Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > GA > Доклады > Миссия Михаила. Раскрытие особенных тайн человеческого существа

Вторая лекция (Дорнах, 22 ноября 1919 года).


Я сказал в предыдущей лекции о том заблуждении, которое вошло в нашу духовную жизнь нового времени и которое ныне замечают лишь очень немногие. Вы, верно, помните из нашего обсуждения, что, указывая на это заблуждение, мы приходим к очень важному пункту духовнонаучных наблюдений. Для благополучного развития духовной жизни человечества необходимо внести ясность в этот вопрос. Я привлек ваше внимание к таким творениям культуры, как “Потерянный Рай” Мильтона и “Мессиада” Клапштока, которые порождены широко распространенным мышлением последних столетий. Но я также привлек ваше внимание к тому факту, что именно благодаря таким художественным и вообще духовно выдающимся творениям культуры мы как раз можем заметить опасности, которые встают перед человеческой душевной жизнью, если человек не сумеет ясно понять, что невозможно прийти к истинному, необходимому для него, понятию духа, истинному понятию Христа, до тех пор, пока он представляет себе, что можно постичь структуру Космоса, Духовное при помощи эмблемы двойственности. Проводя различие, исходящее из понятия только двойственности и усматривая по одну сторону Добро, а по другую — Зло, люди впадают в ту ошибку, что включают в Злое все то, что мы должны обозначить как появившееся с ходом времени Люциферическое и Ариманическое. Люди тогда не отдают себе отчета в том, что они смешивают два космических элемента воедино. Затем они с другой стороны вносят на самом деле Люциферический элемент в понятие Добро; другими словами, люди верят, что они чтят Божественное, познают Божественное, говорят о Божественном по имени, в то время как в действительности они смешивают Люциферическое и Божественное. Отсюда и происходит великая трудность для современности в отношении постижения чистого понятия Божественного и чистого понятия Христова импульса в человеческой и мировой эволюции. В течение последних столетий развития культуры мы привыкли вследствие признания идей двойственности говорить с одной стороны о душевном, а с другой — о телесном или плотском. И мы утратили связь между теми представлениями, которые передают душевно-духовное, и теми, которые передают телесное. Мышление, воление, чувствование — для современных людей означает немногим больше, чем звонкие слова, и это особенно верно в отношении современной школьной психологии. Люди, таким образом, не приходят ни к каким реальным, внутренне содержательным понятиям об этом душевном элементе. С другой стороны, люди говорят о бездуховном материальном, о бездушевном материальном и они словно стучатся в это внешне жесткое, каменно-твердое, бездушное материальное и никак не могут перебросить мост от него к душевному.

Всепроникающее духовное и телесное, которое одновременно есть духовное, распалось для людей на два элемента. Голые теории не построят никакого моста между телесным и духовным, и так как это не удается, то для всего научного мышления стал характерен этот раскол между телесным и духовным или душевным. Можно сказать: с одной стороны, различные верования, исповедания указывают на некое духовное, не будучи в состоянии объяснить, как это духовное вступает в телесно-плотское и действует там, с другой стороны, бездушное знание, бездушные естественнонаучные наблюдения над телесным не в состоянии нигде сквозь телесные процессы увидеть духовно-душевное, правящее этими телесными процессами. Каждый, кто рассматривает с этой точки зрения естественнонаучную концепцию мира, как она развилась в течение девятнадцатого столетия, должен сказать сам себе: все в этой концепции Вселенной есть результат того, что было только что охарактеризовано. С целью полностью раскрыть то заблуждение, которое сегодня скрывает реальность, мы должны сначала установить эту реальность. Это мы можем сделать в ходе подробных обсуждений. Сегодня человеческое существо рассматривается как единое, нераздельное существо, независимо от того, говорим ли мы о душе или о теле. Со стороны душевной человек рассматривается как единое существо; и со стороны телесной он рассматривается тоже как единое существо. Однако, из наших прежних рассмотрений вы можете вспомнить, что в человеческом существе прежде всего существует великая противоположность между образованием головы и всем остальным его организмом. Эта остальная часть человеческого тела может быть подразделена дальше, но для настоящего рассмотрения примем ее за целое. Если мы исследуем развитие человеческого существа, то совсем иначе обстоит дело с образованием головы по сравнению с формированием остального тела.

