Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > GA > Доклады > Миссия Михаила. Раскрытие особенных тайн человеческого существа

Первая лекция (Дорнах, 21 ноября 1919 года).


В эти дни лекций я хочу сказать о взаимоотношениях, которых мы, люди современности, можем достичь с той духовной силой, которая, как сила Михаила, вступает в духовные, а также и во все остальные события Земли. Сегодня нам необходимо подготовиться к этой задаче. Нам нужны различные точки зрения, которые помогут человеческому пониманию действительно представить различные вмешательства только что названной силы, исходя из симптомов, которые мы ведь повсюду замечаем в нашем окружении. Мы всегда должны иметь в виду, если хотим серьезно говорить о духовном мире, что мы постоянно можем видеть проявления духовных сил здесь, в физическом мире. Мы пытаемся в известной мере проникнуть через завесу физического мира к тому, что действует в духовном мире. То, что существует в физическом мире, может наблюдать каждый; то, что действует в духовном мире, служит для разрешения загадок, которые ставит физический мир. Но только мы должны верно чувствовать загадки физической жизни. В связи с этими важными вопросами необходимо со всей серьезностью воспринять то, что я говорил в недавних лекциях (“Пневматософия. Загадка внутреннего существа человека”). Невозможно связать личные взгляды на мир с истинным пониманием того, что глубоко касается не только всего человечества, но и всего мира. Мы должны освободиться от чисто личных интересов. Как раз таким образом мы можем лучше всего достичь понимания места и ценности личности во вселенной, если освободимся от всего личного в узком смысле.

Вы знаете, что эволюции нашей Земли предшествовала другая эволюция; знаете, что мы находимся внутри космической эволюции. Во-первых, вы знаете, что эта эволюция поступательная; что она достигла некоторого пункта, за пределы которого она выйдет, перейдя к следующим, более прогрессивным стадиям. Во-вторых, вы знаете, что если мы рассматриваем вселенную, как таковую, нам приходится иметь дело не только с существами, которых мы встречаем в земной сфере, то есть, в минеральном, растительном, животном и человеческом царствах, но мы имеем также дело с существами, принадлежащими к высшим царствам, мы обозначаем их как существ высших Иерархий. Если мы говорим об эволюции в ее полноте, то мы всегда должны принимать во внимание эти существа высших Иерархий.

Эти существа, в свою очередь, также проделывают развитие, которое мы сможем понять, если найдем аналогии в нашей собственной человеческой эволюции, в той эволюции, что имеет место в различных царствах Земли. Рассмотрим следующее. Вы знаете, что мы, человеческие существа, прошли через эволюцию Сатурна, Солнца, Луны и достигли нашей Земли. Таким образом, рассматривая нашу космическую эволюцию, мы можем сказать, что как человеческие существа, какими чувствуем себя в окружающем мире, мы достигли четвертой стадии нашей эволюции.

Рассмотрим теперь существ, которые стоят непосредственно выше нашей человеческой ступени развития, — тех, кого мы называем Ангелами. Если мы хотим просто провести аналогию, то мы можем сказать: эти существа, хотя их форма совершенно отлична от человеческой и они прежде всего невидимы для физических внешних чувств человека, находятся на эволюционной стадии Юпитера.

Обратимся теперь к Архангелам, они находятся на той стадии эволюции, которой человечество достигает на Венере. А если мы обратимся к Архаям, Духам Времени, существам, которые особенно вмешиваются в нашу земную эволюцию, то они уже находятся в эволюции Вулкана.

Здесь возникает важный вопрос. Если мы обратимся к существам еще более высокого ранга, к Иерархии так называемых Духов Формы, на какой найдем мы их стадии? Мы должны ответить: они уже прошли все те стадии эволюции, которые мы, человеческие существа, представляем себе, как наши стадии эволюции в будущем. Они уже вышли за пределы эволюции Вулкана. Если мы рассматриваем нашу собственную эволюцию, как состоящую из семи стадий, что достаточно для настоящего рассмотрения, мы должны сказать, что Духи Форм достигли восьмой стадии. Мы, человеческие существа, достигли четвертой стадии эволюции, если мы обратимся к восьмой стадии, то найдем Духов Формы.

