифер»144, а также «Ложа Блаватской», члены которой считали ее своим духовным учителем и получали от нее эзотерическое обучение. Из этой ложи в 1888 г. возникла «Esoteric Section of Theosophical Society» («Эзотерическая секция Теософского общества»), члены которой брали обязательство оставаться верными Мастерам, что бы ни случилось. — В этом же году была издана «Тайная доктрина». — Таким образом, первоначально Эзотерическая школа была включена в Общество. Но вскоре в руководстве появились противоречия, поведшие к тому, что Е.П. Блаватская преобразовала Эзотерическую секцию в совершенно независимую от Общества «Eastern School of Theosophy» («Восточную Школу Теософии»), отсюда — общепринятое сокращение E.S.T. или E.S. Это произошло в 1889 г., и с тех пор Школа находилась под ее единоначальным руководством. В том же году вышла книга Е.П. Блаватской «Ключ к теософии», и в одной из ее глав («Теософские Махатмы») выражена позиция по отношению к вопросу о Мастерах145. Учителя отказались от непосредственного сообщения с Обществом и стали теперь «The inner Head» («внутренней Главой») Эзотерической школы, тогда как Блаватская, — а после ее кончины избранная ею преемницей Анни Безант, — лично руководила Школой в качестве «The outer Head» («внешней Главы»). Теософское общество стало обществом с демократическим устройством. Так, пройдя через инсценированный противниками теософии скандал, жертвой которого стала Е.П. Блаватская, Общество все-таки пришло к новому формированию и внутренней консолидации.

Такова была ситуация, когда Рудольф Штайнер на стыке столетий примкнул к Теософскому обществу и Эзотерической школе; исходя из этой ситуации и были даны им разъяснения (см. письмо к Амалии Вагнер от 2 января 1905 г.) о различии между Движением и Обществом и, соответственно, между Эзотерической школой и Теософским обществом.

Второй скандал в Обществе, также связанный с вопросом об Учителях, случился в 1906/07 гг. В мае 1906 года Чарльз В. Лидбитер — известный теософский автор, проводящий свои собственные оккультные исследования, — был обвинен в известных моральных упущениях и на этом основании вышел из Т.О. В январе 1907 становится известным, что к одру болезни Президента-Основателя Генри С. Олькотта в Адьяре несколько раз являлись Учителя К. Х. и М. и что они утвердили Олькотта в его желании назначить Анни Безант своей преемницей, и далее они рекомендовали урегулировать дело Лидбитера, по которому, мол, было принято слишком поспешное решение. На этом основании Олькоттом было сделано соответствующее сообщение Генеральным секретарям.

После кончины Олькотта 17 февраля 1907 года до назначенных на май выборов нового Президента в качестве исполняющего обязанности Вице-президента был А.П. Синнетт. Он выразил сомнение, были ли являвшиеся Учителя действительно теми, за кого они себя выдавали. Это повело к новым большим дискуссиям в Обществе. И так как дело дошло до обсуждений не только в теософской, но и в общественной прессе, Рудольф Штайнер нашел нужным выразить позицию по этому вопросу в своем журнале «Люцифер-Гнозис»146. В этом же духе писал он и лично Олькотту, а после его смерти — в различные коллегии. В письме к одному из функционеров Т.О. от 6 мая 1907 г. он пишет, что, безусловно, считает «совершенно невозможным, чтобы Президент нашего Общества был главой эзотерической школы». Особенно непринужденно и ясно он выразился в своем письме к Анне Минцловой из России от 26 марта 1907 г. В мае 1907 года — это было в разгаре президентских выборов, — когда Анни Безант приехала в Мюнхен для участия в Теософском конгрессе, Рудольф Штайнер заключил с ней соглашение о выходе со своей рабочей группой из объединения с Esoteric School. На первом эзотерическом уроке, проведенном после конгресса в Мюнхене (1 июня 1907 г.), Рудольф Штайнер охарактеризовал это отделение как «глубокое коренное изменение». В заключительном разъяснении, давая ответы на вопросы, которые многими ставились в связи с «последними событиями», он, очевидно, говорил о вызывающих вопросы сообщениях об оккультных фактах в Адьяре. С этого времени Штайнер говорил только о Мастерах Запада.

