Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > GA > Доклады > Эзотерическое рассмотрение кармических связей. Том V

Девятая лекция (Бреслау, 8 июня 1924 года).


Вчера было сказано о том, как человек жизнь между смертью и новым ро­ж­де­ни­ем сначала проводит — для подготовки сил кармы — в Лунной сфере, и мы ви­дели, что человек в этой Лунной сфере встречает тех существ, которые некогда обитали на Земле вместе с людьми, — встречает великих Первоучителей че­ло­ве­че­ства. Это — один род тех существ, с которыми человек встречается, можно ска­зать непосредственно после своей смерти. Вместе с этими существами тогда вы­ступают также те Существа, которые приведены в моем «Тайноведении» под име­нем Ангелов. Это Существа, которые никогда не были не­по­сред­ствен­ны­ми оби­­тателями Земли, они никогда не носили земного тела и такого эфир­ного тела, какое носит человек. Ибо другие обитатели Луны, о ко­торых я говорил, носили эфирное тело, подобное человеческому, обходясь без физического тела.

Ангелы суть те самые Существа, которые ведут нас от одной земной жизни к дру­гой. В теперешнем космическом периоде развития нашего человеческого су­щес­­тва они суть наши водители (Fuhnen) от одной земной жизни к другой. И это об­стоит так, что они ведут нас уже с Лунной сферы. Мы видели, как человек при­­ходит к тому, чтобы в этой Лунной сфере, так сказать, приготовить свою карму и воспринять внутренние импульсы, которые затем ведут его к изживанию этой кармы. Но все то, что человек проносит с собой через врата смерти из не­­праведных поступков, из таких поступков, ко­торые не могут устоять пред лицом ду­­ховных миров, — все это человек должен оставить в Лунной сфере; значит, если я смею так выразиться, злая карма человека должна быть оставлена в Лунной сфере. Ибо тогда, когда человек продвигается дальше в своей жизни между смертью и новым рождением, ста­новится совсем невозможным, чтобы он сохранял в своем существе то, что есть последствие его злых поступков.

Потом, когда человек выходит за пределы этой Лунной сферы, он опять рас­ши­ряет свою внутреннюю жизнь, вступая в дальнейшую область Космоса. Он всту­пает в ту сферу, которую можно назвать сферой Меркурия. Там он живет вместе с Существами Иерархии Архангелов. Они изучают его там. Конечно, он жи­вет во всех этих областях вместе с теми человеческими душами, кото­рые прошли через врата смерти. В Лунной сфере это есть третий род тех существ, с которыми че­ловек живет там совместно: челове­ческие души, которые развоплощены, пройдя по­добно ему через врата смерти. Мы дальше увидим, почему, собственно, духовные по­следствия злой кармы должны быть оставлены в Лунной сфере. Теперь же мы ограничимся констатированием этого факта.

Вступив в сферу Меркурия, человек осветляется и очищается дальше. А именно, сло­жив с себя в Лунной сфере, так сказать, морально негодное для Космоса, он все еще имеет в себе духовные прообразы своих физических непригодностей, своих физических слабостей. Он имеет в себе те предрасположения к болезням и те последствия болезней, которые он испытал здесь, на Земле. Пожалуй, это вас очень удивит, но дело обстоит так, что в жизни между смертью и новым рождением мы сперва слагаем в Лунной сфере моральные слабости, тогда как физические сла­гаем только позднее именно в сфере Меркурия. Там человек осветляется и очи­щается в своей душе от всего того, что в земное время пережил в душе в от­но­ше­нии процессов самых различных болезней. Значит, человек в сфере Меркурия де­­лается вполне здоровым духовно. Тут вам надо вспомнить, что человек ведь есть вполне единое существо. С оккультной точки зрения будет совсем неправильно го­­ворить, что человек, мол, слагается из духа, души и тела. Он не слагается из этих трех составных частей, но если его наблюдать, то он воспринимается с одной сто­роны как тело, с другой стороны — как дух, а между ними — душа, но в дей­ствительности это все есть единство. Когда человек болен, тогда и его душа и дух также переживают состояние болезни. И когда затем человек при смерти сложил физическое тело, то он сперва имеет в душе последствия также тех пе­ре­жи­ваний, которые он испытал при прохождении через процессы болезней. Но эти последствия полностью оставляются им в сфере Меркурия под влиянием тех Существ, которых именуют Архангелами.

