Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > GA > Доклады > Миссия Михаила. Раскрытие особенных тайн человеческого существа

Третья лекция (Дорнах, 23 ноября 1919 года).


Позавчера я сказал вам о том, что мы, как члены человечества, живем прежде всего в той сфере, которую мы можем обозначить как нашу четвертую сферу эволюции. Мы знаем, что развитие земли происходило постепенно, начавшись с развития Сатурна; затем последовало развитие Солнца, потом — развитие Луны и, наконец, настало развитие Земли. Если мы будем держать в уме эти четыре последовательные ступени планетарного развития Земли, к которому, разумеется, принадлежит и человечество, как таковое, то мы должны рассматривать человека лишь постольку, поскольку человек есть головное существо. Говоря так, мы должны уяснить себе, что выражение “голова человека” является символическим обозначением всего того, что принадлежит к восприятиям человеческих внешних чувств, что принадлежит к человеческой разумности и что, в свою очередь, вливается в социальную жизнь через человеческие восприятия внешних чувств и разумности. И также все то, что человек проделывает в своем развитии, как существо, обладающее восприятиями внешних чувств, как мыслящее существо, должно быть охвачено этим символическим обозначением. Поэтому, когда я говорю о человеке, как о “головном существе”, то я говорю образно и подразумеваю все то, что я только что упомянул.

Мы с легким сердцем говорим о том, что мы, как физические человеческие существа, находимся в окружающей нас атмосфере. Мы должны усвоить, что эта атмосфера принадлежит к нам самим. Разве это неверно, что воздух, который находится сейчас в нас, совсем недавно был вне нас? Мы вовсе не мыслимы как человеческие существа вне этой атмосферы. Но мы ныне привыкли верить, что так было и прежде, и что о таких вещах, как воздух и тому подобное, можно говорить только на современный лад. Это, однако, вовсе не так. Сегодня покажется довольно странным, если мы, гуляя на воздухе, скажем, что мы странствуем в той сфере, которая содержит определенные условия для нашего существования, как существ, обладающих восприятиями внешних чувств, как мыслящих существ, короче говоря, обладающих всем, что может быть в вышеупомянутом смысле символически обозначено выражением, что как мы суть головные существа. Но я уже говорил вам, что это — только одна из сфер, в которых мы существуем, ибо мы одновременно находимся в различных сферах. Продолжим теперь рассмотрение сферы, имеющей практическое значение для человечества и обратим ваше внимание на то, что в четвертой сфере мы теперь живем после прохождения нашей землей трех предшествовавших стадий ее развития. Обозначим этим кругом (Р. Штайнер рисует на доске) сферу, в которой живем мы, находясь в нашей четвертой сфере эволюции. Но кроме этого мы живем еще в другой сфере эволюции, вследствие того, что эта сфера эволюции принадлежит тем духовным Существам, которые являются нашими создателями, подобно тому, как четвертая сфера принадлежит нам. Если мы на момент отвлечемся от людей и взглянем на тех Существ, которых мы в порядке Иерархии, стоящих над нами, всегда называли Духами Формы, Существами, творящими все формы, то мы должны будем сказать следующее. Мы, как человеческие существа, достигнем той сферы, к которой мы относим Существа Божественных Создателей наших тогда, когда Земля пройдет следующие три планетарные стадии развития, которые вы найдете обозначенными в моем “Тайноведении”, как стадии Юпитера, стадия Венеры, стадия Вулкана, и достигнем потом восьмой стадии. Таким образом, эти Творящие Духи находятся на той стадии развития, которой мы, человеческие существа, достигнем после развития Вулкана. Это — их сфера, которая принадлежит им так же, как четвертая сфера принадлежит нам. Но мы должны мыслить эти сферы как бы внедренными одна в другую, как бы проникающими одна в другую. Поэтому, если я обозначаю сферу, то мы живем не только в четвертой, но также и в восьмой сфере, благодаря тому, что наши Божественные Создатели живут в этой сфере вместе с нами.

Если мы будем иметь в виду эту восьмую сферу, то мы найдем живущими там не только Духов Божественных Создателей наших, но также и Ариманических существ. Поэтому, живя в окружении восьмой сферы, мы живем вместе с духами, которых мы ощущаем нашими Божественными Властями, но мы живем также вместе с Ариманическими существами. В четвертой сфере с нами вместе живут, выражаясь точнее, Люциферические Духи. Таково положение, можно сказать, касательно распределения этих духовных существ, мы можем входить в рассмотрение этих духовных существ, только если мы знаем, в какой связи мы сами находимся с соответствующими окружениями этих сфер.

