Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > GA > Доклады > Эзотерическое рассмотрение кармических связей. Том III

Седьмая лекция (Дорнах, 28 июля 1924 года).


Эта лекция, как вы и предполагаете, должна быть продолжением тех рассмотрений, которые были здесь предприняты относительно внутреннего процесса развития в Карме Антропософского Общества. Мы проследили события в физическом мире и в сверхфизическом мире, которые лежат в основе того, что в данный момент хочет возвестить о себе миру Антропософия.

Вы ведь знаете, мои дорогие друзья, что мы можем отметить две важные зарубки на пути развития человечества как раз в последнем истекшем столетии. Одной зарубкой является то, на что я часто обращал внимание: истечение срока так называемого мрачного периода с концом 19-го столетия и началом ХХ столетия. После мрачного периода начался светлый период. Вы ведь знаете, что этот мрачный период влит в тот человеческий душевный строй, какой закрывал духовные очи человека на сверхчувственный мир. Вы знаете, что в древние времена развития человечества общее состояние людей было таким, что они, хотя и сновидчески, а также более или менее интенсивно, но все же непосредственно взирали на духовный мир.

Сомневаться в реальности духовного мира было совсем невозможно в древние времена развития человечества. Однако, если бы это состояние продолжалось дальше, если бы человечество продолжало жить дальше в этом инстинктивном проникновении ясновидческим взором в духовный мир, то в ходе развития человечества не взошло бы то, что можно назвать разумом отдельного человека, овладением рассудком, — разумом, действующим через индивидуального человека, через отдельного человека. А с этим ведь связано то, что ведет человека к свободе его воли. Одно не мыслимо без другого.

В том глухом, инстинктивном состоянии сопереживания духовного мира, каким оно некогда было, человек не мог достигнуть свободы. Он также не мог достигнуть того самостоятельного мышления, которое можно назвать употреблением разума отдельным человеческим индивидуумом. Двоякое должно было прийти однажды: свободное личное употребление разума и свобода человеческой воли. Поэтому первоначальное инстинктивное проникновение ясновидческим взором в духовный мир должно было затмиться для человеческого сознания. Все это совершилось, если не с полной ясностью для каждого отдельного человека, то, тем не менее, для человечества в общем.

Так что, с окончанием XIX столетия истек срок того мрачного периода, который сокрыл во мраке духовный мир, но зато открыл употребление человеком разума и свободной воли. Мы вступаем в период, в котором к человеку снова должен подступить на тех путях, на каких это возможно, реальный духовный мир. Конечно, можно сказать: этот период начался не очень-то светлым образом. Дело обстоит таким образом, как если бы первые десятилетия 20-го столетия принесли человечеству все худшее, что этому человечеству когда-либо довелось пережить в ходе истории. Однако, это опять-таки не препятствует тому, что в развитии человечества в общем вступила возможность проникнуть в свет духовной жизни. И дело обстоит так, что люди просто из-за их косности, сказал бы я, продолжают придерживаться обыкновений мрачного периода и тем самым вносят их в 20-е столетие, и они тут (ибо это столетие могло стать светлым в отношении истины) выглядят хуже, чем выглядели прежде, когда они были оправданными в мрачный период, в Кали Юге. Вы знаете ведь также и то, что этот поворот всего человечества к светлому периоду был подготовлен тем, что с конца семидесятых годов XIX столетия началось время правления МИХАИЛА (МИХАЭЛЯ). Поставим же однажды перед душой вопрос: что же означает собой начало времени правления Михаила с последней трети XIX-го столетия? Мы должны уяснить себе, что, подобно тому, как в физически-чувственном мире нас окружают три царства внешней природы — минеральное царство, растительное царство, животное царство, — так в духовном мире нас окружают высшие царства, которые мы теперь уже обозначили в самых различных взаимоотношениях как царства Иерархий. Подобно тому, как, спускаясь от человека в царства природы, мы приходим, прежде всего, к животному царству, так приходим мы, поднимаясь в сверхчувственный мир, к царству Ангелов. Ангелы имеют своей задачей вести отдельных людей, охранять их, когда эти люди идут от земной жизни к другой земной жизни. Таким образом, задача, которая вырастает у духовного мира в отношении отдельных людей, возложена на существо из царства Ангелов. Поднимемся затем выше — в царство Архангелов. Эти Архангелы имеют самые различные задачи. Одна из этих задач является — править и руководить в отношении людей основными тенденциями следующих друг за другом малых эпох. Так, в течение приблизительно трех столетий, вплоть до конца семидесятых годов прошлого столетия, господствующей была та эпоха, которую можно назвать правлением ГАБРИЭЛЯ. Это правление Габриэля для тех лиц, которые производят наблюдения не поверхностно (как это стало привычным ныне), но проникая в глубины развития человечества, выражалось в том, что чрезвычайно значительные импульсы для совершающегося в человечестве были вложены в те силы, которые можно назвать силами наследственности. Силы физической наследственности, действующие через поколения людей, никогда не были столь значительными, как в последние три столетия перед последней третью XIX века.