Если мы направим внимание на образование головы, прежде всего с чисто телесной стороны, в той мере, в какой это образование содержит органы для восприятия внешнего мира и для мышления, то мы можем заглянуть далеко назад, в космическую эволюцию человека. То, что находит сегодня выражение в образовании головы, развивалось и преобразовывалось постепенно. Это развитие происходило в мирах древнего Сатурна, древнего Солнца и древней Луны, и затем продолжалось в течение эволюции Земли. Но так обстоит дело с остальным человеческим телом. Совершенно неверно было бы искать единую историю эволюции всего человеческого существа в целом. Мы можем сказать (д-р Р. Штайнер рисует на доске): образование головы указывает назад, на предыдущие планетарные стадии развития нашей Земли, — на эволюцию Луны, Солнца, Сатурна; развитие, которое нашло свое завершение в образовании человеческой головы, идет издалека. Если мы обратимся к тому, что принадлежит к остальному телу человека, нам не придется возвращаться так далеко, как к эволюции древнего Сатурна. Образование груди (туловища) может быть прослежено назад только до эволюции древней Луны; конечности же добавились к человеческому существу только в течение эволюции Земли.

Мы можем верно рассматривать человеческое существо, только прибегнув к следующему сравнению. Но, пожалуйста, примите это только как сравнение.

Вы легко можете предположительно вообразить, что благодаря некоторым органическим условиям в Космосе, благодаря некоторым состояниям приспособления, связанным с условиями внутреннего роста, человеческое существо может вырастить себе какие-то новые конечности. Вы не будете тогда прослеживать все человеческое формообразование в его предшествовавшей эволюции, но скажете: человек как эволюционирующее существо может быть прослежен далеко в прошлое, но та или иная конечность добавилась позднее лишь в определенный момент. Причина, почему мы не смеем думать таким образом по отношению к голове, заключается не только в том, что по своим внешним пространственным размерам остальной организм человека больше, чем его голова, истина в том, что образование головы уходит далеко вглубь эволюции, а остальная часть человеческого организма прибавилась позже. Если мы хотим вообще говорить об эволюционной связи человека с животным миром, то мы можем только сказать следующее: человеческая голова восходит назад, к ранней стадии эволюции животного, человеческая голова — это преображенная животная форма, весьма сильно преображенная животная форма.

В те времена, когда животные еще не существовали, человеческое существо при совершенно иных физических условиях имело животную форму. Животные возникли, развились только позже. Однако, та часть человеческого существа, которая имела животную форму, превратилась в то, что сегодня является головой человека, а то, что было добавлено к голове, как остальной человеческий организм, добавлялось в то время, когда происходило одновременное развитие животных. Таким образом, оно не имеет ничего общего с истинным происхождением от животного. Мы можем установить следующее. Кажущаяся наиболее благородной частью человеческого существа голова восходит назад, к животному; в отношении головы человеческое существо само имело некогда род животной формы. Наш же остальной организм мы получили как органическое добавление к голове, во время той космической эволюции, при которой имело место параллельное развитие животных.

В некотором смысле голова сделалась нашим органом мышления. Наш орган мышления является той нашей частью, которая, если можно употребить такое выражение, имеет животное происхождение. Если вы рассматриваете сегодня человеческую голову, то вы не сразу обнаружите анатомически те черты, которые указывают назад, на животную форму. Однако, при более точном исследовании с правильной интерпретацией форм органов головы, вы распознаете их как преображенные органы животного.

Учитывая все это, мы должны в то же самое время сказать, что трансформация головы из животной формы к человеческой форме привела к тому, что человеческая голова уже вступила в обратную (регрессивную) эволюцию. То, что на ранних стадиях эволюции было полно жизненности, находится в человеческой голове уже на пути умирания. Я однажды уже сказал следующее: “Если бы мы, как люди, были только головой, мы вовсе не смогли бы жить, мы непрестанно умирали бы, так как органические процессы, совершающиеся в голове силами самой головы, являются не процессами жизни, а процессами умирания”. Человеческая голова постоянно поддерживается живой остальным организмом. Голова обязана остальному организму своим участием в общей жизни организма. Если бы голова просто положилась бы на те силы, для которых она организована, то есть на силы чувственного восприятия и мышления, то она была бы непрестанно умирающей. Ее постоянной тенденцией является умирание; она должна быть постоянно оживляема заново. Когда мы мыслим, когда мы воспринимаем нашими органами внешних чувств, тогда в нашей голове, в нашей нервной системе, ее связях с органами внешних чувств, имеет место процесс, противоположный жизненному процессу, например, роста. Ибо, если бы такой процесс возник в голове, то мы впали бы в глубокий сон, мы никогда не смогли бы ясно мыслить. Только благодаря тому факту, что смерть постоянно пронизывает нашу голову, что в ней идет непрерывная обратная (регрессивная) эволюция и органические процессы в ней постоянно оттесняются, в нашей голове могут иметь место мышление и чувственное восприятие.