Анни Безант также выразила свое мнение об осуществленном разделении Esoteric School на Восточную и Западную школы. После своего возвращения в Лондон она пишет об этом одному из ведущих немецких теософов того времени, Вильгельму Хуббе-Шлайдену. Он — являясь членом первого эзотерического отделения Рудольфа Штайнера — обратился к Анни Безант за разъяснением и получил следующий ответ:

«Дорогой д-р Хуббе-Шлайден,

оккультное обучение д-ра Штайнера очень отлично от нашего. Он не знает восточного пути, поэтому и не может ему учить. Он учит христианско-розенкрейцерскому пути, который в помощь многим, но отличен от нашего. У него своя собственная Школа, и он сам несет за нее ответственность. Я считаю его очень хорошим учителем в своем направлении и человеком с действительными познаниями. Мы с ним работаем в совершенной дружбе и гармонии, но в разных направлениях.

Неизменно Ваша Анни Безант»147.

Было сделано также официальное сообщение членам E.S.T. в одном из так называемых Esoteric Papers «Membership in the E.S.» (1908 г.). В нем значится, что теперь в Германии существует школа, глава которой ее «хороший коллега д-р Штайнер». И сообщается, что она в прошлом (1907) году пришла с ним к тому, что будет лучше, «если его ученики образуют отдельную организацию под его ответственностью, вместо того, чтобы они считали ее своей руководительницей, лишь номинально оставаясь в E.S.T.». В действительности инициатива исходила от Рудольфа Штайнера, как из вышеприведенных, так и из иных оснований.

Эти же основания в дальнейшем повели также и к разрыву с Теософским обществом. Лавину этих событий вызвало дело Лидбитера. Если еще в 1906 году Анни Безант была одной из тех, кем Лидбитер строжайше осуждался, и настаивала на том, что «Теософское общество должно исключать всех учителей, загрязняющих и принижающих его»148, то после избрания ее Президентом Т.О. она стала добиваться обратного принятия Лидбитера, и притом так, что это встречало критику и осуждение. В числе прочих Общество покинул тогда и Р.Г. Мид. Рудольф Штайнер, обстоятельно изложивший свою позицию в личном письме к Анни Безант в 1906 году, отказался голосовать за принятие Лидбитера. Он воздержался от голосования, что было истолковано Анни Безант как благосклонность. Тогда Рудольф Штайнер счел себя вынужденным послать в Адьяр длинную телеграмму, чтобы при обсуждении его голос не был засчитан в пользу восстановления.

Вся связанная с этим проблематика обобщенно представлена Эдуардом Шюре в его письме от 1 мая 1913 года Президенту Теософского общества во Франции, в котором он обосновывает свой выход из Общества:

«...Выдающаяся личность Президента, госпожи Анни Безант, ее благородное прошлое, казалось, были порукой тому, что Т.О. сохранит верность широкому пути терпимости, беспартийности и правдивости, которые составляют сущностную часть его программы.

К несчастью, получилось иначе. Изначальная причина этого отклонения от пути заключается в тесном союзе госпожи Безант и господина Лидбитера, образованного оккультиста, но человека с непросветленной натурой и сомнительной моральностью. После того как господин Лидбитер был подвергнут осуждению генеральной коллегией Т.О., госпожа Безант публично выразила свое порицание средств воспитания, в которых его упрекали. Ее суждение о теософах, признанных недостойными, было даже наистрожайшим. Претерпев невероятное, внезапное превращение, она, спустя короткое время, объявляет о своем намерении принять г. Лидбитера обратно в Т.О. И ей удается, хотя и не без труда, получить большинство голосов своих коллег, необходимое для вотума. Предлогом для такой перемены она избрала милосердие и прощение. Истинная причина была в том, что Президент нуждалась в Лидбитере для своих оккультных исследований и это сотрудничество казалось ей необходимым для поддержания авторитета. Тому, кто проследил ее слова и поступки начиная с того дня, ясно, что миссис Безант подпала силам рокового внушения своего опасного сотрудника и что она была в состоянии видеть, мыслить и действовать только лишь под чарами его абсолютной власти.

Ее устами теперь говорит уже не автор «Древней Мудрости», а сомнительный визионер, ловкий гипнотизер, не смеющий больше показываться ни в Лондоне, ни в Париже, ни в Америке, но который, спрятавшись на адьярской вилле, дирижирует оттуда Теософским обществом через его Президента.