Это выразилось в том, что проблема наследственности как раз стала настоятельной проблемой в XIX столетии — что человечество тогда ощущало то, как духовные свойства в человеке зависят от наследственности. В конце концов научились ощущать это, именно как правило в развитии человечества, как некий закон природы в течение 16-го, 17-го и 18-го столетий и большей части 19-го. В это время люди вносили в свое духовное развитие те свойства, которые они унаследовали от своих родителей и их предков. В это время стали особенно важными все те свойства, которые связаны с физическим воспроизведением человеческого рода. Опять-таки, внешним признаком этого является интерес, возросший к этому к концу XIX столетия. В упомянутые столетия важнейшие духовные импульсы приходили к человечеству таким образом, что они стремились осуществиться через физическую наследственность.

В полной противоположности к этому стоит эпоха, в которой Михаил правит и руководит человечеством и которая началась с концом 70-х годов прошлого столетия. В этой эпохе находимся мы, и ее импульсы связаны с тем, что мы также научаемся понимать светлый период, как начинающийся в 20-м столетии. Эти два течения импульсов действуют один внутри другого. Сегодня мы хотим направить взор прежде всего на то, что является собственностью одной из Михаиловых эпох. Я говорю — одной из Михаиловых эпох, ибо, видите ли, с этим правлением и руководством, о котором я только что сказал, дело обстоит так, что приблизительно через каждые три столетия одно из Существ царства Архангелов обладает Духовным Водительством развития человечества в тех странах, где цивилизация развертывается выдающимся образом.

Как сказано, Габриэль имел водительство 16-м, 17-м, 18-м, 19-м столетиях. А теперь он сменен Михаилом. Есть семь таких Архангелов, которые осуществляют водительство человечеством так, что отдельные Водительства Архангелов циклически повторяются. Вследствие того, что мы живем в эпоху Михаила, у нас всех есть повод вспомнить о предыдущей Михайловой эпохе, бывшей в смене эпох Архангельского Водительства человечеством. Эта Михайлова эпоха(1) была еще до основания христианства, еще до Мистерии Голгофы и закончилась в древности вместе с походами АЛЕКСАНДРА ВЕЛИКОГО, с основанием философии АРИСТОТЕЛЯ.

Если мы проследим все то, что в течение приблизительно трех столетий вплоть до времени Александра Великого и Аристотеля, совершилось в древней Греции и в окружающих Грецию странах, то мы получаем представление о тогдашней эпохе Михаила. Такая Михаилова эпоха характеризуется самыми различными особенностями и отношениями, но в особенности тем, что в такую эпоху Михаила духовные интересы человечества — каждый раз сообразно тому особенному предрасположению, какое имеет данная эпоха, — становятся задающими тон. А именно: это будет тем, что в такую эпоху через мир проходит, как отличительная черта, космополитизм, интернационализм. Национальные различия приостанавливаются. Как раз в эпоху Габриэля внутри европейской цивилизации и ее американского придатка обосновались национальные импульсы. В нашу эпоху Михаила они, в ходе трехсотлетнего развития, будут полностью преодолены. В каждую эпоху Михаила дело обстоит так, что, как всеобщая отличительная черта, через человечество проходит всеобще-человеческая установка, противостоящая специальным интересам отдельных наций или человеческих групп.

В то время, когда Михаилово правление было на Земле перед Мистерией Голгофы, это проявлялось в том, что из тех отношений, которые образовались в Греции, возникла та могучая тенденция, которая привела к походам Александра Великого, в которых греческая культура и цивилизация была гениальным образом распространена в Азии и Африке — и притом, через те народности, которые до того придерживались совсем иного. Все это колоссальное деяние нашло свое завершение в том, что было основано в Александрии: космополитическое движение, которое имело своим устремлением дать всему тогдашнему цивилизованному миру те духовные силы, которые сконцентрированы были в Греции. Это происходит под влиянием Импульса Михаила и происходило также и тогда. И те существа, которые участвовали в этих земных деяниях и служили Михаилу, — они во время Мистерии Голгофы не были на Земле.

