Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > Журнал «Антропософия в современном мире» > 2001

Георг Кюлевинд. Звёздные дети и трудные дети.


Ребёнок - пришелец

В мире взрослых маленький ребёнок всегда остаётся пришельцем, ибо он приходит из того мира, в котором бытие подобно причащению, где непосредственная связь между духовными сущно­стями, проходящими свой путь до рождения на Земле, не нуждается в символах. Причащение духовных существ, так же как и сами духовные существа, не может быть воспринято чувствен­ным миром. Люди, живущие в мире чувственных символов, большей частью принимают символы за действительность, не понимая их значения и не подозревая даже, что они являются символами высшего смысла. Обычно воспитание ребёнка основывается на том, чтобы быстро приспосо­бить его к этому состоящему из символов миру, смысловая сторона которого рассматривается, как правило, лишь номинально. В прошлом, когда в воспитании ребёнка ещё играли роль исполнен­ные мудрости, спиритуальные традиции, это более или менее удавалось.

Несколько десятилетий назад ситуация дра­матическим образом изменилась. Пропасть между ребёнком и миром взрослых с возрастающей скоростью углубляется. Рождающиеся дети всё более предрасположены к спиритуальности, но мир взрослых, проникаясь чисто материалистиче­ским менталитетом и образом жизни, с растущей быстротой отдаляется от спиритуальности.

На протяжении последних двадцати лет (эту тенденцию можно было наблюдать и раньше) рождается всё больше детей, появления которых ни родители, ни педагоги не ожидали и к воспри­ятию которых они не готовы. Эти дети до сих пор рассматривались как особенные, исключи­тельные случаи, как своеобразные отклонения от "нормальных". Сегодня, благодаря их постоян­но растущей численности, можно с уверенностью сказать, что речь идёт не об исключительных случаях — на Землю вступает новая, доныне неизвестная генерация душ, приносящая с собой мощный спиритуальный импульс. На это нельзя больше закрывать глаза.

Взгляд существа

Первое, что сразу же после рождения ребёнка бросается в глаза родителям — очень ранний контакт взгляда, который не может быть отне­сён к влиянию окружения, ибо на это ещё не было времени. Взгляд новых детей — я предлагаю называть их "звёздными детьми" (в США их назы­вают "индиго") — элю взгляд не новорождённых, но зрелых, самосознающих, мудрых людей. Само­сознания во взгляде нельзя не заметить. В нём видно и большое достоинство, которым позже будет отличаться всё поведение ребёнка. Если взрослый научится понимать этот взгляд, он обнаружит нечто ещё: окружение, взрослые им просматриваются. Подобная способность свойственна всем детям, но у звёздных детей она прояв­ляется уже в младенчестве; позже ребёнок смо­жет и выразить то, что он "видит" во взрослом.

С самого начала эти дети обнаруживают свой индивидуальный характер и проявляют его совер­шенно сознательно. Они знают, кто они. Они знают, что они не такие, как "нормальные", которых пока ещё большинство в школах и детских садах.

"Новые" тотчас узнают фуг друга и группиру­ются вместе. Если педагог невнимателен, то эти две группы начинают враждовать. Звёздные дети очень рано говорят о себе в первом лице, что не уменьшает их способности восприятия (обычно это наблюдается при развитии "нормальных" детей); они больше воспринимают в мире взрослых и очень рано начинают выражать воспринимаемое. Также рано и ясно они начинают говорить о том, что они хотят, а чего — нет. Прежде чем побу­дить их что-то сделать, им необходимо всё объяс­нить. Если этого не происходит, взрослый получа­ет твёрдый отказ: они хотят, чтобы к ним отно­сились с уважением. Обсуждение уместно даже тогда, когда в силу своих малых лет понять обсуж­даемого они не могут, ибо и в этом случае эти дети чувствуют себя оскорблёнными; "интеллек­туальное" понимание, которое в подобном случае отсутствует (так же, как у духовно больных), заменяется пониманием в чувстве.

Новый человек в искреннем самопознании

Несмотря на чёткие индивидуальные черты характера, у звёздных детей выявляются общие душевно-духовные свойства, благодаря которым они отличаются от "нормальных". Необходимо признать тот факт, что мы переживаем не вторжение существ с других небесных тел, но человеческие души, которые в духовном отноше­нии достигли определённого совершенства. Они приходят со своей собственной звезды — с той чувственно непознаваемой звезды, что явилась трём волхвам при рождении Иисуса, что руково­дила ими на пути из Иерусалима в Вифлеем — путеводной звезды истинной, сверхчувственной астрологии.