Итак, человек, проходя через сферы Луны и Меркурия, постепенно становится су­ществом, которое больше не имеет в себе никаких моральных и никаких фи­зи­чес­ких состояний слабости. Таким он — по прошествии многих десятилетий — всту­пает в сферу Венеры. И в сфере Венеры то от человека, что пробилось через сферы Луны и Меркурия, подвергается теперь такой обработке, что человек, после прохождения и сферы Венеры, может потом перейти в сферу Солнца. И наи­большую часть нашей жизни между смертью и новым рождением мы дей­стви­тельно переживаем в этой Солнечной сфере.

Как раз из тех сообщений, которые я вам делаю, вы можете усмотреть, как вполне обосновано было все то, что относилось к устройству тех Древних Ми­сте­рий, которые произошли из инстинктивной, но великой и могучей ясновидческой муд­рости древних людей. В те древние времена никогда не изучали, например, ме­дицину таким образом, как теперь, когда просто остаются в физическом мире и изучают физического человека в его болезненных симптомах, пробуют — чем можно ему помочь, вскрывают труп умершего от болезни и изучают, какие про­и­зошли в нем изменения по сравнению с нормальным организмом, и так далее. Во времена древних Мистерий все это рассматривалось бы как нечто чрезвычайно бес­помощное, ибо тогда в точности знали, как лечить больного человека. Это можно было узнать только тогда, когда Существа сферы Меркурия давали кому–либо разъяснение об этом. И тогда человек получал основательное исцеление. Поэтому, если вникнуть в то, что я описал с другой точки зрения в моем «Тай­но­ве­дении» как Оракула Мистерий Меркурия, то можно обнаружить, как, собственно, это происходило в этих Мистериях, которые в основном были посвящены древней медицине.

вчера было сказано о великих Первоучителях человечества. Некогда они оби­та­ли на Земле вместе с людьми, Они были повсюду, где были люди, ибо они тоже на­селяли Землю как некий второй — эфирный — человеческий род. Но в те дав­ние времена к сознанию людей, которое, впрочем, было тогда лишь смут­ным, яс­новидческим, нисходили также другие Существа, — Существа, ко­то­рые никогда не обитали на Земле. Мудрецы упомянутых Мистерий сознавали, что откровение о процессе исцеления больного могут дать только сверх­чув­ствен­ные Существа Мер­курия. Поэтому эти Мистерии Меркурия были устроены так, что посредством со­ответствующего культа обитатели Меркурия на самом деле могли спуститься на алтарь, устроенный в месте культа Меркурия, и жрецы Мис­те­рий Меркурия могли вести обсуждение с этими духовными Существами, нис­шед­шими благодаря испол­­не­нию соответствующих культовых действий. И то, что было медициной в те древние времена — это полностью получалось в этом смысле в Мистериях Мер­ку­рия. Люди называли тех отдельных Существ (они не всегда были одними и теми же, но тем не менее ощущались как то же самое Существо), ко­торые нисходили на алтари, именно богом Меркурия. Поэтому древнюю ми­с­те­р­иальную медицину люди воспринимали таким образом, что говорили себе: «Это сообщил своим, ис­целяющим больных, жрецам Сам Бог Меркурий». Так лечили тогда.

Также и ныне духовная наука зиждется на том, что после соответствующей под­готовки Посвященных Существа Космоса спускаются на Землю. Те, кто яв­ля­ют­ся Посвященными в сокровенную мудрость Мистерий, достаточно хорошо зна­ют, что также и медицина существенно покоится на беседах с Существами Кос­моса. Современные люди говорят: врачом является тот, кому присужден от Уни­верситета диплом врача. В древние времена так не могли говорить. Врачом тогда был тот, кто мог вести обсуждение с богом Меркурием. В последующие вре­мена все это уже пришло в упадок; тогда сохранялись еще только традиции того, что некогда проистекало из беседы врача–жреца с богом Меркурием.