Видите ли, тут прозрение науки Посвящения открывается прежде всего то, что мы являемся существами, обладающими восприятиями и умом, благодаря тому, что живем в четвертой сфере нашей эволюции. Но мы никогда не должны забывать, что Люциферическая сила оказывает свое влияние на наш ум, (причем, мы всегда должны включать в состав этого ума также восприятия внешних чувств). Эти Люциферические силы, собственно, внутренне связаны с тем особенным видом ума, который ныне человек еще считает своим собственным умом и больше всего любит возиться с ним как со своей способностью мыслить. И все же человек наделен этим умом только благодаря тому, что то высшее существо, о котором я говорил как о существе Михаила, низвергло Люциферические существа вниз, в сферу человека, в четвертую сферу человека. Через это, собственно, и вступил импульс разумности.

Вы можете почувствовать, что значит этот импульс разумности для человечества, если обратите внимание на безличный элемент нынешнего человеческого ума. Не правда ли, мы, люди, имеем много личных интересов. Мы сталкиваемся в этих личных интересах друг с другом, и мы обособляемся в отношении как раз наших личных интересов. Но эта индивидуализация прекращается перед лицом разумности. В том, что касается разумности, что касается логики, все люди одинаково равны и считаются с этим. Мы не имели бы этого, равно общего достояния, если бы Люциферическое влияние, привнесенное благодаря Михаилу, не оказало своего действия в человечестве.

Мы понимаем друг друга так просто только благодаря тому, что мы имеем общую разумность, проистекающую из Люциферической духовности. И вот эта Люциферическая духовность возникла потому, что Михаил, так сказать, пронизал, повлиял на людей Люциферической сущностью. Эти Люциферические влияния действовали и видоизменялись дальше в течение человеческой исторической эволюции. Наряду с ними еще многое развилось в человеческом существе. Но еще и ныне эта Люциферическая духовность, которую мы называем нашей разумностью, продолжает рассматриваться многими людьми, как самая замечательная способность человека.

Для того, чтобы достичь большей ясности в этом вопросе, вам надо направить взор своей души на нечто Другое, что может объединить вместе людей всей Земли, когда оно распространится по всей Земле.

Это — импульс Христа. Но импульс Христа — это нечто иное, чем импульс разумности. Импульс разумности имеет в себе нечто принудительное. Вы не можете сделать разумность человечества своим личным делом. Вы не можете внезапно решиться вынести суждение с личной точки зрения о чем-либо, что подлежит разумному суждению без того, чтобы не выпасть из социальной жизни, как умалишенный. С другой же стороны, вы не можете достичь никакого другого отношения к импульсам Христа, кроме личного. По пути никто не может вмешаться в то отношение с Христом, в какое ставит себя другой человек. В конечном счете это есть исключительно личное дело. Но благодаря тому, что Христос прошел через Мистерию Голгофы и связал Себя с развитием Земли, положение вещей стало таким, что несмотря на то, что хотя много людей, независимо один от другого, сделали импульс Христа своим личным делом, — импульс Христа сам по себе стал одинаковым для каждого. Это означает, что люди объединяются вместе чем-то таким, что каждый из них сам делает это своим, а не принудительно, как в случае разумности; иначе говоря, благодаря тому, что именно через самый импульс Христа отношение каждого человека к Христу образуется так, — если оно образуется правильным образом, — что оно становится одинаковым у каждого человека. Такова разница между импульсом разумности и импульсом Христа. Импульс Христа может быть одинаков для всего человечества и, однако, вместе с тем быть личным делом для каждого отдельного человека. Разумность же — это не личное дело.

Каково же было положение вещей, в которое вступил импульс Христа? Мы можем ответить на этот вопрос, исходя из того, что я уже упоминал. Мы знаем, что эволюция головы стала уже обратной, регрессивной. В отношении своей головы человек до некоторой степени находится в процессе непрестанного умирания. Таким образом, мы можем указать на следующий космический факт: Михаил низверг Люциферическую рать в мир человечества; Люциферические духи получили как место своего обитания человеческую голову, но — человеческую голову с характером отмирания.

