Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > GA > Доклады > Миссия Михаила. Раскрытие особенных тайн человеческого существа

Пятая лекция (Дорнах, 29 ноября 1919 года).


Только через усвоение, по меньшей мере, самых важных и значительных законов человеческого развития может достичь человек истинного сознания, которое будет поддерживать его душу; он должен познать то, что вносится ходом человеческого развития и сделать это частью своей душевной жизни. Это — задача современного человека. Тут надо принять полностью во внимание, — я уже сделал такое замечание на этих днях, что само развитие человечества является своего рода развитием живого существа. Как в случае развития отдельного человеческого индивидуума имеет место закономерный рост, так же происходит и в развитии всего человеческого рода. И так как в настоящее время настал момент, когда человеку надлежит поднять в свое сознание некоторые вещи, и так как человеческое существо участвовало ведь в течение своих повторных земных жизней в различных формах развития человечества в его истории, то становится необходимым развить понимание различий душевного настроя людей в отдельные эпохи эволюции человечества. Я часто уже говорил, что то, что мы называем сегодня историей, является, собственно, некой “story“ (То есть, сказкой, которую условились принимать за истину. — Прим. пер.), ибо, абстрактное перечисление событий и поиски причин и следствий исторических процессов, производимые в самом внешнем смысле, не принимают в расчет происходящих преобразований, метаморфоз самой человеческой душевной жизни. Когда исходя из этой точки зрения мы делаем проверку фактов, то с легкостью убеждаемся в том, что это — предрассудок, верить, будто теперь душа людей обладает таким же строем, как и в те времена, от которых сохранились самые ранние исторические документы. Это — не так. Люди, даже самые простые, самые примитивные люди 9 и 10 столетия христианской эры, имели душевный строй совсем другой, чем у людей, живших после середины 15 столетия. Это можно установить в отношении как самых нижних слоев человеческого рода, так и в отношении его верхних слоев тоже. Попытайтесь, например, разобраться в примечательном сочинении Данте о “Монархии”. Если вы читаете подобную книгу не как курьез, но с некоторым культурно-историческим чутьем, то вы заметите, что такое сочинение представителя своего времени содержит вещи, которые не могли бы быть высказаны современным человеком, проистечь из его души.

В этой книге, которая была задумана им, как серьезный трактат о правовом и политическом обосновании монархии. Данте пытается показать, что римляне были самым превосходным народом в мире; он пытается показать, что завоевание всей земли в пределах, известных в то время, было исконным правом римлян. Он старается доказать, что право римлян завоевать всю землю было большим, чем право на независимость отдельных, меньших народов; ибо это было, мол, волей Бога, чтобы римляне правили различными меньшими народами — для собственного блага этих последних. Данте предлагает много доказательств в духе своего времени для оправдания права римлян владеть всей Землей. Одно из доказательств следующее. Он говорит: римляне происходят от Энея. Эней был женат три раза. Сначала на Креусе; через этот брак он получил право как родоначальник править Азией. Второй раз он женился на Дидоне; через этот брак он получил право, как предок римлян, управлять Африкой. Затем он женился на Лавинии и тем самым приобрел себе, а значит и для римлян, право управлять Европой. Герман Гримм, который однажды обсуждал эту вещь, сделал следующее, — я думаю, меткое — замечание: “Какое счастье, что в это время Америка и Австралия еще не были открыты!”

Но такого рода умозаключения были само собою разумеющимися для просвещенного ума времени Данте, поистине самого выдающегося ума того времени. Таким было тогда юридическое доказательство. Теперь я прошу вас вообразить, что какой-то юрист настоящего времени выведет подобное заключение. Вы не можете даже вообразить этого. И столь же мало можете вообразить, чтобы способ мышления, который Данте применяет в отношении ряда других предметов, мог возникнуть из душевного строя человека настоящего времени. Так, совершенно очевидный факт показывает, что мы должны принимать во внимание преобразование душевного строя людей. Недостаток понимания этих вещей был терпим в известной мере, до нашего времени. Но это не годится более в наше время, а особенно это не будет годиться для человечества в будущем по той простой причине, что человечество, вплоть до нашего времени или, по крайней мере, до конца 18-го столетия, имело некоторые инстинкты (после Французской революции все это постепенно менялось, но все же еще сохранялись остатки старого). Исходя из этих инстинктов, человечество было способно развить такое сознание, которое поддерживало душу. Но в настоящем состоянии постоянно изменяющегося организма человечества эти инстинкты более не существуют, и человек должен сознательно приобретать связь со всем человечеством в целом. В этом, в конечном счете, глубочайшее значение социального вопроса в настоящее время. То, что люди утверждают в своих партийных платформах, — это только поверхностные формулировки. То, что подымается из подспудных глубин человеческих душ, выражается в таких формулировках; человечество чувствует, что отдельной личности необходимо приобрести сознательную взаимосвязь со всем человечеством, то есть приобрести себе, усвоить социальный импульс.