Все те существа, которые принадлежали сфере Михаила — безразлично, были ли это человеческие души, которые после истечения срока Михаиловой эпохи были восхищены смертью в духовный мир, или развоплощенные человеческие души, или же такие существа, которые никогда не воплощались на Земле, — все они были связаны между собой общей жизнью в сверхчувственном мире в то время, когда на Земле совершалась Мистерия Голгофы. Надо только вполне конкретно представить себе, что тогда, собственно, имело место и для души. Если избрать земной аспект, тогда скажешь себе: «Земное человечество пришло тогда к определенному пункту земного развития. Высокий Солнечный Дух — Христос — пришел на Землю и воплотился в человеке Иисусе из Назарета. Жители Земли имеют переживание, что к ним пришел Высокий Солнечный Дух — Христос. Они мало знают из того, что могло бы побудить их надлежащим образом оценить это Событие».

И тем более знают в другом аспекте и могут оценить, что это значит для них, те развоплощенные души, которые, находясь вокруг Михаила, живут в сверхчувственных мирах — в сфере Солнца. То, что тогда совершалось для мира, они переживали с Солнца. И они переживали, как Христос, Который до того действовал внутри сферы Солнца (так что Он был достижим тогда только в Мистериях, когда Посвященные возносились в сферу Солнца), расстался с Солнцем, чтобы соединиться с земным человечеством на Земле.

Это было могучим, поразительным переживанием как раз для тех существ, которые принадлежали к сообществу Михаила, ибо это сообщество Михаила имело свою особенную связь со всем тем, что есть космическая судьба, исходящая от Солнца. Они должны были расстаться с Христом, Который до того имел Своим местом обитания Солнце, а теперь должен был сменить его на Землю. Это — другой аспект.

Но с этим одновременно было связано и нечто другое. Это можно верно оценить только тогда, если примешь во внимание следующее. Так размышлять, как ныне, так жить в мыслях, которые всплывают изнутри, люди древней эпохи не могли. Они были при определенных обстоятельствах мудрыми, бесконечно более мудрыми, чем новейшее человечество, но они не были смышлеными в том смысле, что подразумевают ныне под смышленостью. Ныне называют смышленым того человека, который может производить мысли из самого себя — который может логически мыслить, приводить одну мысль в связь с другой и так далее. Этого тогда не существовало. В древние времена мысли самостоятельно человеком не производились. Мысли ниспосылались на Землю вместе с откровениями, которые приходили к человеку из духовного мира. Не было последующего размышления о чем-либо, но духовное содержание воспринимали через откровение, однако его воспринимали таким образом, что при этом были мысли.

Ныне размышляют о вещах вслед за ними. А тогда душевные впечатления приносили с собой мысли. Мысли были инспирированными мыслями, а не самостоятельно измышленными. И тот, кто располагал космическим разумом, который таким образом давался человечеству откровениями, тот в особенности, так сказать, владел космическим разумом, — то есть, то самое духовное существо, которое мы, пользуясь христианской терминологией, обозначаем как Архангела Михаила. Он правил в Космосе КОСМИЧЕСКИМ РАЗУМОМ. Надо только уяснить себе, что, собственно, это значит. Ибо — пусть также и в несколько иной связи идей — такой человек, как, например, Александр Великий, вполне обладал отчетливым сознанием того, что его мысли приходили к нему на Михаиловом пути. Конечно, это духовное существо тогда именовали иначе. Мы здесь пользуемся христианской терминологией. Однако терминология ничего не решает. Такой человек, как Александр Великий, смотрел на себя никак не иначе, как на посланника Михаила, как на некое орудие Михаила. Он мог думать не иначе, как следующим образом: собственно, Михаил действует на Земле, и я есть тот, через кого он действует. Такова была его концепция. И это ведь придавало ему силу воли для совершаемых деяний. И мыслитель в тогдашнее время также думал о себе не иначе, как следующим образом: Михаил действует в нем и дает ему мысли.