Мы не должны представлять эти последовательные стадии эволюции как существующие бок о бок, но должны представлять их себе проникающими друг друга. Как атмосфера окружает и пронизывает землю, так же и восьмая сфера эволюции, к которой принадлежат Духи Форм, проникает сферу, в которой живем мы, люди. Рассмотрим теперь пристальнее еще две стадии эволюции.

Повторим: мы, человеческие существа, находимся в сфере, которая достигла четвертой эволюционной стадии. Однако, мы существуем также, если пренебречь всем остальным, в области, которую Духи Форм, вокруг нас и сквозь нас, считают своей. Рассмотрим теперь конкретно человеческую эволюцию. Мы часто проводили различие между развитием головы и развитием остального человеческого тела. Развитие последнего мы также расчленяем на две отдельные части — развитие груди (туловища) и развитие конечностей. Пренебрежем последним разделением и будем рассматривать человека как имеющего, с одной стороны, то, что принадлежит к развитию головы, и с другой стороны, все то, что принадлежит остальному человеку.

Теперь вообразим следующее. Перед нами морская поверхность. Человеческое существо, как бы переходя вброд море, движется в нем, продвигаясь вперед и только голова его поднимается над поверхностью воды. В этом образе — конечно, это только образ — вы имеете положение современного человеческого существа. Все то, в чем коренится голова, мы должны рассматривать как принадлежащее к четвертой стадии эволюции, все же то, в чем человек движется вперед, идя вброд или плывя, мы должны обозначить как восьмую стадию эволюции. Ибо своеобразие как раз в том, что человек некоторым образом перерос в своей голове тот элемент, в котором Духи Формы развертывают свое, свойственное им существо. В отношении образования своей головы человек стал, как бы эмансипирован от той сферы, которая проникнута сущностью Духов Форм.

Только основательно усвоив это, можем мы действительно прийти к пониманию человека. Ибо только тогда сможем мы верно понять особенное положение человека во Вселенной; только тогда станет нам ясно, что когда человек испытывает на себе творческое влияние Духов Форм, то он испытывает его не непосредственно через способности головы, а косвенно, через воздействие своего остального организма на голову. Мы все знаем, что дыхание связано с кровообращением в смысле внешней физиологии. Но кровь протекает также и в голове, создавая органическую, жизненную связь головы с остальным организмом. Голова питается, поддерживает свою жизнь от остального тела.

Мы должны точно различать две вещи. Первое — тот факт, что голова находится в прямой связи с внешним миром. Если вы видите какой-то предмет, вы усматриваете его посредством ваших глаз; здесь существует непосредственная связь между внешним миром и вашей головой. Однако, если наблюдаете жизнь вашей головы, — то, как она поддерживается процессами дыхания и кровообращения, вы увидите кровь, поднимающуюся из остального организма в голову, и вы можете сказать, что здесь имеется не прямая, а только косвенная связь между вашей головой и окружающим миром.

Разумеется, вы не должны сказать педантично: раз воздух вдыхается через рот, значит процесс дыхания также принадлежит к голове. Поэтому мною было сказано, что это лишь образ. Органически то, что принимается через рот, принадлежит в действительности не голове, но всему остальному организму.

Обратите ваше внимание на эти два основных понятия, которыми мы только что овладели; сосредоточьте ваше внимание на той идее, что мы находимся внутри двух сфер: сферы, в которую мы вошли, пройдя через эволюцию Сатурна, Солнца и Луны и находимся ныне в сфере эволюции Земли, которая является четвертой стадией нашей эволюции; кроме того, мы живем в сфере, принадлежащей Духам Формы подобно тому, как Земля принадлежит нам, но которая, как восьмая сфера, проникает нашу Землю и наш организм, за исключением нашей головы и всего, что является деятельностью внешних чувств. Если мы сосредоточим наше внимание на этих фактах, то создадим основу для дальнейшего.