Мы не можем сказать этого, не приняв действительно во внимание закон развития. Сделаем это еще раз после неоднократного повторения, бывшего по отношению к другим вопросам. Возьмем, как пример, время от 4 до 16 столетия христианской эры. Мы видим, как христианство распространяется в цивилизованной Европе. Мы найдем, что это распространение христианства носит характер, о котором я говорил вчера и много раз прежде. Мы найдем, что большие усилия были приложены в это время для понимания тайн Голгофы посредством человеческих представлений и понятий, переданных греческой культурой. Затем началась изменившаяся форма развития. Мы знаем, что она наступила уже около середины 15 столетия; но это сделалось ясно различимым только в 16 столетии. В это время начало брать верх и все более и более распространяться естественнонаучно ориентированное мышление, захватывая сперва верхний слой человечества, а затем постепенно проникая все глубже и шире.

Сосредоточим наше внимание на некоторых особенностях этого естественнонаучного мышления. Можно перечислить ряд качеств естественнонаучно ориентированного мышления, но сегодня мы особенно остановимся на одном из них. Это следующее: действительно крепкий современный мыслитель в настоящем смысле слова не в состоянии справиться с проблемой природной необходимости и свободы человека. Естественнонаучное мышление современности движется все больше и больше к признанию человеческого существа членом остальной природы, причем последняя понимается как поток причин и следствий твердо определяющих друг друга. Безусловно, есть и сегодня много людей, которые ясно видят, что свобода, переживание свободы, есть факт человеческого сознания. Но это не мешает им быть неспособными постичь эту проблему, так как они заключены в границах естественнонаучного образа мышления. Если мы мыслим о существе человека в разрезе требований современного естествознания, то мы не в состоянии примирить этот образ мышления с мыслью о человеческой свободе. Некоторые люди очень легко относятся к вопросу о человеческой свободе, к человеческому чувству ответственности. Я знал одного профессора уголовного права, который начинал каждый раз свой курс лекций по уголовному праву следующим замечанием: “Господа! Я буду читать вам лекции по уголовному праву. Начнем с принятия аксиомы, что существуют человеческая свобода и ответственность. Так как если бы не было человеческой свободы и ответственности, то не могло бы быть и никакого уголовного права. Однако, уголовное право существует, так как я должен читать вам лекции о нем; значит человеческая ответственность и свобода существуют также”. — Эта аргументация несколько простовата, но она указывает на те трудности, которые ныне возникают перед людьми, когда они задают вопрос: как природная необходимость может быть соединена со свободой? Иными словами, это показывает, как развитие, совершившееся за несколько последних столетий, заставляет людей думать об известном всемогуществе природной необходимости. Это не выражают в точности такими словами, но, тем не менее, признают известное всемогущество природной необходимости. Что же это такое — всемогущество природной необходимости? Мы лучше поймем друг друга, если я напомню вам то, о чем я уже часто упоминал. Современные мыслители верят, что они действуют — или, вернее, думают — без предубеждений, просто как научные исследователи, когда они утверждают, что человек состоит из тела и души; не правда ли, люди, вплоть до якобы великого философа Вильгельма Вундта, — который, однако, стал “великим” просто благодаря любезности своего издателя, — люди утверждают: если мы мыслим без предубеждений, чисто научно, то мы должны считать человека состоящим из души и тела, если мы вообще еще приписываем душе действительность. И очень робко пробивается та истина, а именно, что человек состоит из тела, души и духа. Философы, считающие себя свободными от предубеждений и верующие в то, что человек состоит из тела и души, не знают, что их концепция является всего лишь результатом хода исторического процесса, отправной точкой которого был восьмой Вселенский Собор в Константинополе, когда Католическая церковь упразднила дух, установив догму, что впредь ортодоксальный христианин должен мыслить человека, состоящим только из тела и души, причем, душа имеет некоторые духовные свойства. Это был церковный закон; философы учат ему и сегодня, не зная, что они просто следуют церковному закону. Они же думают, что они движут вперед непредвзятую науку. Таково сегодня положение в отношении многого того, что называется “непредвзятой наукой”.