Кто пытается материалистически объяснить мышление и чувственное восприятие внешних чувств, исходя из процессов, происходящих в мозгу, тот совсем не знает, какие именно процессы происходят в нашей голове, он верит, что происходящие там процессы могут быть сравнены с процессами органического роста и подобными им. Но это не так. Процессы, протекающие параллельно с чувственными восприятием и мышлением, являются разрушительными процессами, — процессами отмирания и распада. Органическое, материальное должно сначала подвергнуться распаду, разрушению; затем над органическим процессом разрушения возникает процесс мышления.

Вы видите, что эти вещи понимаются ныне людьми таким образом, что делаются попытки объяснить их природу чисто внешне. Человек мыслит, человек получает восприятия внешних чувств, но он ничего не знает о том, что одновременно происходит параллельно в его организме; это полностью остается в бессознательном. Только посредством тех процессов, которые я описал в моей книге “Как достигнуть познания высших миров”, возможно постепенно достичь знания о чувственном восприятии и мышлении, которые вовсе не просто живут в том, что ныне называют (почти всегда чисто словесно) душевным миром человека. Когда душа проходит развитие, описанное в этой моей книге, она может с одной стороны отдаваться мышлению и восприятиям внешних чувств, а с другой стороны — одновременно постигать то, что совершается в мозгу; она тогда воспринимает там не процесс, подобный росту, но наоборот, процесс распада, который должен непрерывно изглаживаться остальным организмом.

Вы видите: это есть трагическое явление, сопровождающее истинное познание деятельности нашей головы. В голове нет расцвета органических процессов, которым мог бы радоваться ясновидящий, когда он мыслит, когда он воспринимает своими органами внешних чувств; наоборот, он должен познакомиться с процессом разрушения. Он должен также узнать тогда, что материалистически мыслящие люди предполагают наличие в голове таких процессов, каких там не может происходить, когда человек мыслит или воспринимает органами внешних чувств. Материализм вынужден предполагать как раз противоположное действительности.

Итак, в человеческой голове мы имеем дело с развитием образования, происходящего от животного царства, но с развитием, ставшим уже нисходящим, с процессом распада. Остальная часть человеческого организма проходит восходящее развитие, прогрессирующую эволюцию. И мы не должны думать, что она не имеет своей доли в душевно-духовном и его переживаниях в человеке. Не только наша кровь постоянно посылается вверх, в голову, остальным организмом, но также непрерывно поднимаются вместе с кровью в голову те душевно-духовные мыслеформы, на которых сотканы Вселенная, а также и наш организм. Эти душевно-духовные мыслеформы еще не воспринимаются человеческим существом в его нормальном состоянии, но придет время, когда человек начнет воспринимать то, что поднимается из его собственного существа как мыслеформы. Как вы знаете, мы спим не только с момента засыпания до пробуждения; частью нашего существа мы спим весь день. Мы бодрствуем только в отношении нашего мышления и восприятий внешних чувств, мы грезим, переживаем сновидения в отношении нашей жизни воли. О том, что мы волим, мы знаем ведь только соответствующие мысли, идеи, а никак не сам процесс воления. Деятельность нашей воли столь же бессознательна, как и наша жизнь в глубоком сне с момента засыпания до момента пробуждения. Но если мы спросим: “Каким путем единственно может достичь человек познания действительно Божественного?” То мы не можем указать на путь через голову, через восприятия внешних чувств, через мышление, но только на путь, ведущий через наш остальной организм. Мы имеем здесь дело с великой и могущественной тайной. Развитие человеческой головы прошло через ряд стадий эволюции и затем в ней постепенно добавилось то, что составляет остальной организм человека; потом голова вступила уже в обратную регрессивную эволюцию. Таким образом, то, что человек способен ощутить как свое Божественное, — оно может гласить ему только через его остальной организм, а не через голову. Ибо, видите ли, очень важно вполне уяснить себе, что через голову гласят человеку прежде всего Люциферические существа.