В соответствии с их зрелым существом, с этими детьми с самого начала следует обхо­диться иначе, чем с другими. Если взрослые придерживаются обычных методов воспитания и портят отношения с ними, то позже общение становится затруднительным.

Для этих детей не существует авторите­тов среди родителей и учителей, даже когда они совсем малы. Они не переносят ничего поддель­ного ("делай, как будто..."), каждая попытка нечто симулировать мгновенно ими просматри­вается, отвергается и презирается. Но они очень ценят искренность, признание своей вины в случае проступка или ошибки и оригинальность. Сами они оригинальны, искренни и не терпят лжи, общение с ними не представляется затруд­нительным, когда заслуживаешь их доверия. Они всегда знают, с кем можно быть откровенным, а с кем — нет. Они находят новые, большей ча­стью эффективные пути, чтобы чему-то нау­читься или что-то осуществить, Наказывать их нельзя — наказание не приносит пользы, но даёт лишь отрицательный результат, становясь выражением беспомощности и неспособности общения с ними. Также невозможно — извне, как "педагогическое" средство — вызвать у них чувство вины или нечистой совести.

Звёздные дети в большинстве случаев на­столько преисполнены избытком жизненной и духовной энергии, что часто напоминают боль­ных детей — они гиперактивны. Но, фактически, они внимательны только к тому, что их дейст­вительно интересует — и тогда они погружены в предмет. Если что-то им не интересно, они начинают скучать и становятся "неспособными". Можно ли пробудить у них интерес к предмету — зависит от учителя. Если это удаётся, то ребёнок не имеет проблем со вниманием — и у учителя нет проблем с ним; если это не удаётся, то ребёнок становится очень неспокойным, и его невозможно заставить заниматься.

Новые дети в большинстве случаев высоко­интеллектуальны. В тестах на интеллект они получают оценку выше среднего уровня по срав­нению с их старшими товарищами (в том случае, если они не отказываются от тестирования. Но оригинальность вряд ли можно тестировать).

Звёздные дети очень чувствительны к тому, что касается их самих, и к тому, что касается других. Если они ещё не "испорчены" общением, то проявляют большое сочувствие к окружающим, их действия преисполнены любви. В большинстве случаев им мешает их небольшой опыт того, что другие ведомы не любовью. Будучи эмоционально восприимчивыми, они нуждаются в эмоциональной стабильности и уверенности; но излучающий уверенность взрослый — редкость. Они часто расстраиваются, так как многие из своих ориги­нальных идей не могут осуществить. Неудачи они переносят тяжело и замыкаются в себе, отказываясь в дальнейшем от своих намерений.

Заучивание наизусть, запоминание для них нежелательны, но они охотно учатся на опытах и экспериментах. Они часто получают и духов­ный опыт, который обсуждают друг с другом, проявляя большой интерес к таким переживани­ям, но закрываются от тех, кто их не понимает. Они возмущены, если кто-то действует не из любви. Вольного или просто печального человека они молча окружают утешительной заботой, не обсуждая этого в дальнейшем.

Они знают, что и они сами, и другие люди — духовные существа. Духовное в человеке ими легко воспринимается. Их знание о реинкарнации — природное знание, они часто знают свои прошлые инкарнации. Но так как мысли и чувства других людей для них доступны, они не всегда могут правильно определить, что есть их собственное переживание, а что — перешедшие к ним мысли других людей. Каждое скрытое намерение, каждая скрытая мысль для них очевидна. Это должно определять поведение окружающих их людей.

Знание о звёздных детях могло бы изменить общение окружающих с ними, хотя знания — это ещё не способности. Взрослые должны эти спо­собности у себя вырабатывать, если они хотят подготовить для новой генерации позитивный приём. Без этого звёздные дети становятся трудными детьми, иногда наркоманами и пре­ступниками. Они хотят изменить мир в соот­ветствии с духовными импульсами, формировать его из сочувствия и любви, но не успевают этого достигнуть, ибо мир взрослых, который неизбеж­но контактирует с ними, себя не изменяет. Без нашего внутреннего изменения мы из звёздных детей делаем надломленных в своём внутреннем существе людей. Благодаря нашему непониманию той миссии, с которой они вступили на Землю, мы препятствуем им в их намерениях изменить мир к лучшему, закрывая для них смысл их бытия.