С нисхождением Христа на Землю было связано то, что Михаил со своими сторонниками не только лицезрел это расставание Христа с Солнцем, но он, прежде всего, усматривал, что у него — Михаила — постепенно отпадает управление Космическим Разумом. Тогда с Солнца совершенно отчетливо просматривалось, что в дальнейшем из духовного мира больше не будут приходить к человеку вещи вместе с разумным содержанием, но что в будущем человек сам должен будет прийти на Земле к своему разуму. Это было событием решающего значения — узреть, так сказать, устремление Разума вниз на Землю. Он постепенно становился не находящимся больше (если я смею употребить это выражение) в Небесах — он становился нисшедшим на Землю. И особенно это осуществлялось в ранние христианские столетия. Мы видим, как в ранние христианские столетия еще находились люди, которые имели, по меньшей мере, некоторые прозрения в то, что притекало к ним из сверхземных откровений вместе с разумным содержанием. Это еще продолжалось до восьмого, десятого христианских столетий. Потом наступила великая развязка. Развязка пришла таким образом, что Михаил и его сторонники — все равно, были они воплощены на Земле или же развоплощены — должны были сказать следующее: люди на Земле начинают становиться мыслящими, начинают извлекать из себя собственный рассудок, а Космический Разум больше не может управляться Михаилом. Михаил замечал, как у него убывало господство над Космическим Разумом. А при взгляде на Землю было видно, как с восьмого, девятого столетия начиналась мыслительная эпоха, и люди брались образовывать себе собственные мысли.

Я уже говорил вам, как в отдельных особенных школах, например в великой школе Шартра, культивировались традиции, касающиеся того, что прежде открывалось людям, как окунувшееся в Космический Разум. Я описал вам все то, что было совершено, особенно в XII столетии, в школе Шартра, и я попытался также показать, как затем произошел переход к управлению разумом на Земле, а именно: в ведение отдельных представителей доминиканского ордена. Стоит хоть однажды посмотреть на произведения, возросшие из христианской схоластики, — из этого удивительного духовного течения, которое ныне, в сущности, совсем не признается, как его сторонниками, так и его противниками, ибо они не видят главного дела схоластики. Посмотрите, как тогда добились познания того, что, собственно, означает мыслительное содержание для человека и для вещей окружающего мира. Великий спор между номинализмом и реализмом велся именно внутри доминиканского ордена. Одни усматривали в общих понятиях только наименование, другие же видели в общих понятиях духовное содержание, проявляющееся в вещах.

Вся схоластика есть некая борьба людей за ясность в отношении притекающего, вливающегося разума. Не удивительно, что главные интересы тех, кто были вокруг Михаила, обратились как раз к тому, что развертывалось на Земле как схоластика. В том, чему ФОМА АКВИНСКИЙ и его ученики, а так же другие представители СХОЛАСТИКИ, придавали значение реальности, видно земное выражение того, что было тогда Михаиловым Течением. Михаилово Течение, — это Управление Разумом, исполненным Света, Спиритуальным Разумом. Теперь он был на Земле — этот Разум. Теперь надо было прийти к ясности относительно его смысла. При взгляде из духовного мира можно было узреть внизу на Земле, как то самое, что принадлежит сфере Михаила, теперь развертывается там помимо правления Михаила, в особенности при начинающемся правлении Габриэля. Мудрость, обретаемая при Посвящении, — Розенкрейцерская Мудрость, которая распространялась как раз тогда, — состояла в том, что была достигнута некоторая ясность относительно этих отношений. Как раз в это время имеет значение способность узреть тот род и способ, каким земное взаимосвязано со сверхчувственным. Ибо, хотя земное выглядит так, как если бы он оторвалось от сверхчувственного, — тем не менее, оно связано с ним!

И вы можете усмотреть из того, что было описано мною в последних лекциях, какой была эта взаимосвязь. То самое, что суть сверхчувственные факты, я могу охватить только в образах, в имагинациях. Этого не описать посредством абстрактных понятий, — это можно передать в образах. Поэтому я так должен изобразить то, что совершилось в начале той эпохи, в которой душа сознательная и вместе с ней разумность вступили в человечество.

Прошло уже несколько столетий с тех пор, как Михаилу довелось в IX христианском столетии узреть на Земле то самое, что раньше было Космической мудростью (разумностью, интеллигенцией). И он видел ее все больше притекающей на Землю и теперь притекающей именно в схоластику. Однако, он собрал тех, кто принадлежал к его сфере в области Солнца. Он собрал тех, кто как раз тогда были человеческими душами в жизни между смертью и новым рождением. Он собрал также тех, кто принадлежал к его сфере и которые никогда не проходили своего развития в человеческих телах, но имели некоторую взаимосвязь с человечеством. Вы можете себе помыслить, что вокруг Михаила тогда в особенности были те души, о которых мною было сказано вам, как о великих учителях Шартра.

