Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > GA > Доклады > Эзотерическое рассмотрение кармических связей. Том II

Десятая лекция (Дорнах, 16 мая 1924 года).


В прошлый раз мы обсуждали то, как образуется зачаток кармы во время, непосредственно следующее за прохождением человека через врата смерти. И я попытался описать, с какой великой жизненностью, с могучей внутренней силой действуют переживания, которые человек имеет в это время, охватывающее приблизительно одну треть его земной жизни; как эти переживания действуют на него с ужасной силой и как они действуют также на того наблюдателя, который прослеживает жизнь данного человека в это время. Мы ведь должны охватить взором, как действует на человека земной мир, внутри которого, собственно, происходит и создание кармы, и как по-иному действует внеземной мир.

Взглянув, так сказать, на арену нашей кармы, которой является Земля, мы найдем, что то, что принадлежит Земле — все существа различных царств природы — оказывает реальное действие на человека, которое имеет значение в жизни человека и которое присутствует и действует также и тогда, когда человек не направляет своего познания на то, что есть в его земном окружении. Человек должен питаться, человек должен расти; для этого он должен принимать в себя различные вещества Земли. Они действуют на него своими свойствами, своими внутренними силами, и они действуют на него совсем независимо от его знания о них. И можно сказать, хотя это сформулировано несколько радикально: все равно, как бы человек ни относился в своей душевной жизни к различным царствам природы, которые есть вокруг него во время его земного существования, он вступает во взаимоотношения с этими фактами его физически-земного окружения.

Это можно заметить ведь в самых различных областях жизни. Можно, например, сказать следующее: как это было бы, если бы мы в приеме нашей пищи зависели от того, что мы знаем о действии пищевых продуктов на организм? — Мы никак не можем ожидать, что вследствие этого мы что-нибудь испытаем; но нас несет тут некое отношение к земному окружающему миру, которое совсем не зависит от нашего знания, а также в известном смысле и от нашей душевной жизни.

Но подумайте однажды о полной противоположности, имеющей место уже в отношении мира небесных светил. О влиянии мира небесных светил может идти речь на том инстинктивном основании, какое не допускает речи о таком влиянии земных царств природы. Человек может восхищаться миром небесных светил. Он может получать некоторые побуждения от мира небесных светил. Но подумайте однажды, как этот мир небесных светил может уже очень влиять на душевную жизнь человека. Возьмите ближайшее светило во внеземном пространстве, которое находится в некотором отношении к человеку, — возьмите Луну. Вы ведь знаете из обыкновенной жизни, что Луна оказывает известное влияние на жизнь фантазии человека. И даже те люди, которые хотят отрицать все остальное из области влияний небесных светил на человека, — и они не будут отрицать, что совсем бессознательно (я цитирую знаменитое романтическое выражение) из «пронизанной лунным сиянием волшебной ночи» происходит некое воздействие на живость человеческой фантазии.

Но не следует думать, что даже это ближайшее, самое грубое воздействие, испытываемое человеком со стороны мира небесных светил, может происходить само по себе, с исключением человеческой душевной жизни. Немыслимо, чтобы здесь наступило бы такое отношение, какое человек имеет к своему земному окружению, где ведь действительно не слишком многое зависит от того, восхищается человек или же не восхищается капустой, знает ли он что-нибудь о действии капусты на его различные органы, — он все равно должен ее есть. И, собственно, все познание приводит лишь к тому, что поднимает человеческую душевную жизнь над природной жизнью, но человек живет-то внутри природы своей собственной жизни, и духовная жизнь лишь присоединяется туда. Наоборот, с исключением духовной жизни немыслимо влияние на человека мира небесных светил, не говоря уже о том мире, который находится за миром небесных светил как мир Иерархий, как мир высших духовных Существ.