Так обстоит дело и с природной необходимостью. В течение всего времени развития между 4-м и 16-м столетиями все больше кристаллизовалось вполне определенное понятие Бога. Если войти в тонкости духовного развития этих столетий, то встречаешься с тем фактом, что в человеческом мышлении все более и более вырабатывалось вполне определенное понятие Бога, которое достигло своей кульминации в изречении: Бог-Всемогущий. Мало кто знает о том, что для людей, живших до 4-го столетия христианства, не имело никакого смысла говорить о Боге как Всемогущем. Мы сейчас не углубляемся в истины катехизиса; там вы, естественно, найдете: Бог всемогущ, всемудр, всеблаг. Все это вещи, не имеющие ничего общего с действительностью. До 4-го христианского столетия никто не мог рассматривать всемогущество как основное свойство Божественного Существа, если он действительно понимал эти вещи, разбирался в них. Ибо, в это время еще оказывали свое действие греческие понятия. Думая о Божественном Существе, люди тогда говорили в первую очередь не “Бог-Всемогущий”, а “Бог-Всеведущий”.

Бог-Всемогущий          Четвертое столетие

Бог Всемогущий           Шестнадцатое столетие

Мудрость была тогда тем, что в первую очередь считалось основным атрибутом Божественного Существа. И понятие Всемогущества только постепенно проникало в идею Божественного Существа, начиная с 4-го христианского столетия. Это получило дальнейшее развитие. Понятие личности было отброшено и за атрибут был принят простой распорядок природы, понимаемый все более и более механически. И новейшее понятие природной необходимости всемогущества природы есть нечто иное, как результат развития понятия Бога с 4-го по 16-ое столетие. Только атрибуты, свойства личности были отброшены, и то, что прежде составляло понятие Бога, было превращено в способ мышления естествознания.

Но современные истые ученые-естественники будут, конечно, решительно возражать против чего-либо подобного. Как многие философы верят, что они мыслят непредвзято о человеке, рассматривая его состоящим из тела и души, хотя в действительности они просто следуют за VIII Вселенским Собором, состоявшемся в Константинополе в 869 г. так же, как эти философы — и геккельянцы и дарвинисты, и физики с их природной необходимостью, зависят от хода исторического процесса. Зависят они от того теологического течения, которое развилось, выработалось во время от Августина до Кальвина. Эти вещи должны быть вполне поняты. Своеобразием каждого эволюционного течения является то, что оно включает в себя как определенную эволюцию, так и инволюцию, или деволюцию. И в то время, когда развивалось понятие “Бога Всемогущего”, в подсознательных сферах человеческой душевной жизни существовало подспудное течение, которое стало затем ведущим верхним течением  — природная необходимость (см. схему: красная линия). А начиная с 16-го столетия существует новое подспудное течение, которое подготовляется как раз в наше время стать верхним течением (синяя линия).

Бог Всеведущий     Бог Всемогущий       Природная необходимость

   4-е столетие          16-е столетие                  Наше время
     (красная)                  (синяя)

Для эпохи Михаила характерно, что то, что подготовлялось в форме подспудного течение природной необходимости, должно было теперь стать верхним течением. Но если мы хотим приобрести какое только возможно понимание того, что, собственно, таким образом подготовлялось, мы должны постигнуть внутренний дух развития Земли.

Я недавно обращал ваше внимание на то, что происходящее само собою в земном развитии и особенно в развитии человечества, движется, собственно, по нисходящей линии. Земное человечество и развитие самой Земли находятся на пути упадка. Я привлекал ваше внимание к тому факту, который ныне признан геологической истиной со стороны серьезно мыслящих геологов, а именно, что земная кора находится в процессе распада, но в особенности само человечество находится в процессе упадка под влиянием собственно земных сил мира внешних чувств. И человечество в своем процессе развития должно настолько подвигнуться дальше, чтобы воспринять духовные импульсы, которые работают против упадка. Поэтому сознательная духовная жизнь должна войти в человечество. Нам должен быть ясен тот факт, что мы уже прошли, оставили позади высший пункт земного развития. Для того, чтобы земное развитие могло двигаться дальше, духовное должно восприниматься людьми все более и более ясно и отчетливо.