Мы можем сказать, что остальной организм человека был создан в добавление к его голове ради того, чтобы ему могли гласить Боги. В начале Библии не стоит: Бог послал луч света человеку и он стал живою душою, но там мы читаем: Бог вдохнул дыхание жизни в человека и он стал живою душою. Здесь верно передано знание того, что Божественный импульс пришел к человеку через деятельность, не являющуюся деятельностью головы.

Из этого вам должно быть понятно, что Божественный импульс мог вначале придти к человеку только в виде бессознательного ясновидения или, по меньшей мере, через постижение того, что дается через бессознательное ясновидение. Если вы будете изучать Ветхий Завет, вы найдете, что он является плодом бессознательного ясновидения; это сознавали те, кто принимали участие в создании Ветхого Завета. Я не могу описывать вам сегодня, как был создан Ветхий Завет, но я хотел бы указать, как много можно привести наблюдений того, что Учителя древнего еврейского народа вполне сознавали тот факт, что их Бог гласил именно через непосредственное восприятие внешних чувств, не через посредство обычного мышления и вообще не через то, посредством чего служит голова, но их Бог гласил им через сновидения, — не через обычные сновидения, но через сновидения, пронизанные реальностью. Бог гласил им в момент такого ясновидения, как Он гласил Моисею из горящего тернового куста. И когда Посвященных этого древнего времени спрашивали о пути, каким приходит к ним Божественный призыв, то они отвечали: нам гласит Бог, Имя которого неизреченно, но он гласит нам через свой лик. И лик своего Бога называли Михаилом (в более точной транскрипции — Михаэль, что в дословном переводе с древнееврейского значит — Лик Бога), духовной силой, которая принадлежит к Иерархии Архангелов. Они ощущали своего Бога как недоступного познанию и сокрытого за Его явлениями также и для ясновидящего, но когда ясновидящий посредством внутреннего постижения своей души возносился к своему Богу, тогда Михаил гласил ему. Но сей Михаил гласил людям только тогда, когда они были способны перенестись в состояние сознания, отличное от обычного, — если они могли перенестись в состояние некоторого ясновидения, при котором в их сознание вступает то, что иначе живет и творит в человеке в течение времени между засыпанием и пробуждением, или же действует посредством воли, которая остается подсознательной и находится, собственно, в состоянии сна даже во время дневного бодрствования человека.

Вот почему в древнееврейском тайноведении Откровение Яхве называлось Откровением в ночи; Откровение Яхве через Откровение Михаила ощущалось как ночное откровение. Таким образом, когда человек, с одной стороны, взирал на мир и воспринимал то, что он может получить посредством внешних чувств и посредством рассудочного человеческого мышления, то он говорил себе: познания, сведения, которые приходят к человеку этим путем, не содержат непосредственно Божественного. Однако, если человек развивает другое состояние сознания, тогда Лик Бога, Михаил, гласит ему и открывает особенные тайны, относящиеся к человеческому существу; его откровение зиждет своего рода мост между человеком и теми Силами, которые не могут быть восприняты в мир внешних чувств и которые не могут быть постигнуты рассудком, связанным с мозгом.

Таким образом, можно сказать следующее. Люди дохристианских времен жили так, что они могли ориентироваться, с одной стороны, на познание мира внешних чувств, которое вело их в их земных делах, а с другой стороны, обращаться к тому познанию, которым человек обладал бы в обычном состоянии сознания (но он не обладает этим), если бы это сознание оставалось бодрствующим также во время сна, между засыпанием и пробуждением. В то время, когда создавался Ветхий Завет, люди знали, что человек находится в своем бодрствовании в окружении духовных существ; но эти духовные существа являются Люциферическими существами. Те же существа, которые ощущались, как Божественные Создатели человечества, действовали в человеке с момента его засыпания и до пробуждения или в тех частях его существа, которые спят и в течение дневного бодрствования. В те времена, когда создавался Ветхий Завет, Яхве назывался Владыкой Ночи; Михаил — Лик Яхве — назывался служителем Владыки Ночи. И люди того времени имели в виду Михаила, когда упоминали о пророческих наитиях, через которые они получали познание большее, чем приходящие из мира внешних чувств.