И вот, так сказать, на самой нижней ступени Иерархий стоят те самые существа, о которых я сказал вам в прошлый раз, что это собственно они, живя внутри наших переживаний, делают столь интенсивными, столь сильными, столь могущественными посмертные переживания человека. Если бы эти Лунные существа, которые некогда были великими Первоучителями человечества на Земле, не жили бы, так сказать, внутри того, что испытывает человек, пройдя через врата смерти, то эти посмертные переживания были бы сновидческими переживаниями. А в этом суть переживаний, которые сильнее так называемых нормальных переживаний земной жизни. В этих переживаниях подготовляется карма: ибо тогда мы интенсивно живем не в себе самих, но во всех других существах и должны это пережитое потом изгладить. Мы переживаем бывшие события так, как их переживает другое существо, которому мы их доставили, и мы переживаем их с ужасной силой. Итак, во время этих переживаний мы подготовляем нашу карму. Во время между смертью и новым рождением затем имеет место переход от описанного совместного переживания с этими Лунными существами к тому, что теперь переживут вместе с человеком духовные Существа, которые никогда не были на Земле. Лунные существа, о которых я сказал вам в прошлый раз, ведь побывали внутри земного существования. Это характерно для них. Но затем, позднее, во время жизни между смертью и новым рождением, человек поднимается к существам, которые никогда не были на Земле.

Внутри высших духовных Иерархий мы имеем прежде всего группу Существ, которым мы дали наименование АНГЕЛОВ. Эти Существа суть, так сказать, наши проводники (Fьhrer) от одной земной жизни к другой. Они ведут нас от одной земной жизни к другой. Они являются теми Существами, к которым мы стоим ближе всего, к которым мы, собственно, всегда также и в земной жизни стоим очень близко. Однако дело обстоит следующим образом. Когда мы думаем о внешних обстоятельствах, значит, когда мы думаем о том, что мы видели, что мы слышали, что мы восприняли из мира природы и из истории или о том, что нам было сказано другими людьми, — когда мы думаем об этих вещах, которые во время земной жизни приходят к нам извне, когда мы отдаемся только этим, извне внушенным мыслям, тогда Существо из Иерархии Ангелов, к которому мы принадлежим, не много имеет дела с нашими мыслями. Ибо эти Существа из Иерархии Ангелов ведь никогда не были жителями Земли подобно людям или тем Первоучителям, которые хотя и лишь в эфирном теле, но тоже были обитателями Земли. Такими не были те Существа, которых мы именуем Ангелами, так что наше отношение к ним оказывается уже другим, чем к тем Лунным существам, о которых мною было сказано.

Но, тем не менее, когда после смерти мы, шествуя путями, которые в известном смысле ведут нас к планетам, приходим в область описанных Лунных существ, то мы одновременно оказываемся в области Ангелов внутри региона Луны. Так что фактически уже в то время, в которое мы живем совместно с Первоучителями человечества, ставшими обитателями Луны, мы неким образом живем совместно также с теми Существами, которых называем Ангелами. Затем мы шествуем дальше. И шествуя дальше, мы приходим в область, которая в когда-либо преподанной духовной науке всегда обозначалась как область МЕРКУРИЯ (в астрономии эта планета неправильно называется Венерой). Там, в этой области, больше не обитают существа, некогда жившие на Земле. Там живут только Существа, которые никогда не были на Земле.

Вступив в регион Меркурия, мы — во время между смертью и новым рождением — приходим в область АРХАНГЕЛОВ и в дальнейшем, вступив в регион ВЕНЕРЫ (в астрономии эта планета неправильно называется Меркурием. Примечание переводчика), приходим в область АРХАЕВ. Проходя через эти области третьей Иерархии, мы приближаемся к тому, что, собственно, есть духовная Сущность Солнца. И духовная Сущность Солнца — при этом прохождении через жизнь между смертью и новым рождением — обнаруживается в высшем смысле как место обитания тех существ, которых мы в ряду высших Иерархий именуем Духами Формы, Духами Движения и Духами Мудрости. Итак, это есть Вторая Иерархия, которая, собственно, и есть Душа, Дух жизни Солнца. Мы вступаем в эту область. В этой области мы пребываем наибольшую часть времени между смертью и новым рождением.

Так вот, понять эти Существа мы можем, собственно, лишь тогда, когда постигаем, что они имеют свое бытие совершенно по ту сторону всего того, что делает нас, людей, земными людьми, что вплетает нас людей, в обстановку законов природы. Законы природы, какие мы знаем на Земле, не существуют в области реальной солнечной жизни. В области реального солнечного действия есть духовные законы; значит там, например, также и законы воли едины с законами природы, — вполне едины. Там законы природы не противоречат как-либо духовным законам, но там законы природы и духовные законы суть полное единство.