Ну, в сфере Венеры дело идет о том, чтобы перевести в сферу Солнца то, что фа­ктически еще осталось в человеке после того, как он сложил свое злое и свои не­здоровые состояния. Видите ли, тут, если мы хотим это понять, мы должны об­ратить внимание на своеобразие всего человеческого существа. Здесь, на Земле, че­ловек всегда является нам как нечто целое. Он должен быть уж очень великим пре­ступником, чтобы ему отрубили голову; будучи обезглавленным, он больше не является целым в физическом теле. Но при меньших проступках и пре­ступ­ле­ни­ях, какой бы строгой каре человек не подвергся, он всегда является как нечто целое. Но это не так для той духовно–душевной фигуры человека, которую он проносит через сферы Луны и Меркурия. Человек, вступив своей душой и духом в сверхчувственный мир после того, как он прошел через врата смерти и оставил в сферах Луны и Меркурия слабости зла и слабости болезней, — он, собственно, в известном смысле уже больше не есть целый человек. Ибо человек идентичен со своим злом; это зло образует часть его собственного существа. Если бы он был на­сквозь злодеем и не имел бы в себе ничего доброго и человеческого, тогда он был бы вынужден оставить в Лунной сфере всего себя как человека и, значит, он не мог бы продвигаться дальше. Ибо в той мере, в какой мы злы, мы ос­тавляем наше собственное существо в Лунной сфере. Перед лицом духовного мира мы едины, мы идентичны с тем, что в нас есть злого; так что в некотором смысле мы при­­ходим в сферу Венеры искалеченными людьми. А в сфере Венеры гос­подствует в известном смысле самая чистая любовь. Венера, это — стихия чистейшей любви (1); и тут через космическую любовь происходит пе­ре­дача из сферы Венеры в солнечное бытие того, что таким образом еще осталось от человека.

Солнечная сфера есть место реальной работы человека над осуществлением его кармы. Наши физики были бы в высшей степени изумлены, если бы им удалось одна­жды действительно наблюдать Солнце. Ибо все то, что здесь, на Земле, теперь со­общается о Солнце, не соответствует действительности. Полагают, что Солнце дол­жно быть чем–то вроде пылающего газового шара. Однако это не так. Для того, чтобы обрисовать действительное положение вещей, я буду исходить из не­с­колько банального сравнения. Пусть вы имеете стеклянный сифон с сельтерской во­дой (т.е. водой, насыщенной углекислым газом). Если вы хотите увидеть эту воду, вам надо будет особенно внимательно всматриваться, чтобы заметить ее в сифоне. Что вы, собственно, видите прежде всего? Вы видите прежде всего не воду, а искрящиеся пузырьки углекислого газа, гораздо более разреженного, чем вода, а сама вода почти не видна. Вы видите более разреженное, а более плотное не замечаете. Как же обстоит дело с Солнцем? Когда вы смотрите на Солнце, тогда вы видите Солнце таким, как оно якобы является в пустом пространстве уплот­­ненным газовым шаром, но на самом деле вы видите Солнце именно потому, что оно является особенно разреженным. Тут вам уже нужно освоиться с одним пред­ставлением, которое кажется необычным.

Я не буду говорить сегодня о природе пространства. Там вверху есть Солнце, оно более разрежено, более пусто, чем пространство. Вы скажете: пространство уже есть пустота, ничто. Но в действительности там, где есть Солнце, — там есть еще меньше, чем ничего. Так вот, земные люди могли бы (особенно в наше время), исходя из совсем других оснований, познать, что существует нечто меньшее, чем ничто. Если я имею в кармане пять марок, то я имею эти пять марок. Если я по­степенно трачу их, то я в конце концов имею нуль, то есть не имею ничего. Но если я имею долги, тогда я имею меньше, чем ничего. В наше время люди знают, что значит иметь меньше, чем ничего. Там в пространстве есть некая «дыра», где нет даже никакого пространства; и там, в этой «дыре» в дей­с­т­ви­­тельности живут ду­ховные Существа, живут Духи Формы, Духи Движения, Духи Му­дрости. Они живут в этой «дыре», повсюду распространяя свое бытие как Духов Формы, Духов Дви­жения, Духов Мудрости. И вместе с ними живет человек боль­шую часть своей жи­зни между смертью и новым рождением. В союзе с ними и далее с теми че­ло­ве­ческими душами, которые также прошли через врата смерти и с которыми у него есть та или иная кармическая связь, и вместе с другими су­ществами, о которых зем­ные люди едва ли могут иметь какое–либо предчувствие, вы­рабатывается тогда в совместной работе карма для ближайшей земной жизни человека.

