Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > GA > Доклады > Эзотерическое рассмотрение кармических связей. Том II

Шестнадцатая лекция (Дорнах, 27 июня 1924 года).


Разъяснения, касающиеся кармы, могут лишь медленно и постепенно привести к пониманию этой лежащей в основе мира сложной закономерности. Я хотел бы сегодня указать прежде всего на то, что мы уже должны были особенно акцентировать, а именно, что над формированием кармы человека в его жизни между смертью и новым рождением совместно работают сами люди — те люди, которые находятся в этой жизни между смертью и новым рождением в том состоянии, какое было мною описано. Тогда люди совместно работают с другими людьми — с теми людьми, с которыми они преимущественно кармически связаны. Так что мы видим, как в жизни между смертью и новым рождением принимают участие в формировании кармы группы людей, группы кармически связанных между собой людей. И мы можем уже сказать: в этой чисто духовной (сверхчувственной) жизни отчетливо выделяются те группы людей, которые имеют нечто сделать друг другу. Это не исключает того, что мы, находясь в этой жизни между смертью и новым рождением и как раз в особенности во время этой жизни, принимаем участие во всем человечестве; что мы, состоя внутри одной из групп людей (или, скажем, групп душ), вследствие этого не исключены из причастности ко всему человечеству в целом.

Но во всех этих группах работают, входя в выработку судеб отдельных людей, Существа Высших Иерархий. И эти Существа Высших Иерархий, которые совместно с самим человеком формируют его карму во время между его смертью и новым рождением, — они действуют также и в той жизни, какую мы проводим от рождения до смерти, когда карма моральным образом изживается в судьбе человека. И мы сегодня можем ответить на вопрос: как же, собственно, осуществляется работа, действие Иерархий в жизни человека?

Тут надо уже сказать, если говоришь в согласии с наукой Посвящения, что этот вопрос, собственно, оказывается острым для души; ибо вы, мои дорогие друзья, можете уже предчувствовать, что проистекает из того, что внешние свершения в мире природы стоят в связи с кармическими свершениями человечества (как об этом мною было сказано в течение последних лекций).

Тот, кто направит свой взор не только на свершения в мире природы, но обратит свой взор на космически-человеческие свершения, взятые в целом, — он увидит взаимосвязь между тем, что именно происходит на Земле внутри человеческих групп и человеческих масс в какую-либо эпоху и тем, что разыгрывается как свершения мира природы в другую эпоху. Мы взираем на опустошительные извержения вулканов, мы взираем на то, что творят такие природные стихийные события, как наводнения и тому подобное.

Когда мы сперва понимаем эти явления просто как природные, тогда мы оказываемся стоящими перед чем-то таким, что непостижимо при сравнении с тем общим впечатлением, которое мы получаем от окружающего мира. Ибо мы тогда взираем на события, которые вдруг вламываются в мировой распорядок и по отношению к которым человек обычно отказывается от их объяснения и просто принимает их как бедствия, как свершения Судьбы. Однако духовнонаучное исследование ведет нас дальше этого. Ибо оно доставляет нам примечательные воззрения как раз в отношении таких стихийных явлений в мире природы.