И только сделайте себе, мои дорогие друзья, со всей ясностью выводы из такого положения вещей. Мы находимся здесь в земной жизни. Мы переживаем в земной жизни то или иное другое. Мы переживаем в земной жизни, как мы стараемся осуществлять добро, как мы стараемся, быть может, не сбиться с какого-нибудь пути, который мы рассматриваем как морально нам подходящий. Мы совершаем некоторые поступки, исходя из таких намерений. Мы видим кого-то другого, о ком мы можем думать не иначе как так, что ему невозможно приписать таких намерений, но что мы просто вынуждены приписать ему злые намерения. Проходит пара лет, как мы осуществляем наши благие, по нашему мнению, намерения и как вместе с тем осуществлялись злые намерения того другого человека. И мы видим, что мы с нашими благими, по нашему мнению, намерениями не одержали верха, что эти намерения оказались безрезультатными, а сами мы, быть может, впали в то самое, что мы называем земным несчастьем; в то же время другой человек, о котором мы имеем представление, что он не имел никаких благих намерений, живет рядом с нами, по-видимому, во внешнем счастье.

Это есть ведь то самое, что столь многих людей, считающих земную жизнь единственной, приводит к ропоту на эту земную жизнь и побуждает говорить, что в земной жизни, мол, не проявляется некая Власть, которая надлежащим образом трактовала бы доброе и злое, соответствующе обращалась бы с тем и другим. И никто из тех, кто, в конце концов, наблюдает жизнь непредвзято, не скажет, что человек, так говорящий, абсолютно не прав. Ибо какой же человек, если он реально стоит в жизни, захотел бы сказать, что все то, что затрагивает человека в жизни, как-либо связано в смысле заслуги или вины с тем, что проистекло из его намерений в этой земной жизни. Мы имеем эту земную жизнь и, когда наблюдаем ход ее событий, мы не можем сказать иначе как то, что для нас невозможно найти в этой земной жизни какое-либо возмещение (Ausgleich) за то, что духовно-морально проистекает из нашей души. Почему же это невозможно?

Потому, что мы не в состоянии наши намерения, — самые внутренние силы, которые правят нашей морально-душевной жизнью (правят, по нашему мнению, исходя из свободной воли), — не в состоянии непосредственно перевести их в ту действительность, в которой мы живем на Земле. Там, во внешнем мире, действуют законы природы, там, во внешнем мире, фактически происходят те события, которые совершаются под влиянием разных людей. Мы все-таки должны уяснить себе, что в отношении земной жизни существует некая пропасть, скажем, от «a» до «b» (Р. Штайнер рисует на доске) между тем, что протекает в нашей душе как волевые импульсы и тем, что мы видим во внешней жизни осуществляющимся как наша судьба.

Вам надо хотя бы однажды задать себе следующий вопрос: много ли в этой внешней жизни из того, что есть судьба, — что, значит, имеет большое значение для человеческой жизни, — непосредственно происходит как осуществление тех намерений, которые вы несете в душе? Ибо земной мир как раз не есть тот мир, в котором духовные законы, согласно которым дает править собой человек или же правит сам, суть также и законы природы. Этот мир, этот земной мир есть не тот мир, в котором эти духовные законы суть непосредственно также и законы природы, — здесь они проистекают только в душе человека. И можно, если непредвзято взираешь на этот мир, сказать только следующее. Пусть кто-либо те добрые намерения, которые я имею, перетолкует в плохие потому, что моя судьба, быть может, была несчастливой вопреки моим добрым намерениям, и он тогда, пожалуй, воскликнет: «Это наступило потому, что — как я уже говорил — твои намерения были плохими!» — Тогда это обнаружило бы невозможный род мышления. От души к душе должно действовать духовное. Но во внешнем мире фатально действует пока именно не духовное.

Таким образом, мы со всей отчетливостью должны иметь в виду тот факт, что в отношении земной жизни существует пропасть между морально-душевным и природно-физическим. Эта пропасть существует потому, что законы природы не совпадают с законами Духа.

Когда люди совсем не взирают на тот мир, который присоединяется к физическому (от «b» до «c» на рис.) для человека во время его жизни от смерти до нового рождения, и раз они не принимают во внимание тот мир, думая, что мы вследствие границ познания ничего не могли бы знать о том мире, что же могут сказать такие люди? — Они могут сказать следующее. «Да, законы природы и то, что делает и переживает человек, будучи внутри мира законов природы, — это есть действительность, это реально, на это может простираться наше познание, этого может достигать наше знание. Но того, что происходит с нашими намерениями, которые как душевно-духовные переживания суть внутри нас, — этого мы не можем знать». Если люди не взирают на это (от «b» до «c» на рис.), тогда они ничего об этом знать не могут. Значит, они могут только верить, что те вещи, которые живут в нашей душе, также как-либо осуществляются. В той самой мере, в какой по прошествии древних времен развития человечества знание об этом (от «b» до «c» на рис.) ушло, угасло, — в той же мере наступало разделение на знание и веру.