Тут эти Люциферические существа стали вести непрестанную борьбу против отмирания человеческой головы. И здесь мы касаемся давно известной тайны человеческой природы — тайны, которая была известна в различных формах, но которая почти полностью сокрыта для современного человека. Человек, развиваясь по пути его Божественной эволюции, вносит в свою голову непрестанный процесс умирания. Но параллельно этому непрестанному процессу умирания происходит возжигание в ней жизни со стороны Люцифера. Непрестанно стремится Люцифер сделать нашу голову такой же живой, как и весь остальной организм. Если рассматривать это в плане организма, то Люциферу удалось бы увести человечество с его божественного пути, если бы он смог физически сделать человеческую голову такой же живой, как и весь остальной организм человека.

Как раз против этого должно обратиться божественное направление человеческой эволюции. Ибо человек должен оставаться связанным с эволюцией Земли, чтобы он в ходе ее дальнейшего развития смог затем пройти через эволюцию Юпитера, Венеры и Вулкана. Если бы Люцифер достиг своей цели, то человек не смог бы пройти предначертанный ему путь развития, но он был бы захвачен и стал бы частицей такого космоса, который был бы весь и насквозь сама разумность.

Говоря физиологически, это и есть постоянное стремление Люцифера извлекать жизненные силы из нашего остального организма и посылать их в нашу голову. Говоря же психологически, Люцифер постоянно стремится придать содержанию нашего разумения, которое, ведь, заключает в себе только мысли и образы, субстанциональный характер. То, что я изложил с физической точки зрения, я теперь излагаю с точки зрения души, когда говорю, что Люцифер имеет постоянную тенденцию придавать реальное субстанциональное содержание тому, что мы создаем как образ в нашем духе, например, хотя бы художественный образ; таким образом он имеет тенденцию пропитать наше мыслительное содержание обыкновенной земной реальностью. Тем самым он стремится достичь того, чтобы мы, как люди, покинули другую реальность и унеслись в некую мыслительную действительность, которая стала бы реальностью, а не оставалась бы просто мыслями. Эта люциферическая тенденция все время связана с нашим человеческим существом, и с ее стороны прилагаются величайшие, какие только можно вообразить, усилия, чтобы превратить наши человеческие фантазии в реальность.

И вот, все то, что существует в человечестве как внутренние причины болезней, связано с этой Люциферической тенденцией. Узреть работу Люцифера в отношении выжимания жизненных сил в человеческую голову — с ее мертвеющими силами — означает, поистине, быть в состоянии, установить диагноз всем, собственно, внутренним болезням. Развитие естествознания и медицины должно идти в этом направлении, чтобы построить свое знание, исходя из изучения этого Люциферического элемента. Дать этот поворот науки принадлежит к тем тенденциям, которые вносит в нашу человеческую эволюцию влияние Михаила.

Ариманическое влияние тут противоположно. Оно оказывает свое воздействие из восьмой сферы, откуда создан весь наш организм, за исключением головы; этот организм полон жизненности, по самой своей организации он сотворен для жизненности. И вот сюда вторгаются Ариманические силы. Они, наоборот, домогаются внести в эти жизненные силы остального организма человека силы смерти, которые, собственно, согласно Божественному пути развития принадлежат голове. Так окольным путем приходят к нам силы смерти из восьмой сферы при посредничестве Аримана. Это сказано, опять-таки, с физической точки зрения.

С точки же зрения души, я должен сказать следующее. Все то, что действует на нас из восьмой сферы, оказывает свое влияние на человеческую волю, но не на разумность. Но в основе человеческого воления лежит желание; в волении всегда содержится нечто от желания. Ариман непрестанно стремится внедрить личный человеческий элемент в эту природу желания, лежащего в основе воления. И вследствие того, что в природу желания скрыто внесен личный человеческий элемент, наша душевная волевая деятельность есть отпечаток нашего приближения к смерти. Вместо того, чтобы позволить проникнуть в себя Божественными идеалами и дать им войти в наши желания и, таким образом, в нашу волю, — нечто личное вносится в наше желание, в наше воление.

Таким образом, мы действительно находимся в положении равновесия между Люциферическим и Ариманическим элементами.

Люциферическо-Ариманическое приносит нам болезни и смерть в физическом мире; в области души оно развивает в нас все то, что выступает как иллюзия, так что мы начинаем рассматривать как действительность то или иное, принадлежащее просто к миру мыслей, к миру представлений, к миру фантазии. В отношении же духовном вожделения эгоизма проникают на этом пути дальше в наше человеческое существо.