Роковым последствиям этого влияния предстояло вскоре выйти на свет в истории возникновения Алкиона149 и в основании Ордена Звезды Востока. По странной случайности мне представился повод предугадать скрытые мотивы и, так сказать, психологические пружины этого жалкого предприятия. Начну с того, что тогда никто еще не говорил ни о новом Учителе, который придет из Индии, ни о близкой инкарнации Христа, и, наверное, тогда об этом никто и не думал. «Зимородка» пока еще не придумали. Был 1908 год. Я как раз только что издал перевод книги д-ра Рудольфа Штайнера «Христианство как мистический факт». Эта книга направила внимание европейской публики на возрождение западной эзотерики в грандиозных деяниях и творениях немецкого теософа. В одну из поездок в Штутгарт я встретился примерно с десятью теософами, там были англичане, голландцы, французы и швейцарцы. Был поднят вопрос: «Смогут ли сойтись две эти школы — адьярская и школа д-ра Штайнера?». Мы все были того мнения, что взаимопонимание могло бы быть достигнуто невзирая на разность позиций, и это было бы в наивысочайшей степени желательно для высших интересов теософии, представляющей не партикулярное или национальное течение, но всеобщее течение современного человечества. Протестовал лишь один-единственный из собеседников. Это был голландский теософ, очень интеллектуальный, со скептическим и ироническим умом, близкий друг Лидбитера и Адьяра. Он однозначно заявил, что эти две школы никогда не смогут прийти к взаимопониманию на том основании, что «только Индия имеет преемственность и что на Западе никто не дал еще научной эзотерики».

Меня удивила категоричность такого утверждения. Его смысл и значимость я понял вскоре после этого, когда подобно бомбе или, скорее, самодельной шутихе разразилась история Алкиона. И эта история в действительности не что иное, как ответ Адьяра на возрождение христианской эзотерики на Западе, и я убежден, что если бы таковое не состоялось, мы никогда не услышали бы о будущем пророке Кришнамурти...»150

Если в 1907 г. в Мюнхене Анни Безант сказала Рудольфу Штайнеру, что она не компетентна в вопросах христианства и поэтому предоставляет ему движение, в которое влилась христианская эзотерика, то в 1909/10 гг. ею и Лидбитером основывается «Орден Звезды Востока», объявляется о новом воплощении Христа и о том, что его носителем предназначен быть Джидду Кришнамурти. Христос понимался как бодхисаттвическая сущность, как учитель мира в ряду других великих учителей. Штайнер же всегда говорил, что Христа следует понимать как такую космическую сущность, которая воплощается физически один-единственный раз. И, так как Рудольф Штайнер чувствовал себя обязанным защищать свое понимание Христа от противоречащих западному мироощущению спутанных воззрений Анни Безант, в дальнейшем это привело к тому, что в мае 1913 года немецкая секция, составлявшая тогда 2400 членов, была официально исключена из Т.О.151 До этого, в рождественскую ночь 1912 года, в предвидении этих событий152 было основано независимое Антропософское общество.

Хелла Визбергер

 

Примечания

138 Обет звучал так: «Я обязуюсь поддерживать Теософское общество перед миром, безусловно и безотлагательно подчиняться распоряжениям главы Эзотерической секции во всём, что касается моего отношения к Теософскому движению; сотрудничать с ней в направлении, ею указанном, с целью подготовить приход Мирового Учителя; и предоставлять Обществу любую возможную поддержку посредством времени, денег и работы». Цитируется по статье «Новое духовное рабство» в «Сообщениях для членов Антропософского (Теософского) общества», апрель 1914 г.

139 Собрание писем Махатм к Синнетту и другим было опубликовано отдельной книгой в 1923 году Трэвором Баркером. Есть также и немецкий перевод Норберта Лаупперта. Оригиналы писем хранятся сейчас в Британском музее в Лондоне.

140 Видимо, речь идет о следующем: в одной из лекций Рудольф Штайнер говорит как об известном восточным оккультистам факте, что «астральное тело Будды было сохранено и позднее присоединено к Шанкаре Ачарье». (См. лекцию от 22 марта 1909 г. ПСС 107.) — Прим. перев.

141 Из письма от 29 сентября 1948.

142 Дальнейшее развитие этой подмены, очевидно, можно наблюдать в истории с Агни-Йогой, опыт ее осмысления сделал Сергей Прокофьев в своей книге «Восток в свете Запада». — Прим. перев.

143 См. также книгу Сергея Прокофьева «Восток в свете Запада». — Прим. перев.