Но сначала позвольте мне создать надежную основу при помощи еще других понятий. Если мы хотим рассмотреть нашу жизнь, как протекающую под подобными влияниями, то мы должны принять во внимание существ, о которых мы часто упоминали, как о принимающих участие в мировых событиях: это — Люциферические и Ариманические существа. Сосредоточим для начала наше внимание на самых внешних свойствах этих существ. Они пребывают в тех же сферах, в которых живем мы, люди. Рассматривая самым внешним образом, мы можем представить себе все Люциферические существа, обладающими теми способностями, которые мы наблюдаем в себе, когда в нас возникают склонность к фантазерству, когда мы односторонне предаемся деятельности фантазии, мечтательности и восторженности, когда мы (если я смею прибегнуть к образному выражению) стремимся “прыгнуть выше своей головы”. Если мы, как люди, стремимся “прыгнуть выше своей головы”, то тут действуют силы, которые играют известную роль в нашем организме, но которые являются космическими силами тех существ, которых мы называем Люциферическими. Представьте существа, образованные полностью такими силами, которые внутри нас побуждают “прыгнуть выше своей головы”, и вы будете иметь представление о люциферических существах, которые имеют определенное отношение к нашему человеческому миру.

Теперь подумайте наоборот обо всем том, что придавливает нас вниз, к земле, что делает нас трезвыми филистерами, что толкает нас к развитию материалистических взглядов, — подумайте обо всем, что существует в нас как сухой рассудок, и вы будете иметь Ариманические силы.

Все, что я здесь описал со стороны душевной, может быть также описано и со стороны телесной. Можно сказать, что человек, собственно, всегда находится в среднем положении между тенденциями своей крови и тенденциями своих костей. Кости постепенно стремятся привести нас в состояние окостенения, другими словами, “ариманизировать” наши тела, сделать их жесткими. Кровь же хотела бы вытолкнуть нас из нас самих. Выражая это в патологических терминах, скажем, что кровь может стать лихорадочной. И тогда человек органически впадает в фантазерство. Кости тоже могут распространить свою природу на весь остальной организм. Тогда человек делается окостенелым, становится склеротичным, как это до некоторой степени происходит почти с каждым в старые годы. Тогда он несет в своем организме мертвящий элемент, иначе говоря, Ариманический элемент. Мы можем сказать: все, что живет в крови, тяготеет к Люциферическому, а все, что живет в костях, тяготеет к Ариманическому. И человек должен соблюдать равновесие между этими двумя тенденциями, подобно тому, как в своей душе он должен быть равновесием между восторженной мечтательностью и трезвым филистерством.

Но мы можем охарактеризовать эти два рода существ — также с более глубокой точки зрения. Понаблюдаем Люциферические существа и посмотрим, какие интересы имеют они в космическом бытии. Мы найдем, что главным их интересом является заставить мир, именно мир людей, отпасть от тех духовных существ, на которых человек должен смотреть как на своих истинных создателей. Люциферические существа стремятся ни больше ни меньше, как заставить мир отпасть от Божественных существ. Поймите меня правильно: намерением Люциферических существ не является в первую очередь присвоить себе Вселенную. Из различных характеристик их, которые я уже давал, вы можете сделать вывод, что это не является их главным намерением: их главным намерением является освободить мир от того, что человек ощущает, как свою собственную Божественную Сущность, побудить отпасть от нее.

Ариманические существа имеют другое намерение. Они питают решительное намерение сделать человеческое царство и всю остальную землю подчиненными их сфере могущества, сделать человека зависимым от них, добиться прежде всего власти над людьми. В то время как Люциферические существа и прежде, и теперь, работали и работают над тем, чтобы побудить людей отпасть от того, что они могут ощущать как свое Божественное, Ариманические существа стремятся постепенно повлечь человечество и все, что связано с ним, в свою сферу могущества.