Одним из самых значительных духов, которые тогда, в начинающемся XV столетии, были призваны совершить их деяния в сверхчувственных мирах, был среди сонма Михаила АЛАН ОСТРОВИТЯНИН. Но также и все другие, которых я назвал вам, как принадлежащих к школе Шартра, они были там, объединившись с теми, которые происходили из доминиканского ордена и, в свою очередь, уже опять вступили в жизнь между смертью и новым рождением. Души, которые принадлежали к платоновскому течению, были тогда внутренне объединены с теми душами, которые принадлежали к аристотелевскому течению. Все то, что осуществили эти души, относится к Импульсам Михаила. Многие из этих душ прожили так, что Мистерию Голгофы они сопережили не в земном аспекте, а в аспекте Солнца. Они были тогда (в начале XV столетия) в сверхчувственном мире в особом положении. Тогда под Водительством Михаила возникло нечто такое, что можно было бы назвать (мы вынуждены употреблять земные выражения) некой сверхчувственной школой.

То, что некогда было Мистерией Михаила — то самое, что в древних Мистериях Михаила возвещалось Посвящением и что теперь должно было стать иным, ибо Космический Разум нашел свой путь на Землю, — это в грандиозных чертах сформулировал сам Михаил для тех, кого он теперь собрал в этой сверхчувственной Михаиловой школе, в начале 15-го столетия. Тогда в сверхчувственных мирах снова стало жизненным то, что некогда жило в солнечных Мистериях как Михаилова Мудрость. И тогда грандиозным образом было сведено воедино то, что было в аристотелевском продолжении платонизма и что было Александром Великим перенесено в Азию, в Египет. Было разъяснено, как в этом еще жила древняя спиритуальность. Тогда все души, которые были тогда связаны с этим течением, о котором я уже теперь говорю, а также в ряде лекций, — все те души, которым было предопределено примкнуть к Антропософскому Движению, сформировать свою карму для Антропософского Движения, — они приняли участие в этой сверхчувственной Школе обучения. Ибо все, чему там учили, учили с той точки зрения, что отныне в развитии человечества внизу, на Земле, Михаилово должно будет вырабатываться иным способом, а именно: посредством собственной разумности человеческой души. Было указано на то, что в конце 19-го столетия, в последней трети 19-го столетия, Михаил сам опять вступит в свое правление на Земле, — что начинается новая Михаилова эпоха после того, как шесть других Архангелов осуществили свои различные правления в промежуточный период по окончании времени Александра. Но эта Михаилова эпоха должна стать иной, по сравнению с другими прежними. Ибо эти другие Михаиловы эпохи были такими, что тогда Космический Разум изживался во общечеловеческом. Но теперь (это говорил тогда Михаил своим ученикам в сверхчувственном мире), в Михаилову эпоху, речь идет о чем-то совсем ином. То самое, чем правил Михаил для людей на протяжении Эонов, от него отпало. Он это опять обретет, когда с конца 70-х годов 19-го столетия он вступит в свое новое правление на Земле. Он опять обретет это, когда лишенная сначала спиритуальности разумность займет свое место среди людей внизу, на Земле. Однако, он обретет это в некоем особенном состоянии. Он обретет это таким, что оно оказывается в сильнейшей степени подверженным влиянию ариманических сил. Ибо в то самое время, когда Разум спустился из Космоса на Землю, все больше и больше возрастало притяжение ариманических властей оторвать от Михаила этот Космический Разум, раз он стал земным, — сделать его, имеющим значение только на одной Земле, в качестве свободного от Михаила. Это был великий кризис, продолжающийся с начала 15-го столетия вплоть до нынешнего времени, кризис в котором мы еще находимся и который выражает собой борьбу Аримана против Михаила. Ариман, который применяет все, чтобы оспорить правление Михаила над Разумом, теперь ставшим земным, — и Михаил, который применив все импульсы, какими он располагает, стремится с началом (с 1879 года) его земного правления опять овладеть на Земле Разумом, отпавшим было от него.

С тех пор, как прежний Космический Разум стал земным, Ариман хотел сделать этот Разум земным так, чтобы этот последний развивался дальше в том же направлении, в каком он был введен в Габриэлову эпоху: совсем земным должен был стать этот Разум, стать лишь делом человеческого общества, основанного на кровном родстве, — делом смены поколений, делом сил воспроизведения людьми себе подобных. Всего этого хотел Ариман.