И вот, мы видим эту двойственность Люцифера-Аримана, связанную с человеческой природой, и я показал вам на примере “Потерянного Рая” Мильтона, “Мессиады” Клапштока и “Фауста” Гете, как современное цивилизованное человечество обманывает себя, может обманывать себя в отношении этой двойственности. Теперь мы должны вспомнить о том, что человечество перешло на среднюю точку развития Земли. Эволюция человечества была в начале восходящей; затем она достигла вершины и с тех пор стала нисходящей. По некоторым причинам, которые мы сегодня не имеем нужды обсуждать, в Греко-римскую эпоху, имело место своего рода состояние равновесия. Однако, с этого времени земное развитие человечества находится на действительно нисходящем пути.

Физическое развитие Земли является нисходящим уже с гораздо более раннего времени, со времени, которое предшествовало нашему последнему ледниковому периоду; то есть, уже до Атлантической катастрофы началось нисходящее развитие Земли, в физическом отношении. Этот факт антропософам нет нужды самим объявлять людям; он уже известен геологам, и (как я часто упоминал об этом) когда мы ныне передвигаемся по различным областям Земли, то мы передвигаемся по земной коре, находящейся уже в стадии упадка. Вам нужно только прочесть описание эволюции Земли, в лучших современных книгах по геологии вы найдете там, что физическая наука пришла к выводу, что Земля находится в нисходящей стадии своей эволюции. Но мы, люди, также находимся на нисходящей стадии эволюции. Мы не можем рассчитывать на то, что в нашем телесном развитии возникает какая-либо восходящая тенденция развития. Нам надлежит обрести восхождение вместо нисхождения, научившись взирать на то, что ведет человеческое существо за пределы эволюции Земли — к ее последующим планетарным образованиям. Мы должны научиться взирать на человеческое существо будущего. Это означает мыслить в духе Михаила.

Я охарактеризую более точно, что это значит — мыслить в духе Михаила. Видите ли, если вы стоите лицом к лицу с вашим ближним, то вы встречаетесь с ним, собственно, с полностью материалистическим сознанием. Вы говорите себе, даже если не произносите этого ни вслух, ни в мыслях, но вы все же говорите себе в самых интимных глубинах вашего сознания: это — человек из плоти и крови; это — человек, состоящий из земных веществ. Вы говорите то же самое в случае животного, то же самое и в случае растения. Но то, что вы так говорите себе, стоя лицом к лицу с человеком, животным и растением, вы справедливо говорите только в отношении их минеральной природы. Возьмем сразу крайний случай — человека. Рассмотрим человека прежде всего в отношении его внешнего облика, его внешней формы. То, что он есть как внешняя форма, вы не видите на самом деле, вы не видите ее вовсе с вашей физической способностью восприятия, так как она более чем на 90% наполнена жидкостью, водой. То, что наполняет форму, как минеральная субстанция, — вот что вы видите вашими физическими глазами. То, что человек соединяет с собой из внешнего минерального мира, — вот что вы видите; самого же человека, который совершает это присоединение, вы не видите. Вы говорите правильно только в том случае, если вы говорите себе: “То, что стоит здесь, лицом к лицу со мной — это только частички материи, которые человеческая духовная форма собрала в себе; как раз это делает невидимое существо, стоящее передо мной — видимым”. Человек — невидимка; поистине он невидим. Вы все, что сидите здесь, невидимы для физических внешних чувств. Некоторое количество обликов сидит здесь; посредством некой внутренней силы притяжения они собрали частички материи. Вот эти частички материи мы и видим; мы видим только минеральное. Истинные человеческие существа, сидящие здесь, невидимы; они — сверхчувственны. Говорить это себе с полным сознанием, в каждый момент бодрствования и составляет образ мышления Михаила; надо перестать себе представлять человеческие существа, как конгломерат минеральных частиц, которые оно просто располагает особым образом, что имеет место также в отношении животных и растений; исключите из нихтолько минералы. Надо осознать, что мы странствуем среди невидимых человеческих существ... Это означает мыслить в духе Михаила.

Мы говорим об Ариманических и Люциферических существах, мы говорим о существах Иерархий Ангелов, Архангелов, Архаев и т.д. Все это — невидимые существа. Мы узнаем их по их деяниям. Мы обсуждали многие из этих деяний также и в последние дни. Мы научились распознавать этих существ по их делам. Обстоит ли дело иначе с людьми? Мы научаемся узнавать людей (которые — невидимы) здесь, в физическом мире, благодаря тому, что они распределяют свои минеральные частицы в человекоподобной форме. Но это только один вид деятельности человеческого существа. Тот факт, что мы уясняем себе действия Аримана и Люцифера, Ангелов, Архангелов, Архаев и т.д. иным путем, означает просто, что мы должны изучать их иным способом. Но в отношении того, что они — сверхчувственные существа — нет разницы между ними и нами, если мы разумно мыслим о существе человека.