Сперва это кажется абстрактным фактом. Но для духовного исследователя это никак не абстрактный факт. Вы знаете, что мы можем проследить развитие Земли через стадии Сатурна, Солнца и Луны, вплоть до стадии Земли. Это развитие может быть охарактеризовано также следующим образом: если мы говорим о современном человечестве, то тогда мы по существу должны рассматривать развитие человечества через периоды Сатурна, Солнца и Луны, как подготовление, как предварительную стадию развития. Только на самой Земле, получив свое “Я”, человек действительно достиг ступени человечности и в его существо будет вливаться дальнейшее в течение последующих стадий развития Земли.

Вы знаете, что так называемые Архаи, теперешние Духи Личности или Духи Времен, были на стадии Сатурна, хотя и в совершенно иной форме, с совершенно иным внешним обликом, на той ступени развития, на которой человек находится теперь. Я выражал это в моих книгах, говоря: “То, что мы обозначаем сегодня как Архаи, Духи Личности, было человеком в течение периода Сатурна; Архангелы были человеком в течение периода Солнца, Ангелы — в течение периода Луны. В течение периода Земли мы стали человеком”.

Наше собственное развитие, конечно, шло параллельно всему тому, в порядке подготовки к дальнейшему. Если мы вернемся назад, хотя бы только к Лунной стадии, то мы должны сказать: “Здесь Ангелы были человеческими существами, конечно, человеческими существами с совершенно отличной от нас внешностью, так как на древней Луне были совершенно иные условия. Но параллельно с этими людьми Луны, то есть с Ангелами, развивались также мы, достигнув за стадии развития, предшествовавшие Земле, очень подвинутого вперед состояния, так что Ангелы должны были там уже принимать нас во внимание. Особенно в течение нисходящей фазы эволюции Луны мы создавали тягостные заботы Ангелам. То же самое, однако, происходит также с нами во время нисходящей эволюции Земли; со времени, когда эволюция Земли пошла по нисходящей линии, другие существа дают себя чувствовать”. Это очень значительный, очень важный результат духовнонаучного исследования, к которому следует отнестись очень, очень серьезно, а именно, что мы уже вступили в ту стадию развития Земли, когда дают себя чувствовать существа, которые на Юпитере — на следующей стадии эволюции Земли — продвинуться до формы человека, иной формы человека, безусловно, чем наша, но которая, тем не менее, может быть сравнена с существом человека. Ибо мы станем иными существами на Юпитере. Это, так сказать, будущие люди Юпитера, существуют уже теперь, точно так, как мы существовали на древней Луне. Они существуют, понятно, невидимые внешне; но я уже разъяснил вам раньше, что значит быть видимым внешне, и что человек есть также сверхчувственное существо. Сверхчувственно эти существа присутствуют здесь очень определенно.

Я подчеркиваю еще раз: это является исключительно серьезной истиной, что определенные существа, фактически присутствующие в окружении человечества, дают о себе знать. Они дают знать о себе все более и более, начиная с середины 15-го столетия. Эти существа обладают преимущественно импульсом такой силы, которая очень похожа на человеческую силу воли, о которой я говорил вам вчера, как о существующей в самом глубоком слое человеческого сознания. Эти невидимые существа связаны с тем, что ныне остается вне поля обычного сознания, но они уже дают очень сильно знать о себе в ходе развития современного человечества.

Для лиц, которые действительно серьезно относятся к духовным исследованиям, это — проблема огромной важности. Я столкнулся с этой проблемой особенно сильно (в свое время я говорил об этом в той или иной форме различным нашим друзьям), можно сказать тогда, когда в 1914 году разразилась катастрофа этой войны. Следовало бы спросить себя: Как могло обрушиться на европейское человечество такое событие, которое фактически невозможно измерить в отношении его причин тем путем, который обычно применялся в отношении прежних исторических событий? Тот, кто знает, что не более 30 или 40 человек в Европе участвовали в решениях, приведших к войне 1914 года и кто знает также, в каком душевном состоянии находились почти все эти люди, — он должен был столкнуться с упомянутой, столь серьезной проблемой. Ибо почти все эти люди, как ни странно это звучит сегодня, находились тогда в тусклом, помраченном состоянии сознания. Вообще, в течение последних лет произошло многое такое, что было вызвано помраченностью человеческого сознания. На самых решающих постах мы видим в 1914 году везде людей, которые наиболее ответственные решения конца июля и начала августа принимали в состоянии помраченности сознания; и это продолжается вплоть до нынешнего дня. Это — проблема: грозная по своей природе. Если мы исследуем ее духовнонаучно, то мы найдем, что эти помраченные сознания людей были теми вратами, через которые именно эти существа воли были в состоянии проникнуть и овладеть сознанием тех людей; они овладели помраченным, затуманенным сознанием тех людей и действовали через их сознание. А эти существа, которые вмешались таким образом, — они суть еще дочеловеческие, подчеловеческие существа. Что же они за существа? Мы должны поставить этот вопрос совершенно серьезно: какие же они, собственно, существа?