Можно назвать две характерные черты, ко­торые нам необходимы для общения с этими детьми: уважение и бескомпромиссная искрен­ность. Обе они требуют работы в нас самих, так как предполагают глубокое самопознание: кто не искренен по отношению к самому себе, тот не может быть открытым для других.

"Трудность" духовного

Кажется, что оболочка, поддерживающая "ощущение себя", у звёздных детей отсутствует или не в полной мере развита: их самосознание основано не на ощущении себя, как у "нормальных" детей. Это делает возможным проявление их интуиции, интеллекта и любовного отношения к окружающим лишь до тех пор, пока они каким-либо образом не становятся отвергнутыми и "трудными" детьми.

Интенсивная духовность с одной стороны и проявленный, жизненный материализм с другой наталкиваются сегодня друг на друга. Резуль­татом становится быстрое и постоянное уве­личение числа "трудных" детей, чью типологию и синдром не успевают понять "эксперты". Однако более или менее известно, что не проявленная во всей полноте духовность преломляется в строптивость, нарушения в поведении, наркома­нию, преступность, в душевные и духовные бо­лезни. "Трудные" дети забыли свою миссию, смысл своего бытия.

Все маленькие дети, до того как они начинают активно говорить, продолжают ещё жить в духов­ном мире. Если бы они могли говорить, то сообщи­ли бы нам многое об этом мире. Но они не могут общаться через символы, потому что частично ещё участвуют в духовных событиях. Позже они иногда нечто рассказывают, но редко кто-либо понимает их рассказы. Звёздные дети могли бы помочь нам в наблюдении жизни маленьких детей, прежде чем те заговорят, так как они и позже не отделены полностью от духовного источника.

Необходимость воспитания внимательности

Для педагогов и родителей, чьи дети стано­вятся "трудными" — скоро нам будут встре­чаться почти только такие — знание антропо­логии, психологии и духовной науки необходимо, но не достаточно. Ибо педагогика, всё больше склоняющаяся к лечебной педагогике, может стать действенной при условии, что педагоги воспитают свою внимательность, возвысив её до способности к духовным опытам. Лишь в этом случае она могла бы воздать должное индивиду­альности ребёнка. Благодаря интуиции, любви, самоотверженности, благодаря безграничной внимательности и в чувстве, и в воле, которые становятся познающими способностями. Воспи­тание сознания и внимательности должно стать одним из главных предметов педагогического образования. Кто же должен этот предмет преподавать?   Концентрация   внимания сама переходит в способность восприятия духовного, если достигается тот поворотный момент, когда начинается духовное переживание Я. Без приобретения такой способности мы видим лишь проявления эго, которое определяет сегодня все склонности и поступки и руководит принципом получения выгоды. Подобные проявления не понимаемы маленьким ребёнком, так как приоб­ретают "смысл" лишь с образованием эгоизма.

Те сцены, которые сегодня наблюдаются в семьях, детских садах, школах, лечебно-педагогических заведениях можно расценивать как протест человеческих душ, протест про­тив мира взрослых. Палитра этих проявлений широка: нарушения речи, возмутительное пове­дение, проблемы со вниманием и концентрацией, гиперактивность, равнодушие вплоть до аутиз­ма. Сегодня, может быть, большинство из них благодаря приспособляемости и принуждению (внешнему и внутреннему), боязни одиночества и потребности в любви окружающих свыкается с "нормальным" миром взрослых; в ближайшем будущем это станет удаваться им всё труднее. И в этом наша надежда.

Георг Кюлевинд
"Дас Гётеанум" №11/2001


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Рудольф Штайнер. Делать то, что человек может делать.
  • Эрнест Сутер-Шальтенбранд. Малый и Большой Стражи порога.
  • Валентир Вембер. Об отношении к времени.
  • Гюнтер Коллерт. Спиритуальная деятельность или вивисекция души?
  • Кристоф Линденау. Кто делает «делаемость»?
  • Вольфганг Хэльд. В чём человек индивидуален?
  • Альберт Штеффен. Основание для роста силы
  • Михаэль Дебус. Будущее человека на пороге тысячелетия.
  • Стефан Абельс. Стрела и дуга.
  • Иоганн В. Шнайдер. Ликование ангелов и безмолвие Земли в Рождественскую ночь.
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4380
    Результат опроса