Постичь, что мы не отличаемся в своем существе от сверхчувственных существ, — значит мыслить в духе Михаила. Человечество могло обходиться без сознания этого до тех пор, пока оно еще получало что-то от минерального царства. Но с тех пор, как минеральный мир находится в состоянии нисходящего развития, людям надлежит постепенно дорасти до духовного постижения как самих себя, так и мира. С семидесятых годов 19-го столетия человек способен во все возрастающей степени находить внутреннюю силу для развития сознания, что он не является просто достаточно организованным конгломератом частиц вещества, но что он — сверхчувственное существо, и эти частички материи суть только жест внешнего минерального мира, обозначающий: здесь находится человеческое существо. Только благодаря Ариманическим влияниям, которые я охарактеризовал в одной из предыдущих лекций (15 ноября 1919 г. в Дорнахе), человек отталкивал это внутреннее сознание, старался избежать его. Одна вещь связана с другой в человеческой жизни. И так же, как мы блуждаем, находясь в заблуждении, что человек чувственное, а не сверхчувственное существо, так же заблуждаемся мы и еще во многом. Мы говорим об эволюции и думаем при этом, что одна вещь проистекает из другой в непрерывном прогрессивном развитии. Вы знаете, что такое развитие невозможно было художественно передать в нашем здании, в Гетеануме. Когда я развивал формы капителей, я должен был показать в первой, второй и третьей капителях восходящую эволюцию, в четвертой — стоящую посредине, в пятой — начинающуюся нисходящую эволюцию, в шестой — более простую ступень ее и в седьмой — самую простую. Я должен был добавить к восходящей эволюции и нисходящую эволюцию.

Наша голова находится в этой нисходящей эволюции, в то время как остальной наш организм еще находится в восходящей эволюции. Если мы верим, что эволюция означает непрерывный подъем, — мы отделяемся от истинной реальности. Мы придерживаемся тогда взгляда Геккеля, который под влиянием неизвестного заблуждения утверждал, что вначале были простые существа, а затем, по мере прогресса эволюции, образовываются все более и более сложные существа, все более совершенные и так далее, до бесконечности. Это — нелепость. Каждая прогрессивная эволюция затем поворачивает и переходит в регрессивную. За каждым подъемом следует спуск; каждое восхождение уже несет в себе зародыш нисхождения. Это одно из самых коварных и опасных заблуждений современного человечества, что оно не подозревает о связи между прогрессивной эволюцией и регрессивной, между поступательным развитием и обратным упадком. Ибо, там, где имеет место восходящее развитие, должно с неизбежностью получаться предрасположение к последующему нисходящему развитию. С того момента, когда прогрессивная эволюция обращается в регрессивную, физическое вступает в духовное развитие. Ибо, как только физическое начинает развиваться в обратном регрессивном направлении, появляется возможность для духовного развития. В нашей голове есть возможность — арена — для духовного развития потому, что тут физическое развитие находится на регрессивном пути.

И лишь тогда, когда мы в состоянии узреть эти вещи в их истинном свете, то есть, когда мы увидим связь между нашим умом и люциферическим развитием, можем мы по-настоящему постичь существо человека, а вместе с тем и остальной мир. Ибо, тогда мы оценим эти вещи правильно и поймем, что наш ум нуждается в новом импульсе, если он должен фактически вести человека к его цели. Начало Христа должно воспрепятствовать Люциферу в его стремлении отвратить человеческое существо от предопределенного ему Божественного направления пути развития.