Так вот, мы задавали вопрос относительно происхождения человеческого разума, о происхождении разумного человеческого поведения, которое, говоря попросту, имеет свое орудие в нашей головной организации. И мы увидели, что эта способность разумного постижения нашей души восходит к тому деянию Архангела Михаила, которое обычно символически изображается как низвержение Дракона. Собственно, это — очень тривиальный символ. Ибо, если мы верно представляем себе Михаила с Драконом, то мы должны сказать: “Вот — Существо Михаила, а вот — Дракона, который, собственно, есть все то, что входит в наш так называемый разум, в нашу способность мыслить. Не в Ад низвергает Михаил вражескую рать его Супостата, но в человеческие головы; там этот Люциферический импульс продолжает жить дальше...” Я ведь характеризовал вам человеческий разум, как, собственно, Люциферический импульс. Таким образом, мы можем сказать: если мы посмотрим назад, в прошлое развитие Земли, то мы найдем Деяние Михаила и с этим Деянием Михаила связано озарение человека его разумом.

Подчеловеческие существа, главный характер которых выступает в импульсе, очень сильно перекликающемся с человеческой волей, с человеческой силой воли, появляются теперь в некотором смысле снизу, в то время как полчища сил, низверженных Михаилом, пришли сверху, и в то время как последние овладели человеческой способностью представления, первые овладевают человеческой силой воли, соединяются с нею, они суть существа, происходящие из царства Аримана. Ариманическими были те влияния, которые действовали через помраченные сознания людей. Да, пока не принимают во внимание эти силы, как силы объективно существующие в мире так, как, например, принимают во внимание то, что сегодня называют магнетизмом, электричеством и т.д., до тех пор не достигнуть никакого прозрения в мир той природы, что согласно гимну в прозе Гете охватывает собой также человека. Природа же, которая описывается нынешним естествознанием, не содержит в себе человека, а только его физическую оболочку.

В начале становления Земли имело место низвержение сверху, падение Люциферических существ; ныне же происходит подъем, проникновение Ариманических существ снизу. Первые существа обнаруживаются во влиянии Люциферической способности представления, последние — во влиянии на человеческую силу воли; мы должны распознать вступление этих последних существ в развитие человечества. Мы должны уяснить себе, что эти существа приходят и что мы должны считаться с природой их влияний, которое, впрочем, в настоящее время распространяется только на человека; так как царство животных будет только позднее втянуто в собственно земной период развития. Поэтому на животных эти существа пока еще не имеют влияния. Но мы не в состоянии постичь, что такое человеческий род, не принимая во внимание этих существ. И эти существа, которые, можно сказать, вытолкнуты сзади, так как позади них стоит собственно Ариманическое могущество, которое наделяет их крепкой силой воли, которое вливает в них направляющие их силы, — эти существа, которые сами по себе суть подчеловеческие существа, они в своей массе подвластны высшим Ариманическим духам и вследствие этого имеют в себе нечто такое, что значительно превосходит их собственную природу и сущность. Поэтому, если они овладевают человеком, они обнаруживают в своем вмешательстве нечто такое, что действует сильнее, гораздо сильнее того, чем слабое человеческое существо может располагать сегодня, если оно не укрепляет себя духовно. Какова цель этой рати? Если та рать, Люциферическая рать, которую Михаил низверг вниз, имела целью озарение человека, пронизывание человека разумом, то эта рать имеет своей целью некое проникновение в человеческую волю и чего эти существа хотят? Они неким образом зарываются в самые глубокие слои сознания, где человек еще спит сегодня в своем бодрствующем состоянии. Человек не замечает, как эти существа входят в его душу, а также и в тело. Здесь они притягивают к себе при помощи своей силы притяжения все то, что осталось Люциферическим, — что не стало пронизано Христом. Этого они могут достичь; этим они могут овладеть.