Пройдемся взором по поверхности Земли. Мы найдем, что некоторые страны Земли усеяны вулканами. Затем мы найдем другие места на поверхности Земли с возможностями катастрофических землетрясений или иных катастроф. И если мы затем именно в отношении таких вещей проследим их кармические закономерности (подобно тому, как в предыдущих лекциях мы это сделали в отношении некоторых исторических личностей), тогда нам открывается нечто своеобразное. Тогда мы находим следующие примечательные факты. В вышнем, в духовном мире живут между смертью и новым рождением человеческие души, связанные друг с другом в разные группы сообразно их карме, — живут там, вырабатывая свои будущие кармические закономерности в соответствии с их прошлыми кармическими взаимосвязями. И мы ясновидчески созерцаем такие группы людей, группы человеческих душ, которые при их нисхождении из предземного существования в земное существование направляются как раз в такие места, какие лежат вблизи вулканов или в каких могут разразиться катастрофические землетрясения, чтобы испытать ту судьбу, которая может постигнуть людей вследствие стихийных явлений мира природы, происходящих в таких местностях. Ведь мы находим даже, что в этой жизни между смертью и новым рождением, когда человек имеет совсем другие воззрения и ощущения, чем в земной жизни, группами взаимно связанных душ иногда отыскиваются именно такие местности для своего воплощения, чтобы можно было таким образом пережить то, что как раз надлежит им пережить. Хотя здесь, на Земле, в наших душах мало находит сочувствия следующее положение: я сам избираю для себя великое несчастье, чтобы, пережив его, стать совершеннее; ибо иначе я остался бы несовершенным по отношению к тому, что есть в моей прошлой карме. Иначе обстоит с этим в жизни между смертью и новым рождением, — там это суждение является вполне правомерным, полным значения. Там мы ищем также извержения вулкана, там мы ищем также землетрясения, чтобы на пути несчастья, бедствия найти путь к совершенствованию.

Нам надо безусловно усвоить себе эти два различные способа суждения относительно жизни: исходя из духовного (сверхчувственного) мира и исходя из физического мира.

Однако дальше мы, пожалуй, должны обратиться к следующему вопросу. Во внешнем мире протекают повседневные, происходящие относительно регулярно, явления мира природы, причастные миру небесных светил; ибо этот мир небесных светил с его тайнами отличается регулярностью в том, что касается Солнца и Луны, а также и остальных небесных светил, за исключением загадочного мира комет и метеоров, которые примечательным образом врываются в регулярно-ритмическое свершение Космоса.

И, собственно, лишь то, что мы называем погодой, — что в бурях и градобитиях, вообще в климатологических и метеорологических явлениях вмешивается в повседневность мира природы, — это прорывает регулярный ритмический ход его процессов. Мы видим это. Мы прежде всего испытываем воздействие этого, внешнего хода, свершений мира природы. Потом, пожалуй, если у нас есть стремление к духовному (сверхчувственному), мы прислушиваемся к сообщениям, обязанным Посвящению и гласящим следующее. Существует не только внешне видимый мир, — существует мир сверхчувственного. В этом мире сверхчувственного живут Существа высших Иерархий. И мы приходим в сферу этих высших Иерархий во время жизни между смертью и новым рождением так же, как мы приходим в сферу трех царств природы — минерального, растительного, животного — во время жизни между рождением и смертью.

Мы прислушиваемся к этому. Мы пытаемся образовать себе представление о существовании этих двух миров, но при этом часто представляем их просто находящимися рядом друг с другом — без связи друг с другом.

Однако мы только тогда получаем реальное воззрение об этих двух мирах, когда мы можем рассматривать их совместно друг с другом, — когда мы можем постичь их взаимодействие душевным оком. Ибо мы должны ведь проникать взором в оба эти мира, если хотим понять образование кармы. В жизни между смертью и новым рождением готовится эта карма. Но благодаря деятельности высших Иерархий карма образуется также в жизни между рождением и смертью здесь, на Земле.

Значит, нам надо поставить следующий вопрос: как же действуют эти высшие Иерархии, вмешиваясь в земную жизнь?

Видите ли, эти высшие Иерархии действуют в земной жизни таким образом, что они пользуются процессами, совершающимися в земном мире, чтобы действовать посредством них.