Но в той самой мере, в какой стали говорить о знании и вере, — в той же мере больше невозможно стало говорить о карме. Ибо карма выражает некую закономерность (а не всего лишь нечто, принятое на веру) подобно тому, как тот или иной закон природы выражает некую закономерность.

Но если мы теперь отведем наш взор от уже охарактеризованного мною, самого первого времени при прохождении человеком жизни между смертью и новым рождением и направим наш взор дальше, тогда мы приступаем к наблюдению некоего мира, в котором обитают Существа Второй Иерархии — Духи Формы, Духи Движения, Духи Мудрости, — и вместо земного существования мы обретаем там солнечное существование (Р. Штайнер заканчивает прежний рисунок); ибо, когда мы проходим здесь через регионы нескольких планет, Солнце остается сияющим — не в физическом смысле — пока мы проходим там через время между смертью и новым рождением.

В то время как здесь, на Земле, Солнце светит на нас и оказывает свои физические действия сверху, там, в жизни между смертью и новым рождением, Солнце, так сказать, высвечивает нас вверх, — это значит, что нас несут Существа Солнца — Духи Формы, Духи Движения, Духи Мудрости. И в мире, в котором мы тогда существуем, законы природы, действующие в земной жизни, больше не имеют никакого значения, но там все происходит в смысле духовных законов, которые являются вполне духовно-душевными. Там не нужно расти никакой траве, там никакой корове не нужно также поедать эту траву, ибо никакой травы и никаких коров там нет. Там все — духовно. И внутри этой духовной области есть возможность того, что мы осуществляем наши намерения, которые мы имеем в душе и которые мы не можем осуществить здесь, в земной области; или же можем осуществить здесь столь мало, что доброе — в крайнем случае — может даже привести к несчастью, а злое может привести к счастью. Ибо все это вполне реализуется и изживается согласно своей внутренней ценности и согласно своей внутренней сущности; там не может быть так, чтобы всякое доброе не имело бы результата в меру своей доброй силы и всякое злое в меру своей злой силы и притом совсем особенным образом. Совсем особенным образом, ибо от того солнечного существования, которое собственно таит в себе вторую Иерархию — Духов Формы, Духов Движения, Духов Мудрости, исходит некое, сказал бы я, вполне благосклонное принятие всего того, что мы имеем из добрых намерений в нашей душевной жизни здесь, на Земле.

Это положение вещей можно было бы выразить в следующих словах. В это солнечное существование с благоволением принимается все то, что человек переживает в своей душе с нюансом Добра, а Злое вообще отбрасывается. Оно не может вступить в это солнечное существование.

В том курсе лекций, который был прочтен мною в еще не сожженном Гетеануме и известном как «Французский курс» (в Дорнахе 6-15 сентября 1922 г., Библ. № 215), я указал на то, что человек должен сложить, оставить позади себя свою плохую карму прежде, чем вступить в известный момент жизни между смертью и новым рождением. Злое не может вступить в солнечное существование. Есть известная поговорка, которая — во всяком случае в сознании нынешнего человека — относится только к физическим солнечным воздействиям. Это поговорка гласит, что Солнце, мол, одинаково освещает и Доброе и Злое. Да, оно это делает, но Злого не принимает. Если вы духовно лицезреете то, что в душе человека есть доброго, так это является светлым как солнечный свет, но — светлым на духовный лад. А если вы ясновидчески созерцаете то, что в человеке есть злого, то оно является темным и мрачным, как место, куда не попадает никакой солнечный свет. И таким образом все злое должно быть оставлено человеком позади себя, если он вступает в солнечное существование. Он не может взять его туда с собой.

Но подумайте только о следующем. Человек в своей земной жизни есть некое единство. Его физическое и душевно-духовное существование связаны друг с другом, составляют некое единство. В жилах человека, который замышляет только злое, течет кровь не только иначе, но и другая по составу (хотя это не может быть обнаружено грубыми инструментами), чем у человека, который несет в своей душе доброе! Ну, представьте себе, что совсем злой человек в своей жизни между смертью и новым рождением приходит к вступлению в солнечное существование. Тут он должен оставить позади себя все, что есть в нем злого. Да, но вместе с этим он должен оставить изрядный кусок самого себя, ибо злое связано с ним. Оно есть нечто единое с ним. По меньшей мере он должен сложить с себя, оставить то, что жило в нем как Злое.