144 Рудольф Штайнер также назвал свой первый теософский журнал «Люцифером», так как это имя указывает на принцип самостоятельности: «Поэтому Блаватская так назвала свой первый журнал, по той же причине называется также и наш — дабы документировать этот принцип» (29 апреля 1906 г., Штутгарт).

145 Согласно имеющейся в архиве Управления наследием Рудольфа Штайнера переписке Рудольфа Штайнера с лейпцигским издателем Максом Альтманом, «новое, единственное авторизованное издание» этой книги в Германии было переведено и опубликовано Рудольфом Штайнером. Этот факт интересен тем, что это имело место в 1907 г., когда вследствие происшествий в Адьяре, связанных с явлением Мастеров, Рудольф Штайнер был вынужден отделиться от Эзотерической школы Теософского общества.

146 Смотри статью «К предстоящим выборам Президента Теософского общества».

147 Факсимиле английского оригинала помещено в книге Эмиля Бока «Рудольф Штайнер. К исследованию дела его жизни», Штутгарт, 1961.

148 После выхода Лидбитера (1906 г.) Анни Безант писала: «Если бы я сама пришла однажды к падению, то желала бы от любящих меня, чтобы они не боялись осудить мою ошибку, не приукрашивали бы ее и не называли черное белым; лучше пусть они облегчат мою тяжелую карму — как и я стараюсь облегчить карму моего друга и брата, — возвещая неприкосновенную чистоту идеала ... Лидбитер пал, вероятно, паду и я». Цитируется по Евгению Леви, «М-с Безант и кризис в Теософском обществе», Берлин, 1913 г.

149 Алкион (нем. Alkyone, франц. Alcyone = ‘зимородок’) — орденский псевдоним Джидду Кришнамурти. См. биограф. справку в конце книги. — Прим. перев.

150 В книге С. Риуэт-Короз «Биография Рудольфа Штайнера», Париж, 1973 г. К этому вопросу см. также книгу Сергея Прокофьева «Рудольф Штайнер и краеугольные мистерии нашего времени», Ереван, «Ной», 1992 г., стр. 439. — Прим. перев.

151 Рудольф Штайнер так говорит об исключении из Т.О.: «Для распространения этого абсурда (имеется в виду «новое воплощение Христа» — В.В.) в рамках Теософского общества было образовано особое общество — «Звезда Востока». Для меня и моих друзей было совершенно невозможно принимать членов этой «Звезды Востока» в Немецкую секцию, как они того хотели и как намеревалась поступить Анни Безант, будучи президентом Теософского общества. И поскольку пойти на это мы не могли, в 1913 году нас исключили из Теософского общества. Мы были вынуждены основать самостоятельное Антропософское общество». «Мой жизненный путь», гл. 31. (Здесь и далее все цитаты из книги «Мой жизненный путь» даются по изданию evidentis MMII, перевод Мартына Оганесяна) О более глубоких взаимосвязях см. также: Сергей Прокофьев, «Рудольф Штайнер и краеугольные мистерии нашего времени». — Прим. перев.

152 Антропософское общество, скорее всего, было бы основано в любом случае, судя по тому, что говорит об этом Рудольф Штайнер: «И если бы в дальнейшем направление и деятельность Общества не изменились, то моим друзьям и мне никогда не пришлось бы выходить из него. В этом случае в рамках Теософского общества состоялось бы лишь официальное открытие особого отделения — «Антропософского общества»». Рудольф Штайнер, «Мой жизненный путь», гл. 31. — Прим. перев.

© В.Волков. Перевод, 2004.
© Издательство «Энигма», 2004.
© Издательство «Антропос», 2004.


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Содержание
  • Из эзотерических уроков о восточном и западном оккультизме
  • III. ДВИЖЕНИЕ, ЭЗОТЕРИЧЕСКАЯ ШКОЛА, ОБЩЕСТВО — ИХ ОТНОШЕНИЕ ДРУГ К ДРУГУ. Предисловие
  • Мастера — импульсаторы Теософского движения
  • Сущность Теософского движения и его отношение к Теософскому обществу
  • Идея братства — изначальный импульс Теософского движения
  • Почему существует Теософское движение?
  • Школа посвящения прошлого. Мистерии Духа, Сына и Отца
  • Миссия Теософского движения
  • Почему то, что понимается под Теософским движением, до сих пор выступало в рамках Теософского общества?
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4385
    Результат опроса