Мы легче всего поймем то, что здесь имеется в виду, если мы сперва взглянем на то, что развертывается перед нашими внешними чувствами в мире небесных светил и в земном мире. Во время дневной бодрствующей жизни мы видим над собой Солнце. В ночные часы мы воспринимаем сияние Луны, сияние звезд. Представьте себе однажды, мои дорогие друзья, как мы взираем в мир, — как мы даем действовать на наши внешние чувства тому, что есть над нами, и тому, что есть вокруг нас на Земле в царствах мира природы. И представьте себе, что этот мир внешних чувств сам по себе ведь значит столь же мало, как форма человеческого трупа. Если мы во всем окружающем мире взираем на то, что из сил есть на Земле вне человека, то мы, правда, находим все те силы, которые есть в трупе, но мы не находим сил, имеющихся у живого человека. Труп, лежащий перед нами, сам по себе есть бессмыслица; он имеет смысл только как останки от живого человека. И никто не может считаться разумным человеком, если он верит, что труп мог бы возникнуть сам по себе как некая совокупность фактов, имеющая основу в самой себе. Труп может быть только останками, — он может являть собой некую форму, оставшуюся от чего-то такого, чего в нем больше не наблюдается. Подобно тому, как разумное рассмотрение должно привести от трупа к живому человеку, так и от всего того, что воспринимаешь в окружающем физически-чувственном мире, оказываешься приведенным к духовному (сверхчувственному) миру. Ибо это физически-чувственное существование само по себе имеет столь же мало смысла, как и труп.

Подобно тому, как в наших представлениях мы оказываемся направленными от трупа к живому человеку, и мы говорим, что есть труп человека, так говорим мы по отношению к миру природы: это есть откровение божественно-духовных Властей. Никакое другое суждение не может быть разумным, более того — не может быть здоровым. Думать иначе, значит, свидетельствовать тем самым о больном мышлении.

Но что за духовный мир можем мы предположить за этим физически-чувственным миром? Видите ли, тот духовный мир, который мы можем предположить за этим физически-чувственным миром, — это есть тот, который мы знаем как вторую Иерархию: Духи Формы, Духи Движения, Духи Мудрости.

Вторая Иерархия находится за всем тем, что освещается Солнцем. А что же не освещается Солнцем и не поддерживается Солнцем в окружающем мире, который мы переживаем посредством наших внешних чувств? Все освещается Солнцем и поддерживается Солнцем.

Эти Существа второй Иерархии имеют свое место обитания преимущественно в Солнце. Оттуда правят они видимым миром, который является их откровением. Так что мы можем сказать: если мы имеем здесь Землю и если имеем где-либо Солнце, освещающее Землю, то за действиями Солнца, через Действия Солнца мы имеем вторую Иерархию — Духов Формы, Духов Движения, Духов Мудрости (Р. Штайнер рисует на доске).

На солнечных лучах, которые суть деяния второй Иерархии, приносятся нам все чувственные впечатления, которые могут воздействовать на человека, — все впечатления, которые подступают к нашим внешним чувствам во время дневного бодрствования. Так что в известном смысле мы говорим верно, когда говорим следующее: «В действии Солнечного начала и через него, в окружающем нас физически-чувственном мире открывается находящийся за этим последним мир второй Иерархии».

Мы имеем еще другое состояние в нашем земном существовании. В предыдущий раз мы уже говорили с определенной точки зрения об этом другом состоянии. Мы имеем это состояние, когда спим. Это состояние, когда мы спим, — как же оно представляется космически, как представляется оно в космическом отображении? Окинем это ясновидческим взором (Р. Штайнер рисует на доске).

Вот тут мы имеем (кругообразная линия вверху на рис.) то, что мы назовем частью поверхности Земли, на которой мы живем; с нашим физическим и эфирным телом мы лежим в постели (на рис. — внизу слева), находясь вне их нашим астральным телом и нашим “Я” (на рис. — справа). Тогда в Космосе мы имеем дело с тем положением вещей, что Солнце находится за телом Земли, так что Земля сперва должна дать лучам Солнца пройти через нее прежде, чем они ночью придут к нам. Ночью все Солнечное прикрыто Землей.

Видите ли, в древних Мистериях хранилось одно многозначительное учение, которое (если дозволялось ознакомиться с его содержанием) производило на человека глубоко потрясающее впечатление. Тот, кто был введен в одну из древних Мистерий, становился ее учеником; он постепенно входил в науку Посвящения, и на определенной ступени своего внутреннего развития он приходил к тому, что получал такие впечатления, которые я сейчас охарактеризую. — Ну, мои дорогие друзья, примите во внимание, как если бы я теперь перед Вами произносил монолог такого древнего Посвященного в Мистерию, который по достижением определенной ступени Посвящения мог бы это сказать. Итак, такой Посвященный сказал бы тогда примерно следующее.