В этой Солнечной области все происходит иначе, чем здесь, на Земле. Почему наши толковые естествоиспытатели — а они дей­стви­тельно толковые — пре­д­ста­вля­ют себе Солнце, как пылающий газовый шар? Потому что, исходя из по­ро­жда­ющего иллюзии материалистического инстинкта, они хотят, чтобы Солнце можно было бы представлять себе как нечто такое, где происходят физические про­цессы. В Солнце же не происходит ничего физического, оно имеет место са­мое большее в солнечной короне, но не внутри Солнца. Там — чисто духовный (сверх­чувственный) мир. Там внутри нет никаких законов природы. Материалисты хотели бы, чтобы также и на Солнце господствовали законы при­ро­ды, но там не су­ществует никаких законов природы. Там правят единственно и только те законы, ко­торые производят, исходя из Добра, надлежащие кармические последствия, когда искалечен­ное существо человека вступает теперь в Солнце, подвергнувшись до­полнительному воздействию со стороны любви Существ Венеры на его ис­ка­ле­чен­ность, которая является результатом его злой кармы.

Человек естественно вполне может питать почтение в отношении того многого, что происходит здесь, на Земле; и люди, когда им описываешь жизнь человека между смертью и новым рождением, часто получают впечатление, приводящее к вопросу: «Если мы действительно переживаем ее так долго, то что же мы там, собственно, делаем?» — Да, по отношению к тому, что там делается, чтобы мы в бли­жайшей земной жизни испытали последствия нашей кармы, и по отношению к тем духовным Властям, которые находятся вокруг нас во время нашего сол­не­ч­ного существования, — все, что происходит в нашей земной культуре, есть мелочь. Только все происходит там чисто духовным образом.

Видите ли, одна часть кармы бывает подготовлена уже в сфере Венеры; даже в сфере Меркурия бывает выработано нечто из кармы. В следующих лекциях мы познакомимся с одной известной всемирно–исторической личностью, которая свою жизненную карму, осуществляющуюся в ходе XIX столетия, имела потому, что она частью подготовила ее именно в сферах Венеры и Меркурия. И такие ли­чности, которые уже в сферах Венеры и Меркурия начинают подготавливать об­разование кармы следующей жизни, часто становятся чрезвычайно зна­чи­тель­ны­ми личностями в своей следующей земной жизни. Но для подавляющего боль­шин­ства людей главная часть того, что как карма изживается в земной жизни, вы­рабатывается внутри Солнечной сферы, где мы проводим большую часть своего по­смертного времени. В дальнейшем мы еще вдадимся в подробности этого; но се­годня я хочу сперва набросать эскиз того, как карма постепенно приготовляется в различных космических сферах. Только, чтобы не впасть в противоречие с теми описаниями жизни между смертью и новым рождением, которые были даны мною с других точек зрения, вам следует представлять себе, что человек, про­двигаясь в этих сферах, попадает в совсем иные мировые отношения, за­ко­но­ме­р­ности. Когда, например, мы вступили в Солнечную сферу и затем, пройдя ее, вошли дальше в сферу Марса, тогда не вполне выходят за пределы этой солнечной сферы, но Солнце продолжает действовать дальше и в более отдаленных от Земли частях Космоса. В Солнечной сфере имеют дело только с тем, что осталось от че­ловека как моральное, и что осталось от него как здоровое; все другое он сложил. Это другое означает ту или иную неполноту его существа, которая должна быть во­змещена. В первую половину нашего существования в Солнечной сфере мы под­готовляем именно то, что должно привести к физической организации бли­жай­шего человеческого тела. Вторую половину солнечного существования мы — в союзе с Существами Духов Формы, Духов Движения, и Духов Мудрости, а также в союзе с теми человеческими душами, с которыми мы кармически связаны, — посвящаем выработке того морального, которое затем входит в нашу бли­жай­шую земную жизнь как моральная часть кармы. Только эта моральная часть и ду­ховная часть кармы, например, задатки определенных способностей для того или иного, вырабатываются в сфере Марса, куда и мы вступаем после Солнечной Сферы, и также в сфере Юпитера и в сфере Сатурна. И своеобразным пе­ре­жи­ва­нием является то, что пройдя эти сферы, мы распознаем, чем собственно являются физические звезды.

Физическая звезда есть «Contradictio in adjecto» (то есть внутреннее про­ти­во­речие). Ибо что же такое, собственно, есть звезда? Нынешние физики пред­ста­вляют ее себе так: там, вверху, нечто пылает: газ или нечто такое. Если бы они могли прийти на Солнце, то они были бы в высшей степени изумлены, найдя там не что–то пылающее, но некую «дыру» в пространстве; впрочем, они сами тогда ра­с­щепились в такую тончайшую пыль, какая немыслима на Земле. Также и другие звезды, которые мы видим, суть вовсе не какой–то раскаленный, пылающий газ; они суть нечто совсем другое.