Я сказал уже о том, что одно связано с другим. Видите ли, люди ныне находятся под влиянием того заблуждения, которое приписывает Божественным Властям некоторые Люциферические качества. Это заблуждение склоняет людей, например, видеть односторонне идеал в изображении красоты. Конечно, возможно, давать образ красоты, как таковой. Но мы должны сознавать, что когда мы, как люди, просто покоряемся красоте, мы культивируем в себе те силы, которые ведут нас в Люциферический фарватер. Точно так же, как в реальном мире не существует односторонней прогрессивной эволюции, но с ней неразрывно связана последующая регрессивная эволюция. Так же не существует односторонней голой красоты. Голое прекрасное пускает в ход Люцифер с целью пленить и ослепить людей, вырвать их из процесса земной эволюции, оторвать их от Земли. Как существует взаимосвязь восходящей эволюции и нисходящей, точно так же в действительности мы имеем дело с взаимосвязью между красотой и безобразием — даже с их жестокой борьбой между собой. Если мы хотим действительно постичь искусство, мы никогда не должны забывать, что первым и последним в искусстве должна быть взаимосвязь прекрасного и безобразного, показ битвы между красотой и безобразием. Ибо, только благодаря тому, что мы взираем на красоту и безобразие, удерживая при этом состояние равновесия, находимся мы в пределах настоящей реальности, а не односторонне в такой реальности, в которой нам не надлежит быть как в становящейся люциферической или же ариманической. Совершенно необходимо, чтобы идеи, подобные той, что я выдвинул, вошли в человеческую культурную эволюцию. Вы знаете, с каким энтузиазмом я часто говорил тут о Греческой культуре; в древней Греции было еще возможно посвящать себя одностороннему культивированию красоты, так как человечество в то время еще не было охвачено нисходящей эволюцией Земли, по крайней мере, в самой Греции. Однако, по прошествии той эпохи человек не должен был больше утешаться культивированием голой красоты. Это было бы бегством от реальности. Он должен был смело и бодро стать лицом к лицу с реальной битвой между красотой и безобразием. Он должен быть в состоянии ощутить, испытать и сопережить диссонансы в их битвах с гармониями Вселенной.

Благодаря этому в развитие человечества вступают сила и крепость и из них возникает возможность достижения того внутреннего строя сознания, который действительно поднимет нас над заблуждением, что человек, мол, в своем истинном существе состоит из нагромождения материи, из минеральных частиц материи, которые он — на самом деле — только притянул и собрал в себя. Даже с физической точки зрения ныне может быть сказано, что человек поистине не несет в своем существе печать минеральной природы, внешней физической природы. Внешне минерал — тяжел. Но то, что, например, дает нам возможность развития душевной жизни (я говорю сейчас не об умственной жизни) — это связано не с тяжестью, но с ее противоположностью, с тем, что называется потерей веса в жидкости. Я по другому поводу описывал вам, как наш мозг плавает в мозговой жидкости. Если бы этого не было, то имеющиеся в мозгу кровеносные сосуды были бы раздавлены. Вы знаете из ваших школьных уроков физики, что однажды Архимед, сидя в ванне, заметил, что он делается легче и был этим открытием так обрадован, что издал свое знаменитое восклицание “Эврика!” (То есть, “я нашел!”. В русской традиционной передаче — “Эврика!” Прим. пер.). Душевно мы живем не как существа, которые тянутся вниз, но как существа, которые влекутся вверх. Мы живем душевно не потому, что наш мозг тяжел, но потому, что наш мозг становится легче, плавая в мозговой жидкости. Мы живем душевно благодаря тому, что удаляет нас от земли. Это можно утверждать сегодня даже с физической точки зрения.

Однако, то, на что я хотел указать вам в этих трех лекциях, заключается, прежде всего, в следующем. Встречаясь лицом к лицу с современной жизнью, мы нуждаемся в таком строе души, при котором человек действительно в каждый момент своей дневной бодрствующей жизни сознает сверхчувственное в своем непосредственном окружении и не поддается заблуждению, что человеческое существо реально, мол, потому, что может быть видимо, а духи — нереальны потому, что они не могут быть увидены глазами. Ибо, истина состоит как раз в том, что мы, собственно, не можем также видеть и людей. Это есть заблуждение, когда думают, что мы видим их своими глазами. Мы тут ни в чем не отличаемся от Существ Высших Иерархий. Научиться постигать сходство между Существами Высших Иерархий и нами, а также и животными и растениями, — вот задача, вставшая перед современным человеком.

Мы говорим, что благодаря Мистерии Голгофы Импульс Христа вошел в развитие Земли, вошел, прежде всего, в развитие человечества; и соединился с Землею, но люди говорят: “Мы не видим этого”. Да, они не могут узреть этого, пока они обманываются относительно самого человека, пока они видят в человеке нечто такое, что совсем отличается от того, что он есть в действительности. С момента, когда это перестает быть теорией, а становится для души живо ощущаемой реальностью, делая нас способными узреть в человеке сверхчувственное существо — с этого момента мы начинаем взращивать внутри себя способность восприятия импульса Христа повсюду среди нас и оказываемся в состоянии с полной убежденностью сказать: не ищите Его во внешних проявлениях; Он повсюду среди нас. Но людям надлежит развить в себе также скромность и смирение такого сознания, которое сразу везде видит человека как сверхчувственное существо, действительно что-то значит. Впрочем, если это говорится только теоретически, то этим еще ничего не сделано. Если же мы действительно не верим, что встретившаяся нам человеческая фигура — это есть реальное человеческое существо, если мы ощутим это мнение, как абсурд, — вот тогда значит, мы приобрели тот строй души, который я, собственно, подразумеваю.