Когда я в дневное время стою под открытым небом, направляю свой предчувствующий взор ввысь, отдаваясь впечатлениям внешних чувств, то я вижу Солнце. В полдень я воспринимаю Солнце в его ослепляющей силе, и я предощущаю и ясновидчески созерцаю за ослепляющей силой полуденного Солнца действие в солнечных излучениях духовных Существ второй Иерархии. До моего Посвящения Солнечное воздействие исчезало вместе с закатом Солнца. И я до моего Посвящения проделывал свой ночной путь, будучи окружен тьмой, а утром вспоминал об этой тьме, когда восходила утренняя заря и из нее опять появлялось Солнце на его пути к ослепительному сиянию в полдень. Но теперь после того, как я достиг Посвящения, дело обстоит так, что когда я переживаю наступление утренней зари, которую Солнце посылает впереди себя на своем дневном пути, то во мне отчетливым становится воспоминание о моей ночной жизни. Я знаю, что именно пережил я во время ночной жизни, я вспоминаю себе совершенно точно, что я лицезрел, как синеватый мерцающий свет постепенно шел от вечерней зари с запада на восток, и как я ясновидчески взирал (о чем я точно вспоминаю теперь) в час полуночи на Солнце, бывшее на небе в пункте, противоположном его местонахождению в полдень с его силой сияния; так взирал я, морально потрясенный, на мерцание Солнца, находившегося за Землей. Я лицезрел СОЛНЦЕ В ЧАС ПОЛУНОЧИ. Такой монолог, вполне соответствующий истине, безусловно высказывали такие Посвященные в своей медитации. Ибо высказывание такого монолога было ведь ничем иным, как доведением до своего сознания того, что тогда действительно было. И когда мы читаем книгу Якоба Беме, которую он написал под названием «Утренняя заря в восхождении», тогда мы безусловно можем получить потрясающее впечатление, что те слова, которые находятся в книге «Утренняя заря в восхождении», суть остатки древнего чудесного учения.

Чем является «Утренняя заря в восхождении» для Посвященного? «Утренняя заря в восхождении» есть побуждение к космическому воспоминанию о лицезрении Солнца в полночь за Землей, когда оно, будучи сокрыто Землей, мерцало сквозь Землю. Если в полдень мы смотрим обыкновенным зрением на ярко сияющий желто-белый солнечный диск, то в ясновидческом прозрении Посвященного мы лицезреем синевато-фиолетовое Солнце на противоположном дневному месте неба; причем Земля является нам как прозрачное тело, сквозь которую беловато-желтый диск полуденного Солнца виден в полночь на другой стороне неба окрашенным в синевато-красноватый цвет. Но мерцающее синевато-красноватое видение (я должен тут употребить парадоксальное выражение) — оно ведь вовсе не таково, каким оно является. Это на самом деле так, что при ясновидческом лицезрении Солнца в полночь мы сперва видим его как нечто, находящееся вдали, а потому — различимое неотчетливо. А когда мы осваиваемся с Посвящением, тогда то самое, что сперва виделось нам неотчетливо, становится все точнее и точнее различимым для ясновидческого взора Посвященного; тогда то самое, что являлось красновато-синеватым видением, все больше и больше принимает образ и форму, распространяясь по всему небу, закрытому Землей, «населяя» его. Это подобно тому, как в ясную звездную ночь мы выходим из нашего дома и нам открывается величественный вид звездного неба, усеянного отдельными искрящимися, сияющими точками звезд, с Луной, может быть, посередине них. Так ясновидческому взору Посвященного является на противоположной стороне неба сквозь ставшую прозрачной Землю некий мир, — является целый мир образов, как бы выступающих, жизненно формируясь, из облаков: все это есть то, что живет во второй Иерархии — в мире Духов Формы, Духов Движения, Духов Мудрости. Тогда они появляются — эти Существа!