С этим земным миром, в котором мы обитаем и который имеет физические ве­щества и физические силы, граничит всеобщий мировой эфир. Этот всеобщий ми­ровой эфир виден нам, когда мы взираем на небо, как граница нашего зримого про­странства — как явление небесной синевы. Там, в Космосе, не болтается ни­ка­ких физических субстанций, как это представляют себе при материалистическом мы­шлении, — там, где звезды, есть нечто совсем иное. Вообще, когда, выйдя из про­странства, продвигаются дальше в эфирном мире, то постепенно приходят в те сферы, где живут Боги. И теперь представьте себе совсем иное — как телесно из­живается душевное отношение человека к человеку. Грубо, но наглядно вы­ра­жа­ясь, представьте себе, что вы любимы неким человеком; он ласково поглаживает вас, и вы чувствуете это поглаживание. Это было бы детским неразумием, если бы вы представили себе, что в том месте, где происходят такие поглаживания, — что там, если вы не смотрите туда, действует физическая материя. Ибо вы чувствуете по­глаживание вовсе не от физической материи, но это есть процесс, в котором су­щественно душевное ощущение ласкового поглаживания. Так обстоит дело, когда мы взираем в эфирные сферы.

Боги в их любви, так сказать, ласково поглаживают мир, касаются его. Это — вполне правильное сравнение; они ласкают мир, касаются его в некоторых местах; только длится это поглаживание очень долго, ибо Боги суть сама деятельность. Но этим выражением их любви в эфире и являются звезды. Вот что они суть в дей­ствительности; в этом нет ничего физического. Увидеть звезду — значит по­чу­в­ствовать словно космическое прикосновение, происшедшее из любви к людям. Видя звезды, мы чувствуем таким образом любовь божественно–духовных Су­ществ. Тем самым мы можем узнать, что звезды суть знаки присутствия во Все­лен­ной Богов. Нашей физике, как науке, предстоит многому научиться, если люди хотят продвинуться от ее иллюзий к истине. А люди вообще не придут к са­мо­по­зна­нию и не познают собственное существо прежде, чем они — в отношении вне­земного Космоса — не преобразуют эту науку физику полностью в духовную науку. Физика, как наука, имеет значение только для земного мира, ибо только в нем существует физическая субстанция.

Итак, оставив Землю при прохождении через врата смерти, мы все больше вда­емся в чисто духовное переживание. То, что наша жизнь при обратном пе­ре­жи­вании минувшей земной жизни в течение одной трети ее продолжительности, вы­глядит иначе, чем физическая жизнь, — это зависит от того, что Лунная сфера про­низывает нас своей субстанциональностью. Это действует духовным образом. И среди многих свершений, которые происходят в сферах небесных светил, про­ис­ходит также выработка кармы.

Я хотел бы сказать вам (чтобы данные факты подтверждали друг друга) также еще о том, как тот человек, который ныне проделывает путь духовной науки, при­­ходит к таким наблюдениям. Ведь я с некоторых пор часто описывал — даже уже в публичных лекциях, — что человек, если он поднимается к действительному сверх­чувственному познанию посредством тех методов, которые приведены в моей книге «Как достигнуть познания высших миров?», — что он прежде всего огля­ды­в­ается на свою земную жизнь и обозревает ее словно некую панораму. Все то, что в переживаниях души следовало друг за другом, теперь выступает одновременно как одна могучая жизненная панорама, которую обозреваешь вплоть до рождения, но видишь ее подразделенной в известном смысле на отдельные жизненные эпохи. Взи­раешь на то, что было пережито от рождения до смены зубов; затем обо­зре­ва­ешь как некий замкнутый ряд то, что происходит от смены зубов до половой зре­лости; а потом отсюда — до начала 20–летнего возраста, и так далее. Однако, по мере того, как дальше поднимаются в своих концентрациях, как дальше при­ме­няют к себе методы, ведущие к познанию духовного мира, тогда приходят не только к тому, чтобы ясновидчески узреть свою жизненную панораму (сперва от ро­ж­дения и до семилетнего возраста), но позднее приходят к способности дать этой панораме исчезнуть — чтобы тогда, так сказать, смотреть сквозь свою собственную жизнь. Тогда, если достигнута способность вступать в пустое со­зна­ние, то есть поднялись до инспирации, — тогда на месте картины собственной жи­зни в раннем детстве от рождения до семилетнего возраста, появляется жизнь Лун­ной сферы и ее творчество. Таким образом наука Посвящения дает воз­мож­ность познать — при нынешнем нормальном посвящении — тайны Лунной сфе­ры, когда посредством инспиративного познания погашается собственная жиз­нен­ная панорама и лицезреешь то, что, вспыхивая, появляется на месте картины соб­ственной жизни, разыгрывавшейся от рождения до семилетнего возраста.