Таким образом, в пределах нашего Космоса, в который включены мы, как люди, происходит битва между Люциферическими существами, постоянно стремящимися к свободе, и Ариманическими существами, непрестанно стремящимися к власти и всемогуществу. Эта битва проникает во все, в чем мы живем.

Пожалуйста, запомните этот факт, как вторую, важную для наших дальнейших рассмотрений, идею. Мир, в котором мы находимся, пронизан Люциферическими и Ариманическими существами, и в нем наличествует этот страшный контраст между освободительной тенденцией Люциферических существ и тенденцией к власти Ариманических существ.

Если вы взвесите все это, то должны будете сказать себе: я буду в состоянии понять мир только тогда, если представлю его себе с числом три, — тройственным. Ибо мы имеем с одной стороны — Люциферическое, а с другой стороны — Ариманическое, и находящегося посередине человека, который, как третий элемент, находясь в равновесии между теми двумя, может ощущать свое Божественное. Мы только тогда придем к пониманию мира, если будем основываться на этой тройственности и ясно осознаем, что человеческая жизнь — это коромысло весов! Вот опора: с одной стороны — чашка весов с Люциферическим элементом, толкающим ее вверх; с другой стороны — чашка весов с Ариманическим элементом, тянущим вниз. Удерживать коромысло весов в равновесии и означает сущность человека. Все те, кто были посвящены в подобные тайны духовного развития человечества, всегда подчеркивали тот факт, что космическое бытие, в которое включен человек, только тогда может быть понято, если оно представляется в смысле тройственности; что оно не может быть, если рассматривается, исходя из какого-либо иного числа, кроме как три. Итак, мы можем сказать, прибегая к нашим выражениям: мы имеем дело с тремя главными факторами в космическом бытии; это — Люциферический элемент, представляющий одну из чаш весов, Ариманический элемент, представляющий другую чашу весов, и состояние равновесия, которое представляет Импульс Христа.

Вы можете понять, что в интересах Люциферических и Ариманических сил — полностью скрыть эту тайну тройственности. Ибо правильное постижение этой тайны тройственности ведь помогает человечеству установить состояние равновесия между Люциферическими и Ариманическими силами. Это означает использовать с одной стороны Люциферическое стремление к свободе в благих космических целях, и с другой стороны — достичь того же с Ариманическим элементом. Нормальное духовное состояние человека состоит в том, чтобы правильным образом поставить себя во взаимоотношения с этой троицей, с этой тройственной структурой мира.

Ибо в том, что оказывало и оказывает влияние на человеческую духовную и культурную жизнь, есть сильная тенденция сбить с толку человека в отношении этого значения тройственности. Мы можем отчетливо наблюдать в современной культуре, что концепция тройственности почти полностью заслоняется концепцией двойственности. Если мы хотим понять “Фауста” Гете, то должны учесть, как я часто указывал, что эта сбивчивость и тройственность отношений повлияла даже на эту великую космическую поэму. Если бы Гете в свое время уже имел ясное представление об этом, то он не представил бы Мефистофелевскую власть как единственного противника Фауста, который тянет Фауста вниз, но он противопоставил бы этой Мефистофелевской власти, — о которой мы знаем, что она идентична Ариманической — Люциферическую, и тогда Люцифер и Мефистофель выступили бы в “Фаусте” как два противоборствующих существа. Я говорил об этом неоднократно. Если мы будем изучать фигуру Гетевского Мефистофеля, то ясно увидим, что Гете, характеризуя Мефистофеля, постоянно путает Люциферический и Ариманический Элементы. Гетевский Мефистофель является фигурой, более или менее смешанной из этих двух элементов. В ней нет единообразия. Люциферический и Ариманический элементы пестро перемешаны в ней. Я сказал об этом более подробно в моей брошюре “Духовный склад Гете”.