И тогда мы всматриваемся все точнее и точнее, если мы смогли достигнуть душевного покоя (что обычно происходит после подготовительных медитаций), — всматриваемся в то, что сознаем при утренней заре в ночном воспоминании, но имеем его таким, что знаем: мы лицезрели это ночью, но тогда происходит еще нечто иное. Это — так, как если бы из того, что появляется на ночной стороне Земли и что я обозначаю на рисунке этим, подобным облакам образованием (из светло-лиловых, красных и синих штрихов), но что безусловно есть все творящее, сущностный мир второй Иерархии, — как если бы, значит, из этого творящего, сущностного мира второй Иерархии, так сказать, излучается некий мир других Существ. Я хочу схематически обозначить это излучение сквозь Землю вот таким образом (желтыми штрихами). О, это действительно некий мир Существ, которые в этой ночной констелляции действуют сквозь Землю таким образом, что они в своем существовании прилетают к человеку и опять улетают обратно! Вы видите (Р. Штайнер показывает на рисунке), как, так сказать, по этой линии от второй Иерархии отделяются, непрестанно отделяются сущностно-творящие Существа другой Иерархии, воспаряя затем к спящему человеку и опять возвращаясь обратно. И мы постепенно научаемся познанию того, что тут, собственно, происходит.

Мы целый день вели сознательную жизнь, а теперь лежим в состоянии сна. Это значит, что наше физическое тело и наше эфирное тело лежат, предоставленные самим себе во сне, подобно минеральному и растительному миру. Но мы в течение всего дня мыслили, — представления в течение всего дня проходили через наше человеческое существо, оставляя свои следы в физическом и эфирном телах. Пробуждаясь утром, мы не могли бы вспомнить о том, что за переживания были в нашем земном существовании, если бы не оставались эти следы наших впечатлений, — и мы извлекаем их, поднимаем их в область воспоминаний. Это они, эти следы, находятся в том, что в ночные часы остается от человека лежащим в постели, когда сам он отсутствует. Тогда именно в эфирном теле происходит примечательное свершение: последующее звучание, веяние, вибрирование, волнообразное движение того, что человек, бодрствуя, мыслил с утра до вечера.

И вот, если вы возьмете все то, что творит и существует в эфирных телах (о них сейчас прежде всего идет речь) всех спящих людей на поверхности Земли как следы их мыслей, — так это суть образы того, что в дневные часы произошло с ними на Земле.

И те Существа, которые тогда прилетают к нам и опять улетают, — они заняты тем самым, что осталось как следы в нашем эфирном теле. Это становится их миром. Это становится их миром, — это теперь есть их опыт, которым они заняты. И перед нами встает факт, вызывающий смирение и благоговение: заснув, ты оставил твое тело в постели, — оно там. Оно несет в себе следы дневной жизни. Оно есть поле, где посеяны плоды твоих дневных представлений. В это поле вступают Существа третьей Иерархии: Ангелы, Архангелы, Архаи. В то время, как ты находишься вне твоего физического тела и твоего эфирного тела, они там переживают то самое, что было пережито человеком в его представлениях в течение дневных часов бодрствования.

Со смирением и благоговением взираем мы на ту поверхность Земли, где лежат в состоянии сна тела людей, оставленные ими: ибо к тому, что разыгрывается в них, как отзвуки дневной жизни, приступают Ангелы, Архангелы, Архаи. И некая чудесная жизнь, которая разыгрывается между Существами третьей Иерархии и оставленными нами следами мыслей, — она развертывается тогда перед ясновидческим взором.

Мы взираем на это поле и воспринимаем, каким образом мы, как люди, включены в духовный Космос, — что мы, когда бодрствуем, создаем работу для Ангелов в часы нашего сна. Да, бодрствуя, мы творим работу для Ангелов в часы нашего сна.

И теперь нам нечто проясняется в отношении нашего мира мыслей. Ведь эти мысли, которые проходят тебе через голову, — они содержат некие плоды, которые погружаются в твое собственное эфирное тело и физическое тело; эти плоды в ночное время срывают Ангелы, чтобы перенести их в Космос и там включить в мировые последствия.