Михаил низошел на Землю: то, что он смог сделать на своем пути в промежуточное время, чтобы привести людей к Разуму и свободе, Михаил снова смог обрести только на Земле. Таким образом, он должен был теперь вступить на Землю, чтобы внутри земного мира снова стать владыкой над Разумом, который, однако, действует теперь внутри человечества.

Ариман — против Михаила. Михаил поставлен в необходимость защищать от Аримана то, чем он правил, в смысле Эонов, на благо человечества: внутри этой борьбы находится человечество. Быть антропософом — это значит, помимо прочего, иметь понимание этой битвы, по меньшей мере, до известной степени. И обнаруживается она повсюду. Ее собственный вид находится за кулисами процесса исторического развития, однако обнаруживает себя в явных фактах.

Мои дорогие друзья! Те самые души, которые в свое время были в сверхчувственной школе Михаила, — они причастны к тем учениям, которые я бегло обрисовал вам. Эти учения состоят в повторении того, чему с древних времен учили в Мистериях Солнца: они состоят в пророческом предвосхищении эпохи. Они состоят в настоятельных призывах, чтобы те, кто вокруг Михаила, смогли бы двинуться в Михаилово Учение-Движение — смогли подхватить те импульсы, благодаря которым Разум опять сможет соединиться с Существом Михаила.

В то время, как эти чудесные, эти грандиозные учения давались соответствующим душам в сверхчувственной школе, руководимой самим Михаилом, души эти приняли участие в одном могущественном событии, которое выступает лишь по прошествии долгих времен внутри развития нашего Космоса. Как я однажды уже упоминал об этом, дело обстоит так, что когда мы говорим о Божественном, находясь на Земле, то направляем взор с Земли ввысь в сверхчувственный мир. Если же мы находимся в жизни между смертью и новым рождением, то мы, собственно, взираем тогда вниз на Землю — но не на физическую Землю, — и нам открывается нечто могущественное, грандиозное, Божественно-Духовное. И как раз в начало пятнадцатого столетия, когда началась эта сверхчувственная школа, о которой я говорил, и в которой приняли участие многочисленные души сферы Михаила, тогда можно было одновременно узреть оттуда нечто такое, что, как я сказал, повторяется в процессе космического становления лишь через долгие времена. При взгляде на Землю неким образом созерцали, как Серафимы, Херувимы и Престолы, то есть Существа Самой Высокой, Первой Иерархии, совершают могучие деяния.

Это было в первую треть пятнадцатого столетия, — это было в то время, когда за «кулисами» развития человечества нового времени была основана школа Розенкрейцеров. Тогда в жизни, которую имеют между смертью и новым рождением, равным образом ясновидчески созерцают внизу, в земном мире, совершающиеся деяния Серафимов, Херувимов и Престолов. Созерцают, как Серафимы, Херувимы и Престолы переносят из сферы Духов Движения и Духов Мудрости в физическое, — как они, благодаря их могуществу, насаждают это духовное физическому. По сравнению с тем, что обыкновенно видят в поступательном процессе становления, обнаруживается нечто, грандиозно отличающееся и всегда происходящее лишь после великих промежутков времени: в последний раз подобное обнаружилось — тоже в сверхчувственном аспекте — в атлантический период. То, что тут происходит в человечестве, это теперь обнаруживается в том, что при взгляде из духовного мира Земля видится пронизанной в ее областях молниями и слышатся могучие раскаты грома. Это была, так сказать, некая космическая буря — для людей на Земле протекшая совсем как во сне, и могущественно выступившая для духов, которые были вокруг Михаила.

Позади того, что в начале пятнадцатого столетия разыгрывалось в человеческих душах, находится как раз нечто могущественное. Это могущественное свершение обнаружилось именно в то время, когда ученики Школы Михаила получали в сверхчувственном мире ее учения. В последний раз нечто подобное происходило во время атлантического периода, когда Космический Разум еще оставался Космическим, но был принят тогда человеческими сердцами, — и тогда это также разряжалось для земного мира в духовных молниях и громах.

Да, это уже так было. В эпоху, когда людьми переживались потрясающие земные события и когда распространялось Розенкрейцерство, когда происходили всевозможные замечательные события, о которых вы можете знать из истории, — в эту эпоху Земля являлась для духов, находившихся в сверхчувственном мире, в неистовой грозе духовных громов и молний. Было то, что Серафимы, Херувимы и Престолы переводили Космический Разум в тот член человеческой организации, который является организацией нервов и органов внешних чувств — является головной организацией.