Когда же оглядываешься на ту область, которую пережили от семилетнего до че­тырнадцатилетнего возраста, и затем погашают ее посредством инспиративного по­знания, тогда ясновидчески взирают в сферу Меркурия. Все связано с самим че­ловеческим существом. Человек связан с целой Вселенной. Когда он научается дей­ствительно познавать самого себя — верно находить себя в себе самом, — тогда он научается познанию всей Вселенной. И вот я прошу вас обратить внимание на одно обстоятельство. А именно, что получаешь действительно великое почтение по отношению к древней инстинктивной науке Посвящения. Она дала вещам верные наименования, которые остались нам еще доныне. Если бы хоть немногие вещи получили свои имена теперь, то нельзя было бы узреть ничего. Ибо при современном познании и знании невозможно образовать никаких правильных имен. Но если мы непредвзято рассматриваем жизнь, тогда мы преисполняемся ува­жением, почтением к тому, что сделала древняя наука Посвящения. Исходя из ее инстинкта, люди уже знали то самое, что теперь может быть установлено все­во­зможными статистиками, а именно: человек в раннем детском возрасте очень под­вержен детским болезням, легко заболевает и умирает; и это опять наступает после достижения половой зрелости. Самый здоровый возраст — от семи до че­тыр­надцати лет; тогда смертность незначительна. Тогда действует сфера Меркурия. Это знали древние мудрецы, и мы познаем это опять, когда посредством со­вре­мен­ной науки Посвящения проникаем в тайны здешнего бытия. Тогда можно преклонить колени перед тем, что может выступить перед нами, происходя из самых священных традиций человечества.

А когда оглядываются на то, что человек переживает от четыр­над­ца­ти­лет­него воз­раста до двадцати одного года жизни, затем погашают это посредством ин­спи­ра­тивного познания, тогда проникают в тайны сферы Венеры. Человек ста­новится зрелым в половом отношении, наступает любовь. Это происходит именно в ту жи­з­ненную эпоху, когда открываются тайны Венеры, если на них взи­раешь бла­го­даря науке Посвящения. Все эти вещи, которые можно описать таким образом, как я это сделал, суть некая часть действительно человеческого са­мопознания — углуб­ленного человеческого познания, которое возникает данным способом.

Потом опять, когда оглядываются на время от двадцати одного года до со­ро­ка­двух­летнего возраста и затем это собственное имагинативное переживание по­га­ша­ют посредством инспиративного познания, тогда подступают к тайнам Сол­неч­ной сферы; иными словами, человек тогда посредством углубленного са­мо­по­знания переживает познание Солнца. Для достижения познания Солнца мы должны ясновидчески узреть втрое больший отрезок человеческой жизни, чем в от­ношении других небесных тел нашей планетной системы.

Возьмем теперь реальный конкретный пример. Мною было сказано, что одна все­мирно–историческая личность предварительно выработала свою карму в сфере Меркурия и в сфере Венеры; теперь вы видите, каким образом нечто такое может быть исследовано. Достигают возможности в собственной жизни ясновидчески взгля­нуть в жизненные эпохи от 7–летнего до 14–летнего возраста и затем от 14–лет­него до 21–летнего; потом погашают их посредством инспиративного познания и тогда достигают прозрений в сферы Меркурия и Венеры. Благодаря этим про­зре­ниям усматривают, как такая индивидуальность работает там совместно с Су­щес­твами высших Иерархий и с другими человеческими душами и как благодаря этому осуществляется ее земная инкарнация в девятнадцатом столетии.