Какое сознание сокрыто за всем этим? То сознание, которое происходит из той сферы бытия, где пребывает Яхве вместе с окружающими его силами, между тем как образование головы человека осенено Люциферическими существами. Тайна, что человек своей головой, которая расположена выше его остального организма, обращен к Люциферическим существам, была хранимой во всех древних храмах, и это было тайной, в которой человек близко подошел к истине. Неким образом знали: голова возвышается над человеческим организмом потому, что так поднял ее, извлек из него Люцифер. Сила, которая вывела человеческую голову из животного состояния и привела к настоящему, есть Люциферическая сила; и та сила, которую человек может ощущать как Божественную, должна притекать в его голову из остального организма при ночном его состоянии организма. Таково было положение вещей в отношении человеческого познания в дохристианские времена.

Затем Мистерия Голгофы вступила в развитие Земли и мы знаем, что это означает соединение сверхземной сущности с земным человеческим развитием через тело Иисуса из Назарета. Через Смерть на Голгофе это Существо, которое мы называем Христом, соединило себя с земным человеческим существом. Что благодаря этому событию земное развитие, собственно, впервые получило свой истинный смысл. Земля не имела бы своего смысла, если бы человек должен был развиваться на этой земле со своими внешними чувствами и рассудком, связанными с головой, которая имеет прежде всего Люциферическое происхождение; если бы он воспринимал мир света, стремящийся вниз на землю от Солнца и небесных светил, он должен был бы держаться за состояние сна, чтобы воспринимать Божественное. В этих условиях Земля никогда не обрела бы своего смысла, так как бодрствующий человек не сознает своей связи с земным бытием. Благодаря тому, что Существо Христа жило в человеческом теле, которое прошло через смерть, в развитии Земли произошел своего рода рывок вперед. Все в земном развитии получило новый смысл. Прежде всего для человека образовалась возможность начать постепенно познавать сотворившие его Божественные силы и в дневное время, во время обычного бодрствования, то есть, в своем обычном состоянии сознания. Заблуждение отныне еще господствует только потому, что время, протекшее от Мистерии Голгофы, еще недостаточно, чтобы привести человека также в дневном бодрствовании к прозрению в тот мир, который пророки Ветхого Завета были способны узреть в те времена, когда они ощущали себя проникнутыми откровениями их Владыки Ночи, Яхве, и его Лика — Михаила. Потребовался переходный период. Но на исходе 19-го столетия (вся восточная мудрость указывает, хотя и с совершенно иной точки зрения, на важность этого исхода 19-го столетия) — с концом 19-го столетия наступило время, когда люди должны познать, что ныне внутри них есть скрытая способность лицезреть в дневном откровении то, что прежде сообщалось только в ночном откровении через Михаила.

Однако, этому должно предшествовать время великого заблуждения, как бы ночь познаний. Я часто говорил, что я не согласен с теми, кто постоянно утверждает, что наше время — это переходная эпоха. Я достаточно хорошо знаю, что всякое время является переходной эпохой, но я не хочу останавливать на таком формальном, абстрактном определении, так как суть в том, чтобы можно было ясно указать, в чем состоит переходность того или иного времени. Переходность нашего времени заключается в том, что люди должны понять: то, что ранее получалось только в ночном познании, теперь может быть получено через дневное познание. Другими словами: Михаил был дающим откровение в ночи, а в наше время он должен стать дающим откровение в течение дня. Из Духа ночи Михаил должен стать Духом дня. Для него Мистерия Голгофы означает преображение из Духа Ночи в Духа Дня.

Но этому познанию, которое проложит свою дорогу среди людей гораздо скорее, чем мы сегодня думаем, должно предшествовать великое заблуждение, величайшее из мыслимых в эволюции человечества заблуждение, несмотря на то, что многими современными людьми оно еще рассматривается как особенно важная и существенная истина.

Происхождение человеческой головы стало полностью сокрытым от человечества нового времени; Люциферическая духовность, связанная с человеческой головой, стала полностью сокрытой. Человеческое существо, как я говорил, стало рассматриваться как нечто единое также и в телесном отношении. Возник вопрос о его происхождении и был дан ответ, что человек происходит от животного; однако, на самом деле, только то, что в человеке является люциферическим, есть отпрыск животного. Та же часть человека, через которую его Божественные создатели гласили ему и прежде из его сонного состояния, впервые возникло как дополнение к человеческой голове в то время, когда животные начали бытие бок о бок с ней. Все в человеке смешали вместе и говорят, что человек, мол, произошел от животного. Это как бы “кара” познания, постигшая человечество (слово “кара” я тут употреблю в несколько ином, по сравнению с общепринятым, смысле). Откуда же, собственно, пришла эта тенденция, приведшая к измышлению о происхождении человека от животного? Ведь истина заключается в установленных нами фактах в отношении происхождения головы и всего остального человеческого организма. Кто внушил человеку измышление о том, что весь человек полностью происходит от животного?