Эта путаница, которая вторглась даже в “Фауста” Гете, основывается на заблуждении, утвердившемся в ходе новейшего развития человечества (в прежние времена это было иначе) — на замене тройственности двойственностью в понимании структуры мира: С одной стороны — Доброе начало, а с другой — Злое начало, Бог и Черт.

Итак, мы должны твердо установить, что если человек желает постичь фактическую структуру мира, то он должен признать тройственность: два противоположных элемента — Люциферический и Ариманический, и Божественное, которое сохраняет равновесие между теми двумя. Эта концепция должна быть противопоставлена заблуждению, вкравшемуся в духовное развитие человечества в виде идеи двойственности, идеи о Боге и Дьяволе, о Божественно-духовных силах вверху и дьявольских силах внизу. Это, можно сказать, выбивает человека из равновесия, если от него сокрыт факт, что верное понимание мира может проистекать только из истинной концепции тройственности, а его заставляют поверить, что мировая структура определяется двойственностью. Случалось, наилучшие человеческие стремления подпадали под власть этой ошибки.

Если мы хотим углубиться в это, то мы должны делать это безо всякого предубеждения; мы должны вступить в сферу мышления, действительно свободного от предубеждений. Мы должны научиться проводить тщательное различие между самой вещью и ее наименованием. Мы не должны поддаваться обманчивой мысли, что, дав какое-либо название тому или иному существу, мы уже верно испытали и ощутили это существо с точки зрения человека.

Если мы думаем о тех существах, которые человек должен ощутить, как свои Божественные существа, то следует сказать себе: мы только тогда верно ощущаем эти существа, если представляем их себе осуществляющими равновесие между Ариманическими и Люциферическими началами. Мы никогда не сможем верно ощутить Божественное, если не постигнем эту тройственность. Рассмотрите с этой точки зрения “Потерянный райМильтона или “МессиадуКлапштока, возникшую под влиянием “Потерянного рая”. Вы не найдете там ничего от действительного понимания трехчленной структуры мира; вы найдете вместо этого битву между Небом и Адом. Вы встречаетесь там с глубоким заблуждением с идеей двойственности, внесенной в духовное развитие человечества. Вы находите то, что укоренилось в народном сознании, как совсем ложное представление о противоположности Неба и Ада, привнесенным в эти две космические поэмы нового времени.

Это ничего не дает, что Мильтон и Клапшток именуют небесных существ Божественными. Такими человек сможет ощутить их только тогда, если в основу будет положена тройственная структура бытия Вселенной. Тогда только возможно будет сказать, что имеет место битва, которая ведется между Добрым и Злым началами. Но ведь положение вещей рисуется так, что предполагается двойственность, одному из членов которой приписывается все доброе и он получает имя, принадлежащее собственно Божественному, в то время как другой член представляет собой дьявольский, антибожественный элемент, что же означает это в действительности? Ничто иное, как удаление действительно Божественного из сознания и присвоение Божественного имени Люциферическому началу; так что в действительности мы имеем изображение битвы между Люцифером и Ариманом; только Ариман награжден Люциферическими атрибутами, а царству Люцифера приданы божественные атрибуты.

Вы видите, какие далеко идущие последствия обнаруживает такое наблюдение. В то время как люди думают, что они имеют дело с противоположностью Божественного и Адского, как они описаны в “Потерянном Рае” Мильтона и “Мессиаде” Клапштока, в действительности же они имеют дело с Люциферическими и Ариманическими элементами. О действительном истинно Божественном элементе, там нет никакого понятия; вместо этого Люциферический элемент наделен Божественными именами.