Мы лицезреем еще и другое. В то время, как мы видим, что эти Существа третьей Иерархии — Ангелы, Архангелы, Архаи — таким образом воспаряют, выделяясь из Существ второй Иерархии и ее деяний, — мы видим еще, как за ними к их творчеству внизу (на рисунке показано светло-лиловым) присоединяются Существа особенного могущества и величия, принимая участие в действиях второй Иерархии. Мы взираем на образующиеся синевато-красноватые формы Существ второй Иерархии, но мы видим также, как в это творчество и жизнь второй Иерархии снизу вступает нечто другое; и мы вскоре воспринимаем, что это подобно молниям (на рисунке обозначено красным) вступает частью в творчество и бытие второй Иерархии, а частью проникает в ночную часть Земли, чтобы теперь действовать тут, — но иметь дело не с тем, что как оставленное лежит в постели, а с тем, что вышло оттуда, то есть с нашей организацией “Я” и с нашим астральным телом.

И если мы можем ясновидчески взирать на то, что как оставленное лежит в постели, как на некое поле, где мыслительные плоды человеческих дневных действий срываются Ангелами, Архангелами и Архаями для космического мирового деяния, — то мы можем еще узреть, как, сообща и согласно действуя, Существа второй Иерархии — Духи Формы, Духи Движения, Духи Мудрости — и Существа первой Иерархии — Серафимы, Херувимы, Духи Воли — имеют дело с нашим астральным телом и с нашим “Я”.

Тогда Посвященный скажет себе при утреннем воспоминании следующее. Вот я, со своим астральным телом и своим “Я”, прожил от засыпания до пробуждения. Я чувствовал себя словно вплетенным, словно включенным в то, что творят Серафимы, Херувимы и Духи Воли вместе с Духами Мудрости, Духами Движения, Духами Формы. Я был среди них и взирал на мои физическое и эфирное тела; там видел я над ними творящих Существ третьей Иерархии — Ангелов, Архангелов, Архаев, занятых моими мыслительными плодами. Я знал себя связанным с Существами первой и второй Иерархий. Взирая в могучие духовные облака над моим телом, которое я оставил во сне, я прозревал творчество и бытие Существ третьей Иерархии.

Вот так, мои дорогие друзья, можете вы получить конкретное представление о том, как в ясновидческом восприятии Посвященного имагинативно-образно появляются Существа трех Иерархий, — появляются внутри образа физического мира тогда, когда этот физический мир погружен в ночь на не освещенной Солнцем стороне Земли. И мы можем себе представить, что знание, ясновидческое восприятие этих возвышенных фактов все больше и больше вживалось в сердца и в души тех, которые некогда были причастны древней науке Посвящения.

Опять-таки можно вживаться в сердца и в души тех, кто становятся введенными в современную науку Посвящения.

Но представим себе, что эта могучая имагинация предстает перед душой человека таким образом, что теперь ее существование можно выразить следующим способом. Представьте себе человеческую душу, свободную от тела, высвобожденную из физического тела и эфирного тела и вплетенную в излучения Серафимов, Херувимов, Духов Воли, Духов Мудрости, Духов Движения, Духов Формы. Помыслим, что это было бы пластически и красочно представлено (Р. Штайнер рисует на доске) в древней Мистерии для многих непосвященных; при этом пытались бы пластически представить то самое, что в таком могучем величии созерцал Посвященный на ночной стороне Земли.

Чтобы показать, что это одновременно есть тот мир, в котором Существами двух высших Иерархий вырабатывается Карма, были в этой пластике представлены фигуры самых высоких Посвященных — тех, которые уже во время их земного существования были причастны к тому восприятию и переживанию, в какое иначе человек вступает во время между смертью и новым рождением. Итак, тогда предстают эти самые высокие Посвященные (на рисунке они обозначены верхними кружками).

Потом расставляли другие пластические фигуры с человеческим обликом, представлявшие Посвященных несколько более низшей ступени, — тех, которые еще имели дело с человеческими физическим и эфирным телами (на рисунке они обозначены нижними кружками).