Видите ли, если бы вы прошли на строительную площадку и собирали там различные строительные отходы, а затем, искусно расположив их, стали нести так, что встретившийся вам человек не сможет вас увидеть, а будет видеть только кирпичный щебень и щепки, — вы же не будете тогда утверждать, что этот кирпичный щебень и щепки, которым придана известная форма, и есть человек.

Но ведь от этого нисколько не отличается положение в отношении минеральных веществ, распределенных некоторым образом, — с каким вы и предстаете перед своими близкими. Однако, вы говорите: эти минеральные субстанции — раз мой физический глаз видит их — и есть, мол, человек! В действительности же они только своего рода жесты, указывающие на истинного человека.

Если мы посмотрим назад, в дохристианские времена, мы найдем, что посланец от Бога приходил на землю зримым, открываясь человеку и делая себя понятным ему. Самый великий Посланец Бога, который пришел на землю — Христос — был в то же время и Тем, Кто был способен явить Себя в величайшем для Земли событии, — как последний из тех, кто мог явить себя без содействия людей. Теперь же мы живем во время откровения Михаила. Оно — налицо, как и другие откровения. Но оно не наступает на человека, не теснится в него, ибо человек вступил в свое развитие свободы. Мы должны сами пойти навстречу Откровению Михаила, мы должны подготовить себя так, чтобы он ниспослал в нас могущественные силы, и мы смогли бы осознать сверхчувственное в непосредственном окружении Земли. Не отказывайтесь же от познания того, что означает это откровение Михаила для людей настоящего и будущего, если человек сможет приблизиться к нему путем свободы. Не отказывайтесь от познания того, что люди ныне стремятся к разрешению социального вопроса, исходя из остатков древних состояний сознания. Все то, что можно было решить, исходя из древних состояний сознания человечества, — это было уже решено. Земля находится на нисходящей ветви своего развития. Требования, которые встают ныне, не могут быть удовлетворены при помощи соображений, проистекающих из прошлого. Они могут быть разрешены только человечеством, которое обрело новый строй души. Нашей задачей является следующее: так действовать, чтобы этот новый строй души распространялся среди людей. То, что люди никак не могут освободиться от представлений, которые взращивались тысячелетиями, гнетет нашу душу, как ужасный кошмар, когда мы это видим. Мы ныне видим, как плоды этих представлений тысячелетней давности, лишенные уже всякого содержания и являющиеся просто словесной шелухой, проскальзывают в людей почти автоматически. Везде говорится о человеческих идеалах. Но эти идеалы не имеют ничего реального; это просто громкие слова, а человечество нуждается в новом душевном строе. Некогда к человечеству прозвучал призыв, который в переводе на наш язык гласил: “Преобразите вашу способность восприятия и постижения, так как это время близко!” Но тогда люди еще не могли преобразить свою способность восприятия и постижения, исходя из старого строя души. Ныне же эта возможность исчезла; и если ныне должно быть осуществлено то, что было возглашено тогда, то это может исполниться только исходя из нового строя души.

Прежде Михаил принес людям традицию Яхве, влияние Яхве. С конца семидесятых годов прошлого столетия он занят — если мы только идем ему навстречу — передачей нам постижения Импульса Христа в истинном смысле этого слова. Но мы должны идти ему навстречу. И мы идем ему навстречу, если выполняем два условия.