“Потерянный Рай” Мильтона и “Мессиада” Клапштока — это духовные произведения, которые проистекают из человеческого сознания нового времени. То, что проявляется в них, живет в сознании человечества, ибо заблуждение двойственности вошло в современное сознание людей нового времени, а истина тройственности отброшена. Самые глубокие произведения, созданные в новое время, которые с известной точки зрения по праву считаются принадлежащими к величайшим творениям человечества нового времени, являются майей, культурным наваждением, проистекая из величайшего заблуждения человечества нового времени. Все, что действует в этой глубоко ложной концепции, является творением Ариманических влияний, тех влияний, которые в будущем сконцентрируются в воплощении Аримана, о чем я уже говорил. Ибо эта глубоко ложная концепция, в которой мы ныне оказались, является следствием того ложного взгляда на мир, повсюду свойственного людям нового времени, культуре нового времени, что противопоставляется Небо и Ад. Небо рассматривается как Божественный элемент, а Ад — как дьявольский элемент, в то время как на самом деле мы имеем дело с Люциферическим элементом, именуемым небесным, и Ариманическим элементом, называемым адским.

Вы должны осознать, — какие интересы правят духовной историей нового времени. Даже концепция тройственности природы человеческого организма или человеческого существа в целом была в известном смысле уничтожена западной цивилизацией посредством постановлений восьмого Вселенского Собора в Константинополе в 869 году. Я часто упоминал об этом. Тогда была установлена догма, что христианин должен верить не в тройственность человеческого существа, но только в его двойственность. На веру в тело, душу и дух был наложен запрет, и средневековые теологи и философы, знавшие еще достаточно много об истинном положении, имели немало затруднений при искажении этой истины, ибо так называемая трихотомия, трехчленность человеческого существа из тела, души и духа, была объявлена ересью. Они были вынуждены учить двойственности, а именно тому, что человек состоит из тела и души, а не из тела, души и духа. И некоторые существа, некоторые люди очень хорошо знают, какое огромное значение для человеческой духовной жизни имеет эта замена тройственности двойственностью.

Мы должны суметь заглянуть в такие глубины, если хотим правильно понять, почему в августовском номере журнала “Голоса времени” иезуит, патер Циммерман привлекает внимание к одному из новых декретов Святой Службы в Риме, запрещающий католикам получение после исповеди отпущения грехов, если они читают или имеют Теософские сочинения, или они принимают участие в чем-либо Теософском. Иезуитский патер Циммерман разъясняет это постановление своей статьей в “Голосах времени”, заявляя, что оно относится прежде всего к моей антропософии и что те, кто желает, чтобы их считали истинными католиками, не должны интересоваться антропософской литературой. Он приводит как одну из основных причин этого именно то, что Антропософия различает тело, душу и дух и, следовательно, учит ереси вопреки ортодоксальному верованию, что человек состоит из тела и души.

Я уже упоминал ранее, что современные философы приняли это разделение лишь на тело и душу; не сознавая этого, они верят, что они занимаются свободной от предубеждений наукой, они верят, что они проводят объективные наблюдения, которые приводят их к убеждению, что человек состоит из тела и души. Однако, на самом деле, они следуют по пятам за той догмой, что проникла в духовное развитие нового времени. То, что ныне считается наукой, полностью зависит от таких вещей, которые были внесены в мир в ходе развития человечества нового времени. Не верьте тому, что вы сможете какими-либо добрыми словами (с какими, вы думаете, вообще следует обращаться к людям) обратить людей из этого круга, которые так клевещут на антропософию; не думайте, что вы сможете добиться их расположения к антропософии. Антропософия должна проложить себе дорогу в мире своей собственной силой, а не посредством какой-либо протекции или какой-либо власти, какой бы христианской она не казалась. Только с помощью внутренней силы сможет антропософия достичь того, что должно быть достигнуто ею в мире.