Это было событие, какое ныне еще не обнаруживает себя отчетливо, и оно обнаруживает себя только в течение столетий и тысячелетий. Оно состоит в том, что человек был полностью преобразован. Прежде человек был человеком сердца. Теперь же он стал головным человеком. А это при рассмотрении из сверхчувственного мира есть нечто чрезвычайно значительное. Тогда становится очевидным все то, что, как власть и сила, находится в сфере Первой Иерархии: в сфере Серафимов, Херувимов и Престолов, которые являются и обнаруживают свою власть и силу тем, что они правят духовным не только в духовном мире (как Духи Мудрости, Духи Движения, Духи Формы), но вносят духовное в физическое — делают духовное творящим в физическом.

Эти Серафимы, Херувимы и Престолы — они совершили деяния, которые, как сказано, могут повторяться только через Эоны. И можно было бы сказать то, что в тогдашнее время было преподано Михаилом его сторонникам, — об этом тогда внизу, в земном *) мире, возвещено молниями и громами. Это должно быть понятно, ибо эти молнии и громы должны были вызвать воодушевление в душах антропософов! И тот, кто действительно имеет устремление к Антропософии, тот имеет (ныне пока еще бессознательно, ибо люди ничего не знают об этом) в своей душе последующее действие того события, что тогда в окружении Михаила воспринял ту небесную Антропософию, которая предшествовала земной. Ибо те учения, которые преподал Михаил, подготовляли тогда то, что должно было стать на Земле Антропософией.

Таким образом, мы имеем на Земле двойную сверхчувственную подготовку к тому, чем должна стать на Земле Антропософия: подготовку в великой сверхчувственной школе обучения, начиная с 15-го столетия. Затем последовало то самое, что я описал вам как некий имагинативный культ, представленный в сверхчувственном мире в конце 18-го столетия, когда в могучих имагинативных образах было оформлено то, чему были научены ученики Михаила в его сверхчувственной школе. Так были подготовлены души, которые потом спустились в физический мир и которые из всей этой подготовки должны были сохранить в себе устремление к тому, что должно действовать на Земле как Антропософия.

Подумайте только, во всем этом ведь принимали участие Великие Учителя Шартра! Вы знаете из моих лекций последнего времени, что они еще не спустились опять на Землю. Они послали перед собой те души, которые затем действовали, преимущественно, в доминиканском ордене, — после того, как они сначала провели с ними своего рода конференцию в сверхчувственном мире при смене 12-го столетия 13-м. Потом все эти души сошлись вместе в сверхчувственном мире: те, которые пламенно возвещали в Шартре изначально древние учения, и те, которые вели борьбу, чтобы в леденящей, но исполняемой с сердечной преданностью, работе добиться смысла разумности в схоластике. Все они принадлежали к сонму Михаила, а другими были еще те души, которых я охарактеризовал вам, как образующие две группы.

Мы имеем эту школу обучения Михаила. Мы имеем имагинативный культ, исполненный в начале 19-го столетия. Мы имеем то значительное событие, что с конца семидесятых годов 19-го столетия опять начинается правление Михаила, что Михаил принимается за дело, намереваясь опять взять в свое владение внизу, на Земле, Разум, отпавший от него в промежуточный период. Этот Разум должен стать Михаэлическим. И нужно понять смысл Михаэлической эпохи. Те, кто ныне приходят с устремлением к такой спиритуальности, какая уже содержит в себе Михаэлический Разум, как это имеет место, — они суть ныне отчасти те души, которые именно благодаря их карме присутствуют на Земле в нынешнюю эпоху и которым надлежит направить свое внимание на то, что происходит на Земле в начинающуюся Михаилову эпоху. И они связаны со всеми теми, которые пока еще не пришли на Землю. Они связаны прежде всего с теми, которые, происходя из платоновского течения под руководством БЕРНАРДА СИЛЬВЕСТРА, АЛАНА ОСТРОВИТЯНИНА и других, остались пока еще наверху в сверхчувственном существовании.

Однако, те, кто ныне с истинной глубокой преданностью могут принять Антропософию, могут связать себя с Антропософией, они имеют в себе импульс, происходящий от пережитого ими в сверхчувственном мире в начале 15-го столетия и в начале 19-го столетия, чтобы с концом 29-го столетия (2) снова появиться на Земле с теми, которые с тех пор еще не спускались на Землю. К тому времени через Антропософскую Спиритуальность будет подготовлено то самое, что тогда должно быть осуществлено через эту общность как полнота откровения того, что сверхчувственно подготовлено названными течениями.