Тем самым в этих представлениях присутствовавшим людям давалось некое отображение того, что ясновидчески созерцалось в Мистериях Посвященными. Это было началом алтаря, который обрамлен священнослужителями высокого и низшего ранга и на котором устраивается культовое действие, являющееся отображением того, что может быть созерцаемо согласно науке Посвящения. И еще теперь, когда вы входите в католические церкви, то при взгляде в направлении алтаря вы имеете слабое отображение того, что некогда было введено и освящено в духе науки Посвящения. И вы получаете впечатление о возникновении некоего культа. Культ возникает не потому, что его измышляют, ибо тогда это не есть какой-либо культ. Культ возникает в силу того, что он есть отображение чего-то такого, что происходит в духовном (сверхчувственном) мире.

Если я могу привести хотя бы один пример, то я хотел бы сказать следующее. Я теперь не хочу обсуждать самое всеобъемлющее таинство этого культа, а именно таинство освящения человеков (Weihehandlung), а возьму только малый эпизод из этого культа, который уже введен в Общине христианского обновления и который большинство из вас, пожалуй, знают. Я напомню вам о том, что вы уже видели как культовое действие об умершем, совершаемое при кремации или погребении. Этот культ, выработанный в смысле нашей Общины христиан, — что это такое?

Вы видели, как происходит этот культ. Спереди вы видите гроб с земными останками умершего. Перед ним совершается известное культовое действие. Вы слышите молитвенные формулы, произносимые священником. Это могло бы быть еще сложнее, но и в своей теперешней простоте оно ведь уже может завоевать для человечества то, что посредством этого должно быть завоевано. Что же это?

Мои дорогие друзья, когда здесь есть зеркало и перед ним какой-либо предмет или же существо, тогда вы имеете его отражение в зеркале. Вы имеет двоякое: нечто сущностное и его зеркальное отражение. Так же двоякое имеете вы, когда совершается культовое действие об умершем. То, что является культом и исполняется священником перед гробом, это есть всего лишь некое зеркальное отражение. Это действительно отражение, и если бы не было некой реальности, то не было бы и ее зеркального отражения. Что же такое отражено? То, что делает здесь священник перед гробом, совершая свое культовое действие, это имеет свой источник и праобраз в примыкающем сверхчувственном мире. В то время как здесь, перед физическим телом и перед, собственно, все еще присутствующим его эфирным телом, совершается земное культовое действие, там в потустороннем мире совершается Существами другой стороны бытия небесное культовое действие: там душевно-духовное существо умершего принимается с совершением культа принятия, а здесь мы стоим перед трупом при совершения культа прощания. Культ лишь тогда является истинным, когда он имеет такое реальное происхождение.

Итак, вы видите, как в земную жизнь вмешивается сверхземная жизнь, — эта сверхземная жизнь есть повсюду. Когда мы устраиваем истинное культовое действие об умершем, тогда этому культу соответствует известное сверхчувственное свершение. Оно действует совместно. И когда в нашей молитве об умершем есть благоговение, истина, достоинство, то в этой молитве об умершем совместно звучат молитвы Существ высших Иерархий в сверхчувственном мире. Они вибрируют совместно. Тогда духовный и физический мир действуют согласованно. Духовный (сверхчувственный) мир и физический мир действуют совместно, согласованно тогда, когда в земном мире появляется отображение того, что в сверхземном мире во время между смертью и новым рождением человека было сплетено, сотворено вместе с Существами высших Иерархий как его карма.


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Первая лекция (Дорнах, 6 апреля 1924 года).
  • Вторая лекция (Дорнах, 12 апреля 1924 года).
  • Третья лекция (Дорнах, 23 апреля 1924 года).
  • Четвертая лекция (Дорнах, 26 апреля 1924 года).
  • Пятая лекция (Дорнах, 27 апреля 1924 года).
  • Шестая лекция (Дорнах, 4 мая 1924 года).
  • Седьмая лекция (Дорнах, 9 мая 1924 года).
  • Восьмая лекция (Дорнах, 10 мая 1924 года).
  • Девятая лекция (Дорнах, 11 мая 1924 года).
  • Десятая лекция (Дорнах, 16 мая 1924 года).
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4449
    Результат опроса