Вы должны ясно представить себе, что импульс Христа может быть понят только тогда, когда увидят, что это — импульс равновесия между Ариманическим и Люциферическим, когда Ему отводят должное место в этой троице. Мы можем спросить: что же надо сделать, чтобы обмануть людей в отношении истинного импульса Христа? Для этого нужно отклонить их от понимания истинной троичности мира и привести их к заблуждению двойственности, которая только тогда кажется оправданной, если мы имеем дело с внешней очевидностью, но не тогда, когда мы проникнем в то, что лежит за этой очевидностью, что лежит в сфере истинного бытия.

В подобных вопросах мы должны смотреть дальше того, о чем просто гласят имена; называть ту или иную сущность Христом еще не значит, что это и есть Христос. И можно воспрепятствовать соприкоснуться с Христом, если поставить двойственность вместо тройственности. Но если что-либо хочет указать на Христов импульс в его истинном значении, то необходимо, чтобы двойственность была вытеснена тройственностью. Нам нет необходимости присоединяться к людям, объявляющим других еретиками; нам нет необходимости объявлять “Потерянный Рай” Мильтона и “Мессиаду” Клапштока, заслуживающими проклятия, дьявольскими сочинениями; мы можем продолжать восхищаться их красотой и величием. Но мы должны ясно понимать, что подобные сочинения, хотя и являются признанным цветом цивилизации нового времени, совсем ничего не гласят о Христе, но проистекают их того заблуждения, что все, что не принадлежит собственно человеческому развитию, должно быть рассматриваемо принадлежащим с одной стороны — царству Дьявола, а с другой стороны — царству Божественного. В действительности же, вместо того, чтобы иметь дело с Божественным, мы просто имеем дело с Люциферическим. “Потерянный Рай” изображает изгнание человека из царства Люцифера в царство Аримана; он описывает тоску человека не по Божественному, но о “Рае”, который им утрачен, а это указывает тоску о царстве Люцифера. Вы должны рассматривать “Потерянный Рай” Мильтона и “Мессиаду” Клапштока как прекрасные описания человеческой тоски по царству Люцифера; так должны вы их рассматривать; потому что таковы они и есть в действительности.

Вы видите, как необходимо пересмотреть некоторые, вступившие в новое время, представления. Если мы серьезны в нашем антропософском мышлении и ощущении, то перед нами встают не незначительные, а очень важные решения. Перед нами стоит необходимость принять очень серьезно одно выражение Ницше, очень часто им употребляемое, а именно, выражение “переоценка ценностей”. Мы должны отнестись к этому очень серьезно. Произведения нового времени человечества очень нуждаются в переоценке.

Это не означает, что мы сами должны сделаться людьми, предающими проклятию еретиков. Мы постоянно исполняем здесь сцены из “Фауста” Гете, и я сам, как вы знаете, посвятил десятилетия моей жизни изучению Гете. Но из моей книжки “Духовный склад Гете” вы можете усмотреть, что это не сделало меня слепым в отношении ложной характеристики, приданной Гете фигуре Мефистофеля. Это было бы совсем по-филистерски, если бы мы сказали: Мефистофель Гете является фальшивой фигурой, поэтому отбросим его. В этом случае мы поступили бы как инквизиторы. Как современные люди, мы не должны занимать такую позицию. Но с другой стороны, мы не должны беспечно относиться к идеям, вошедшим как бы в плоть и кровь широчайших народных масс в ходе развития духовной жизни нового времени. Оно должно переоценить многие ценности.

Все это связано с миссией Михаила в отношении тех существ высших Иерархий, с которыми он соединен. В последующих лекциях мы покажем, как можно придти к пониманию тех импульсов, которые излучаются сущностью Михаила в наше земное существование.


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Вторая лекция (Дорнах, 22 ноября 1919 года).
  • Третья лекция (Дорнах, 23 ноября 1919 года).
  • Четвёртая лекция (Дорнах, 28 ноября 1919 года).
  • Пятая лекция (Дорнах, 29 ноября 1919 года).
  • Шестая лекция (Дорнах, 30 ноября 1919 года).
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4421
    Результат опроса