Если же высшие Существа должны особенно работать над вашей кармой в сфере Марса, то это уже труднее исследовать. Ибо если кто–либо стал По­свя­щен­ным до достижения им 49–летнего возраста, то он не может ясновидчески вернуться к тому этапу своей жизни, до которого он еще не дорос, то есть ко вре­мени от 42–го до 49–го годов жизни. Надо сначала перешагнуть через 49–лет­ний возраст, чтобы смочь погасить то, что явилось в имагинациях; лишь тогда можно узреть тайны сферы Марса. А если становишься Посвященным после до­с­ти­жения 56–летнего возраста, тогда можешь ясновидчески проникнуть взором еще в другую жизненную эпоху — в эпоху от 49–го до 56–го годов, когда про­зре­ва­ешь карму, вырабатываемую в сфере Юпитера. И только при проникновении взором в свою жизненную эпоху от 56–го до 63–го годов можешь ясновидчески обо­зреть общую связь этих вещей и тогда сказать о них, исходя из их внутреннего по­знания; ибо тогда (после достижения 63–летнего возраста) можешь узреть совсем ис­ключительно замечательную сферу Сатурна. Ибо сатурнические кармы суть такие, которые замечательным образом опять совместно вводят людей в земной мир. Эти закономерности прозреваются благодаря науке Посвящения; конечно, их можно уже понять из данного изложения, но чтобы самостоятельно ясно­вид­чески узреть их и судить об их общей связи — для этого надо самому достигнуть ше­стидесятитрехлетнего возраста. Итак, пусть человек внутри определенной земной жизни выступает как большой поэт (о котором я еще буду говорить вам); благодаря своим способностям, своим творениям он совсем особенным образом изживает в своей карме то, что могло быть выработано только в сфере Сатурна.

Итак, мы можем сказать следующее: «Если мы взираем ввысь на светила нашей пла­нетной системы, включая и Солнце (и мы можем таким же образом взирать и на остальные небесные светила, ибо звездное небо тоже безусловно находится в связи с человеком, о чем мы будем еще говорить), — если мы таким образом взи­раем ввысь туда, то среди прочего мы прозреваем, как из Космоса образуется че­ловеческая карма». Эта Луна, эта Венера, этот Юпитер поистине не есть всего лишь то, что описывает нам физическая астрономия. Мы ясновидчески усма­три­ва­ем в них, в их конструкциях, в их взаимных отношениях, в их сиянии и во всем их бытии строителей человеческой судьбы — те часы Судьбы, в которых мы мо­жем прочесть нашу судьбу. Таким образом она светит нам свыше в кон­стел­ля­циях небесных светил. Это некогда было известно древней инстинктивной муд­рости Мистерий, но эта древняя астрология была чисто духовноведческой, по­зна­вательно работая с духовными (сверхчувственными) подосновами здешнего бытия, и она перешла к потомкам лишь в дилетантской и мирской форме. И только исходя из антропософии, можно будет получить — в действительной духовной взаимосвязи — познание того, как посредством великих часов Судьбы закономерно образуется здесь, на Земле, эта человеческая жизнь.

Но взглянем с этой точки зрения на человеческую карму. Взглянем на того че­ловека, карме которого мы даем оказать действие на нас. Это ведь обстоит дей­ствительно так, что тот, кто благодаря антропософии врастает в здоровое ми­ро­воззрение, противоположное нынешнему болезненному, — что он не только при­ходит к другим понятиям и представлениям относительно мира и человека, но он приходит также к другим чувствованиям и ощущениям. Ибо подумайте о том, что познавая человеческую судьбу, мы познаем при этом тайны всей системы не­бесных светил. Взирают в тайны Космоса, когда имеют перед собой че­ло­ве­чес­кую судьбу. А вот приходят нынешние люди и пишут биографии, не имея никакого предчувствия о том, что такое они профанируют. В те времена, когда зна­ние было священным, ибо оно почиталось как излучение Мистерий, также и био­графии писались тогда иначе, чем теперь. Биографии писались так, что за ними можно было догадываться о том, что действовало, исходя из тайн мира не­бесных светил. Когда таким образом обозревали человеческую судьбу, тогда усма­тривали в ней правление предсолнечных высоких Существ — Ангелов, Арх­ан­гелов, Архаев (Духов Личности); затем правление высших Существ во время сол­нечного существования человека — Духов Формы, Духов Движения, Духов Муд­рости; наконец, правление тех Существ, которые вырабатывают карму в целом, — Престолов преимущественно в отношении кармы Марса, Херувимов в от­но­ше­нии кармы Юпитера и Серафимов в отношении кармы Сатурна; все они ра­бо­тают совместно с человеком над его кармой. Итак, имея перед собой образ той или иной человеческой судьбы, человеческой кармы, мы прозреваем в нем пра­вление высших Иерархий. Эта человеческая карма ведь является прежде всего словно неким занавесом. Если мы взираем за эту занавесь, тогда мы усматриваем там творчество, работу и действия Архаев, Архангелов, Ангелов; затем Духов Муд­рос­ти, Духов Движения, Духов Формы; потом Серафимов, Херувимов, Престолов.