*Эти вещи очень актуальны! Я уже упоминал об одном явлении, которое имеет совсем особенное культурно-историческое значение. Теперь мы ведь читаем так называемые сочинения самооправдания, всевозможные люди, начиная с Теобальда Бетмана и вплоть до Ягова, все они, все пишут (Клемансо и Вильсон пришли к этому позднее, но они также пишут), все пишут. И вот, отсюда достаточно извлечь что-нибудь одно только, например, те два толстых тома, написанных Тирпицем, или два тома, написанных Людендорфом; это в высшей степени интересно для человека, который мыслит, который мыслит вместе с Духом своего времени, проследить тот род и способ, как пишут люди, подобные Тирпицу и Людендорфу. По своему содержанию эти сочинения весьма различны, так как Тирпиц и Людендорф терпеть не могли друг друга; они придерживались совсем различных взглядов. Но здесь мы хотим говорить не об их мнениях, но об их духовной конфигурации. Эти книги написаны на современном немецком языке, по меньшей мере, приблизительно на современном немецком языке, но они фактически (тут надо иметь способность понимания этого, а не то отнесешь такую книгу, раз на ней стоит год издания 1919, к современной эпохе) написаны сообразно такому способу представления, что можно задать себе вопрос: “Да, что же это, собственно, за форма мышления?” Этот вопрос я задал себе совершенно серьезно и исследовал обе названные книги в этом отношении. Ибо это — совершенная неправда, в действительности неправда, что эти книги написаны по-немецки; внешне они написаны по-немецки, но это, собственно, всего лишь перевод. Ибо формы мышления суть те же самые, какие были во время римских кесарей; у этих людей — в точности тот же способ мышления, какой наличествовал у римского кесаря!

Как раз тогда, когда приобретено понимание метаморфозы, которую проделывает человечество (как я перед этим описал ее) замечаешь, насколько отстали подобные души, так как они, собственно, не приняли участия в этой метаморфозе. Мемуары Тирпица и мемуары Людендорфа, они лишь случайно касаются современных событий; с таким же успехом они могли бы трактовать о военных походах Цезаря. Это точно доказуемо для того человека, который владеет методом доказательства подобных вещей. Итак, другими словами: христианство прошло мимо этих людей, в них нет ничего христианского. Слова, верно, были у них; они может быть в своей юности также молились в христианских церквах, — я этого не знаю (о Тирпице я этого не думаю, о Людендорфе — тоже), но это ведь ни о чем большем не говорит, — действительного Христова Импульса в своем сердце, в своей душе они не имели. Они остановились на более ранней ступени развития человечества. К людям с такой конфигурацией представлений могут подступать те духи, о которых я говорил. Они могут завладеть ими, увлечь их за собой. Таким путем хотят они утвердить свое господство. Но вследствие этого вторгается некий чуждый элемент, вторгается из некоего духовного мира как чуждый элемент в решения, принимаемые этими людьми. В отношении Людендорфа это может быть прямо доказано исторически, хотя еще пока нет “исторической психопатологии” (впрочем, в не слишком далеком будущем она станет практиковаться), в отношении Людендорфа это может быть прямо доказано. Это было 6 августа 1914 года при взятии Люттиха (по-французски — Льежа). На одной из улиц наступление целого воинского соединения застопорилось; Людендорф был среди него, тогда еще в чине полковника, — и на него пала необходимость и вся ответственность принятия того или иного решения. Только благодаря его молниеносному решению свершилось то, что произошло тогда с Люттихом. Но при этом Людендорфом было утрачено нормальное состояние сознания. Это ввергло его в такой склад душевной жизни, который принадлежит еще времени римских цезарей, и принесло помрачения сознания, открывшее врата для вступления в него Ариманического мира. **

Наше время ставит перед нами эти проблемы. Мы не можем больше проходить мимо этих вещей. Они, конечно, не удобны, ибо для людей стало удобным думать иначе, то есть вообще не думать о человеке, не изучать его поближе. И это не безопасно, говорить об этих вещах всю правду, в то время, когда многие люди совсем не любят чувства правды, не считая еще и того факта, что ложная сентиментальность может найти сообщение об этих вещах проявлением душевной жестокости.