Видите ли, в промежуток времени между Мистерией Голгофы и нашими днями, который был в некотором смысле временем подготовки к пониманию Мистерии Голгофы; и когда отступила древняя языческая мудрость, с помощью которой люди вначале пытались постичь христианство, и когда новое духовное познание еще не достигло полной зрелости, — в это самое время в человеческое развитие постепенно вкрался Ариманический элемент. И как человек не распознал Люциферический элемент в человеческой голове, так не смог он распознать в остальной части человеческого организма и Ариманический элемент, находящийся в борьбе с Божественным. И, таким образом, возникло чисто ариманическое измышление, что человек происходит от животного.

То, что человек происходит от животного, является ариманическим внушением; эта теория носит чисто ариманический характер. Помрачению мудрости, которая указывала на человеческую голову, как на люциферическое образование, мы обязаны заблуждению, что человек, мол, происходит от животного. Утратив верное понимание происхождения человеческой головы, люди оказались не в состоянии правильным образом охватить и другое. И так вкралось в человеческое воззрение мнение о родстве существа человека, как целого, с животным царством. Все мировоззрение нашей цивилизации нового времени в своей основе проникнуто ложной идеей, что человеческая голова является благороднейшей частью человека, и она противопоставляется остальной части его организма точно так же, как Добро в мире противопоставляется Злу, Небо — Аду; двойственность вместо тройственности. Истина же заключается в том, что человек тем, что он достигает в мире при помощи головы, обязан, прежде всего, космической мудрости, но мудрости Люциферической, но эта Люциферическая мудрость должна постепенно проникнуться другими элементами.

После того, как развитие человечества прошло через стадии Сатурна, Солнца и Луны, и началось развитие Земли, то самая духовная сила, которую мы называем силой Михаила, направила Люциферическую сущность на образование человеческой головы. “И он низверг духов противления вниз, на Землю”, иначе говоря, путем этого низвержения Люциферических духов, противившихся Михаилу, человек был проникнут прежде всего своим разумом, — тем, что возникло из его головы.

Таким образом, — это Михаил послал своих противников к человеку с тем, чтобы, приняв этот противоборствующий Люциферический элемент, человек мог получить, прежде всего, свой разум. Затем Мистерия Голгофы вошла в развитие человечества. Сущность Христа прошла через смерть Иисуса из Назарета и связала Себя с развитием человечества.

Время подготовления прошло. Михаил сам, в сверхчувственных мирах, участвовал в последствиях Мистерии Голгофы. Начиная с последней трети 19-го столетия, Михаил занимает исключительное положение внутри развития человечества. Первым плодом правильного понимания этого положения человека по отношению к Михаилу является проникновение в такие тайны, как та, например, которая касается человеческой головы и остального человеческого организма, о чем идет речь сегодня.

Для человека очень важно уяснить, что пока он не познает истинного происхождения человеческой головы, он обязательно будет впадать в заблуждение относительно происхождения всего человеческого существа в целом. Ибо, не желая признать, что люциферическое формообразование имело место, прежде всего, в человеческой голове, люди впадают в то заблуждение, что все, относящееся к человеческой голове, имеет то же происхождение, что и остальное человеческое существо. Человечество должно проникнуть в эти тайны. Оно должно придти к возможностям смело и бодро устоять перед лицом того познания, что через овладение новыми божественными тайнами, оно может несколько улучшить в своей внутренней жизни все то, что получено просто через познание головой, посредством просто человеческой, земной мудрости или толковости. И прежде всего должна быть исправлена великая ошибка, — что должно предшествовать повороту (к истине) — ошибка, которая заключается в материалистическом истолковании эволюционной теории о происхождении всего человеческого существа от животного.

Это станет путем достижения опять возможности познания человека, как он стоит перед нами не только с одной стороны как просто духовно-душевное существо, только живущее в теле, а с другой стороны — не как бездушное тело; но тогда можно будет узреть то конкретно-духовное, которое работает, хотя и люциферическим способом, в человеческой голове, и то конкретно-духовное, которое работает во всем человеке в целом, но которому противоборствует Супостат, находящийся в ариманической натуре человеческой организации, за исключением головы.