Каждая человеческая судьба поистине является чем–то, словно написанным на листе бумаги. Представьте себе, что мог бы существовать человек, который смот­рит на лист бумаги, на котором что–то напечатано, и говорит: Тут какие–то зна­ки, вот «к», «е», «н» и так далее. Только он не понимает ничего, так как не в со­стоянии сложить эти буквы в слова. Что же чрезвычайно важное заключается в том, что эти буквы складываются в слова?! Мы ведь имеем от 22 до 28 букв — пусть от 30 до 34, если принять во внимание все значки. И весь «Фауст» Гете со­стоит из ничего другого, как из этих букв! Кто не умеет читать, тот не может про­честь «Фауста» Гете, ибо он видит только эти 34 буквы и ничего больше. И тем не менее весь «Фауст» состоит только из этих букв.

Видите ли, то, как обычно рассматривают конкретную человеческую карму, по­добно восприятию лишь отдельных букв. С того же момента, как начинают ее «читать», усматривают в ней Ангелов, Архангелов, Архаев и их взаимные деяния. Дей­ствительно, жизнь человека в ее судьбе становится намного богаче, когда он вы­ходит за пределы восприятия лишь этих 34 букв, и в них — посредством них — про­чтет, получит «Фауста». Насколько еще значительнее то, что приносит переход от чисто земной точки зрения, от космической безграмотности, к такому знанию, когда прозревают в том, что являет собой судьба человека, буквы знаков для деяний Существ высших Иерархий.

Карма, как процесс образования человеческой жизни, настолько значительна, на­столько возвышенна, настолько величественна для того человека, который это про­зревает, что он, просто благодаря тому, что он понимает, как карма относится ко Вселенной, к духовному Космосу, врастает в совсем иной, чем прежде, способ ощу­щать и чувствовать, а не всего лишь обладать теоретическим знанием. И все, что усваивается через антропософию, должно было бы быть не только усвоением те­оретических познаний, но оказывать последовательное воздействие на об­ра­зо­ва­ние — ступень за ступенью — нашего способа ощущать и мыслить, все глубже входя своей душой в переживание Вселенной — от дождевых червей на Земле до «страны духов». Ибо мы, люди, принадлежим не всего лишь к Земле, — мы при­на­длежим к «стране духов». В том, что на Земле заключено внутри нашей кожи, надо узреть взаимодействие всего того времени, которое мы проводим между смертью и новым рождением. Внутри того, что является человеческой кожей, со­держатся в определенной форме все мировые тайны. Человеческое са­мо­по­зна­ние вовсе не есть та тривиальная фраза, какую столь часто повторяют, но оно не есть также и нечто сентиментальное. Человеческое самопознание есть познание Вселенной. Поэтому я часто делал при случае следующую надпись на книге:

Если ты хочешь познать себя самого,
Взгляни за пределы себя в мировые дали.
Если же ты хочешь узреть мировые дали,
Взгляни вглубь собственного “Я”.


(1) Согласно Р. Штейнеру чистая любовь есть переживание другого существа в своей собственной душе, переживание его страданий и радостей. Примечание переводчика.


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Восьмая лекция (Бреслау, 7 июня 1924 года).
  • Десятая лекция (Бреслау, 9 июня 1924 года).
  • Одиннадцатая лекция (Бреслау, 10 июня 1924 года).
  • Двенадцатая лекция (Бреслау, 11 июня 1924 года).
  • Тринадцатая лекция (Бреслау, 12 июня 1924 года).
  • Четырнадцатая лекция (Бреслау, 13 июня 1924 года).
  • Пятнадцатая лекция (Бреслау, 14 июня 1924 года).
  • Шестнадцатая лекция (Бреслау, 15 июня 1924 года).
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4380
    Результат опроса