В отношении нашего собственного душевного строя мы можем сказать себе: должны избавиться от известного заблуждения. Я не хотел бы без нужды отягчать вас узкими абстракциями и философскими мировоззрениями, но я должен все-таки привлечь ваше внимание к такому симптому развития человечества в новое время, как философ Картезий (Декарт), который жил на заре нового времени. Он еще сознавал кое-что о том духовном, которое проявляется через отмирающую при этом нервную систему человека. Но в то же время он высказал такое положение: “Я мыслю, следовательно, я есть”, то есть существую. Это — полная противоположность истине. Когда мы мыслим, — нас нет; ибо в мысли мы имеем лишь образ реальности. Мы ничего не имели бы от мышления, если бы мы находились с нашим мышлением внутри самой реальности, если бы мышление не было только ее отражением. Мы должны осознать отражательный характер нашего мира представлений, отражательный характер нашего мира мыслей. С того момента, как мы будем это сознавать, мы обратимся к иному источнику реальности в нас. Об этом и хочет говорить нам Михаил. Это означает, что мы должны стараться познать мир наших мыслей в его зеркально-отражательном характере; тогда мы будем работать против Люциферического направления развития. Ибо Люцифер, прежде всего, заинтересован в том, чтобы влить субстанцию в наше мышление, чтобы обморочить нас обманчивой видимостью того, что, якобы, в наших мыслях имеется субстанция. Но мышление не содержит в себе субстанции, а только — образы. Мы должны извлечь субстанцию из других, более глубоких слоев нашего сознания. Это — первое условие. Мы нуждаемся в том, чтобы осознавать, что наши мысли делают нас слабыми, и тогда мы воззовем к мощи Михаила, ибо он — тот Дух, который указывает на то в нас, что в нас сильнее мысли. Цивилизация же нового времени научила нас обращаться по преимуществу к мышлению и, делая это, мы стали слабыми человеческими существами, потому что мы стали считать сами мысли за нечто реальное. Мы можем мнить о себе, что мы отвращаемся от голого, абстрактного умствования, но это всего лишь иллюзия; ибо, как нынешние люди, мы находимся в ужасном порабощении у мышления и не посылаем из более глубоких слоев нашего существа в самые мысли то, что должно быть в них.

Второе условие, которое мы вводим в наши желания, а следовательно, и в нашу волю, это то, что проистекает исключительно из той реальности, которую мы должны и можем познать как сверхчувственную. Тот факт, что сверхчувственный характер Мистерии Голгофы не был воспринят со всей серьезностью, жестоко отомстил за себя. Я часто упоминал об этом. Я, например, привлекал ваше внимание к взглядам либерального теолога Адольфа Гарнака.

Есть много подобных ему либеральных теологов, которые открыто исповедуют: в исторических документах не найти никаких доказательств реальности Мистерии Голгофы. И на самом деле, невозможно исторически доказать существование Христа Иисуса тем же путем, как возможно доказать существование Цезаря или Наполеона. Почему? Потому что в Мистерии Голгофы перед человечеством предстает событие, к которому может быть только сверхчувственный доступ. К нему не может быть никакого доступа через внешние чувства. Ради того, чтобы человечество научилось именно через Мистерию Голгофы подниматься к сверхчувственному, и не должно было существовать никакого внешнего, чувственного исторического ее доказательства.

Мы указали, таким образом, на двоякое, к чему мы должны стремиться. Во-первых, познать сверхчувственное, действующее в непосредственно окружающем нас мире внешних чувств, то есть в мире человека, животных и растений. Это — путь Михаила. А его продолжение, — найти в этом мире, который таким образом мы сами познаем и признаем за сверхчувственный, импульс Христа.

Описывая вам это, я в то же время касаюсь глубочайших импульсов социального вопроса. Ибо абстрактная Лига Наций не разрешит интернациональной проблемы. Подобные абстракции не принесут объединения людей всей земли. Но Духи, которые ведут людей в сверхчувственное, и о которых мы говорили в течение этих дней, объединят всех людей.

Внешне человечество приближается ныне к тяжким битвам. Против этих тяжких битв, которые еще только начались (я часто напоминал здесь об этом) и которые доведут старые импульсы земного развития до абсурда, не найти никаких политических, экономических или духовных целебных средств в аптеке прошлой исторической эволюции. Ибо как раз из этих прошлых времен происходят те ферменты брожения, которые сначала привели Европу на край пропасти, которые толкают Азию и Америку друг против друга и которые подготавливают войну, что охватит всю землю. Этим, ведущим к абсурду, импульсам человеческой эволюции может противостоять единственно и только то, что ведет человечество по пути к духовному: путь Михаила, который находит свое продолжение в пути Христа.


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Первая лекция (Дорнах, 21 ноября 1919 года).
  • Вторая лекция (Дорнах, 22 ноября 1919 года).
  • Четвёртая лекция (Дорнах, 28 ноября 1919 года).
  • Пятая лекция (Дорнах, 29 ноября 1919 года).
  • Шестая лекция (Дорнах, 30 ноября 1919 года).
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4395
    Результат опроса