Выражаясь имагинативно, мы можем указать на тот факт, что Люциферическое было внедрено в человека через импульс Михаила, через то, чем теперь стал Михаил; Ариманическое, в свою очередь, должно быть отнято у человека. Для нынешней внешней науки истина о человеке представляется слагающейся из анатомических и физиологических данных, или того, что мы имеем как сумму внешних чувственных наблюдений над человеком. Мы должны стать способными так рассматривать человека, чтоб в каждой клеточке его видеть духовное, конкретно-духовное существо вместе с телесным. Мы должны будем осознать, что кровь, которая течет в живом человеческом существе, — не та самая кровь, не та самая кровь, каплю которой мы берем из него для исследования, но кровь, текущая в живом человеческом существе, особенным образом пронизана духом. Мы должны научиться познанию духа, пульсирующего в нашей крови. Мы должны научиться познанию духа, пульсирующего затем в нашей нервной системе тогда, когда она проходит через фазу умирания, и тому подобное. Мы должны быть в состоянии узреть духовный элемент во всех отдельных проявлениях жизни.

Михаил — это Дух Ночи. Вступая в развитие человечества, он должен внести в него то, что мы не станем больше признавать с одной стороны — абстрактную духовность, а с другой стороны — материальность, которую мы выстукиваем, которую мы анатомируем и о которой мы не имеем ни малейшего предчувствия, что это только внешне проявляющаяся форма духовного; Михаил должен пронизать нас крепкой силой, которая позволит нам прозревать материальное, видеть в материальном повсюду одновременно и духовное. На древнюю стадию человеческого сознания было указано в следующих словах: В древнее время Слово жило духовным образом; но Слово стало плотью и обитало среди нас. Таково выражение Евангелиста. Слово соединилось с плотью и откровение Михаила предшествовало тому событию. Все это — суть процессы, происходящие в человеческом сознании, о котором здесь шла речь. Должен начаться обратный процесс, который состоит в том, что к слову Евангелиста добавляется еще другое. Мы должны приобрести в нашем сознании такую силу, чтобы узреть, как человек воспринимает то, что из духовных миров через импульсы Христа соединилось с землей и что должно соединиться с человечеством, чтоб человечество не погибло вместе с Землей. Надо достичь того, чтобы человек, воспринимая духовное не только в свою голову, но во все свое существо, чтобы он весь пронизывал себя духовным. Только импульс Христа может помочь нам в этом, а также импульс Христа в его интерпретации импульсном Михаила. Тогда к приведенным словам Евангелиста можно будет добавить: “И должно прийти время, когда плоть снова станет Словом и научится обитать в царстве Слова”.

Это не изобретено, не прибавлено каким-либо позднейшим переписчиком, что в заключение Евангелия сказано, что многое тут опущено; это относится, прежде всего, к тому, что только постепенно может быть открыто человечеству. Те, кто полагают, что Евангелия должны оставаться такими, какие они есть и их не должно касаться, — плохо понимают их. Они должны толковаться в соответствии со словами Христа Иисуса (я всегда говорил вам о них): — “Я есмь с вами во все дни, вплоть до конца земных времен”. Это значит: “Я открыл себя вам не только в те дни, когда были написаны Евангелия: Я буду говорить вам всегда через Моего Духа дня, Михаила, если вы ищите путь ко Мне. Вы сможете, благодаря продолжающемуся Христову откровению, добавлять к Евангелию то, что могло стать известно не в Евангелии первого тысячелетия, но, пожалуй, только в Евангелии второго тысячелетия, и к чему еще все новое и новое можно будет добавить в последующие тысячелетия”. То, что написано в Евангелии, истинно: “В начале было Слово, и Слово стало плотью и обитало среди нас”. Однако, мы можем и должны добавлять еще столь же истинное откровение: “И плоть человека должна снова стать пронизанной духом, чтобы она стала способной обитать в царстве Слова и лицезреть Божественные тайны. Становление Слова плотью есть первое откровение Михаила; становление плоти духом должно быть вторым откровением Михаила.


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Первая лекция (Дорнах, 21 ноября 1919 года).
  • Третья лекция (Дорнах, 23 ноября 1919 года).
  • Четвёртая лекция (Дорнах, 28 ноября 1919 года).
  • Пятая лекция (Дорнах, 29 ноября 1919 года).
  • Шестая лекция (Дорнах, 30 ноября 1919 года).
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4421
    Результат опроса