Однако, результатом проникновения в эти вещи будет основательное познание необходимости импульса Христа. Можно распознать, где повсюду недостает импульса Христа. Вчера мы показали, что импульс Христа должен вступить в средние слои сознания. Сегодня мы можем добавить: если импульс Христа охватит средний слой сознания, если человек действительно пронижет себя Христом, тогда эти Ариманические силы не смогут пробиться через средний слой сознания вверх, и тогда они не смогут своими духовными силами увлечь вниз силы разума. Все зависит от этого. Крайне важно, чтобы сегодня мы распознавали природу влияний, которые приходят к нам от внечеловеческих, подчеловеческих существ, в свою очередь находящихся под влиянием других существ. Важны также и некоторые другие влияния, которые коренятся только в мире людей. Неделю назад я говорил вам о влиянии Михаила. Я характеризовал вам это влияние Михаила. Оно очень необходимо. Ибо как верно то, что через деяние Михаила пришло Люциферическое излияние человеческого разума, так верно и то, что ныне возникает противоположный полюс, вздымаются известные Ариманические существа. И только благодаря продолжающейся деятельности Михаила человек оказывается вооруженным против того, что тут вздымается. Даже физиологически опасно ныне придерживаться просто природной необходимости, этого вида фатализма, который выражается в идее природной необходимости. Так как воспитание, полученное в школе и в жизни в понятиях, которые исходят из просто природной необходимости и основываются на всемогуществе природной необходимости, ослабляет человеческую голову, и вследствие этого люди делаются столь пассивными в отношении их сознания, где недостает как раз тех сил, что необходимы для принятия в человеческую душу импульса Христа в его современной форме.

Это в некотором смысле мой долг говорить в это время о предмете, о котором я начал речь сегодня (и я продолжу еще завтра): о наступлении известных Ариманических существ, с которыми мы должны считаться. Самые разные люди на земле знают сегодня об этом наступлении. Но они дают ему ложное истолкование, потому что ничего не знают о реальной Троице Христос-Люцифер-Ариман, или же не хотят ничего об этом знать, но смешивают Аримана и Люцифера. Тогда различить их невозможно; тогда невозможно правильно распознать истинный основной характер этих, теперь поднимающихся Ариманических существ. Только если мы отчетливо выделим Ариманическое и распознаем его в его противоположности Люциферическому, — только тогда постигнем мы природу тех сверхчувственных влияний, которые, можно сказать, наступают теперь, как противоположность низвергнутому Михаилом Дракону. Это есть своего рода вздымание, поднятие вверх из Ариманических глубин известных существ. И эти существа находят пункты для атаки человека особенно тогда, если он поддается необузданным инстинктивным импульсам и не стремится к их уяснению себе.

В наши дни существует метод, я назвал бы его антиметод, сокрытия инстинктивных побуждений, заслоняя их нагромождениями понятий, так что становится невозможным составить относительно них правильное суждение. Только подумайте о боевом кличе пролетариата новейшего времени. За этим боевым кличем стоят очень оправданные требования человечества (я достаточно часто разъяснял это). Но взывают не к этим требованиям. В нашей идее тройственного членения общества эти требования выдвинуты впервые. Взывают же к чему-то существенно иному: “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!” Что это значит? Это означает: взращивайте вашу антипатию к другим классам общества; пусть она будет вам свойственна как пролетариям; взращивайте то, что похоже на ненависть, и объединяйтесь, как личности; то есть, любите один другого, соединяйте ваши чувства ненависти, ищите классовой любви, ищите любви к товарищам по классу, вышедшую из ненависти. Любите один другого, исходя из ненависти, или на основе ненависти. Здесь вы нагромождаете рядом два полярно противоположных понятия. Это делает человеческую способность постижения столь туманной, что инстинкты маскируются и человек не знает, с чем это он имеет дело в себе самом. Это и есть как раз тот, своего рода антиметод (если я смею употребить столь парадоксальное выражение), служащий цели сокрыть — посредством современного человеческого мышления — власть инстинктивной жизни, которая дает особенно важные опорные пункты для атаки описанным Ариманическим существам.


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Первая лекция (Дорнах, 21 ноября 1919 года).
  • Вторая лекция (Дорнах, 22 ноября 1919 года).
  • Третья лекция (Дорнах, 23 ноября 1919 года).
  • Четвёртая лекция (Дорнах, 28 ноября 1919 года).
  • Шестая лекция (Дорнах, 30 ноября 1919 года).
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4316
    Результат опроса