Мои дорогие друзья! Антропософ должен был бы воспринять это в свое сознание, должен был бы уяснить себе, что он призван подготовлять теперь уже то, что должно, как спиритуальность, распространяться все больше и больше вплоть до грядущей кульминации, когда истинные антропософы опять будут при этом, но в соединении с другими — в конце 20-го столетия. Истинный антропософ должен иметь сознание, что ныне его дело состоит в том, чтобы обладать прозрением в битву между Ариманом и Михаилом и участвовать в ней, сотрудничая с Михаилом. Только через то, что такая спиритуальность, какая хочет притечь через Антропософское Движение, соединится с другими духовными течениями, обретет Михаил те импульсы, которые снова соединят его со ставшим земным разумом, принадлежащим, собственно, ему. Моей задачей еще будет показать вам, какими утонченными средствами хочет воспрепятствовать этому Ариман, и в какой острой борьбе протекает это 20-ом столетии. Серьезность текущего момента времени, степень мужества, которое необходимо, чтобы верным образом включить себя в спиритуальные течения, — это можно осознать из рассмотрения всех этих вещей. Но воспринимая в себя все эти вещи, говоришь себе: «Ты — человеческая душа, ты можешь быть призвана, если обретешь понимание, содействовать обеспечению Михаилова правления — и тогда одновременно может возникнуть то, что можно было бы назвать самоотверженным внутренним ликованием человеческой души, настолько она может быть сильной». Но надо обрести душевный строй, ведущий к этой, исполненной мужества силе, к этому сильному мужеству. Ибо начертанным сверхчувственными знаками стоит над нами: осознайте, что вам ведь опять предстоит прийти на Землю перед концом 20-го столетия, но вам надо подготовиться к этому! Осознайте, как можно образовать себе то, что должно подготовить вас!

Знать об этой решающей битве между Михаилом и Ариманом, — это есть нечто, касающееся того, что можно назвать, мои дорогие друзья, Антропософским энтузиазмом, Антропософским пламенным воодушевлением.

 

ПРИМЕЧАНИЯ 

РЕАЛИЗМ (от ср.-век. лат. realis — вещественный, действительный), в философии — направление, признающее лежащую вне сознания реальность, которая истолковывается либо как бытие идеальных объектов (Платон, средневековая схоластика), либо как объект познания, независимый от субъекта, познавательного процесса и опыта (философия реализма 20 в.). Средневековый реализм утверждал, что универсалии (общие понятия) существуют реально и независимо от сознания.

НОМИНАЛИЗМ, направление средневековой схоластической философии, которое, в противоположность реализму, отрицало реальное существование общих понятий (универсалий), считая их лишь именами (лат. nomen — имя, nominalis — именной, отсюда название), словесными обозначениями, относимыми ко множеству сходных единичных вещей (крайний, или строгий, номинализм — И. Росцелин и др.), или чисто мыслительными образованиями, существующими в уме человека (концепты, отсюда название этого «умеренного номинализма» — концептуализм; основан П. Абеляром). Возник в 11-12 вв., получил особое развитие в 14-15 вв. (У. Оккам и его школа).



(1) Последний период водительства Михаила был в 600-247 г. до Р.Х., а предпоследний в халдейскую эпоху во времена Гильгамеша. (Прим. издателя).

(2) В оригинале стоит 29-е столетие, что вроде бы противоречит 20-му столетию, стоящему в начале следующего абзаца? (Прим. издателя).


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Первая лекция (Дорнах, 1 июля 1924 года).
  • Вторая лекция (Дорнах, 4 июля, 1924 года).
  • Третья лекция (Дорнах, 6 июля, 1924 года).
  • Четвертая лекция (Дорнах, 8 июля 1924 года).
  • Пятая лекция (Дорнах, 11 июля 1924 года).
  • Шестая лекция (Дорнах, 13 июля 1924 года).
  • Восьмая лекция (Дорнах, 1 августа 1924 года).
  • Девятая лекция (Дорнах, 3 августа 1924 года).
  • Десятая лекция (Дорнах, 4 августа 1924 года).
  • Одиннадцатая лекция (Дорнах, 8 августа 1924 года).
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4397
    Результат опроса