Итак, когда тут человек в этом месте (Р. Штайнер показывает на рисунок, точка «») должен нечто оставить от самого себя, от своего собственного существа, что же такое последует за этим? — Последует то, что он становится увечным и как калека в духовном смысле приходит в солнечное существование. И это солнечное существование в состоянии ведь нечто сделать лишь с тем, что человек может внести туда от самого себя.

Солнечное существование допускает приблизиться к нему тех существ, которые могут работать совместно с ним, действовать совместно с ним во время прохождения человеком его жизни между смертью и новым рождением.

Но возьмите, мои дорогие друзья, совсем крайний случай, — возьмите тот случай, когда человек был настолько злым, настолько враждебным к людям, что он в своей душе питал ко всем людям только плохое. Представьте себе, что он был настолько злым, как это в действительности, пожалуй, не бывает, но гипотетически представьте себе некоего совершенного злодея. Что же будет с совершенным злодеем, который полностью отождествил себя со Злом, когда он там (Р. Штайнер показывает на рисунке) придет в этот пункт — обозначим его греческой буквой «α-Альфа» — и он должен будет оставить позади себя все то, что связано со Злом? Он должен будет оставить там самого себя! Значит, он переживает то время между смертью и новым рождением, которое я недавно описал вам, в мире Лунных существ, встретит также тех Существ из Иерархии Ангелов, которые с ним связаны. Но затем прохождение через этот мир приходит к концу. Он приближается через регионы Меркурия и Венеры к Солнцу; однако, прежде чем вступить в собственно солнечное существование он должен оставить позади свое собственное существо, ибо он — в целом злодей. Что же такое последует из этого? — Он вовсе не вступает в солнечное существование. Он должен, если не хочет вообще исчезнуть из мира, тотчас же направиться к обратному воплощению, вступить обратно в земную жизнь. Итак, оказывается, что закоренелый злодей очень скоро после своей смерти опять вступает в новую земную жизнь.

Ну, такие закоренелые злодеи, собственно, едва ли существуют. Все люди имеют в известном смысле хоть чуточку добра в себе. Поэтому они проходят по меньшей мере какой-то отрезок пути в солнечном существовании. Но каждый раз после того, как человек, сам изувечивший себя как духовно-душевное существо, проходит — далеко или же недалеко — через солнечное существование, он каждый раз добывает из солнечного существования силу наладить, исправить свою следующую земную жизнь; ибо то, что человек несет в самом себе, может быть исправлено только из солнечного существования.

Вам известна из «Фауста» та сцена, где Вагнер производит в колбе Гомункула. Дело в том, что Вагнер для того, чтобы действительно создать нечто подобное Гомункулу, должен был бы обладать знанием солнечных Существ. А Гете ведь изображает Вагнера в своем «Фаусте» совсем не таким, чтобы он мог обладать знанием солнечных Существ, иначе, он не был бы, не правда ли, тем «сухим пронырой», каким его изображает Гете. Вагнер, конечно, вполне толковый человек, но знанием солнечных Существ он не обладает. Поэтому ему помогает Мефистофель, который, будучи духовным (сверхчувственным) существом, уже обладает знанием солнечных Существ; только благодаря этому нечто совершается. Гете очень хорошо ощущал, что только благодаря этому из реторты может получиться нечто подобное Гомункулу, который затем сможет также нечто проявить.

Надо вполне уяснить себе следующее: человеческое осуществляется, исходя не из земного, но только из солнечного.

И земное в человеке есть (в том смысле, как это описано в «Руководящих определениях» («Leitsatzen») только отображение. Человек несет в себе пронизанность солнечным. Земное в человеке есть только отображение. Итак, вы видите, что благодаря мировому устройству мы во время между смертью и новым рождением неким образом передаемся высоким солнечным Существам. И эти высокие солнечные Существа совершают вместе с нами работу над тем, что мы вообще можем внести в солнечное существование. Другое оставляется нами позади. А при возвращении человека к земной жизни то, что им было сложено с себя, оставлено, опять забирается им себе.

Человек совершает посмертное странствование, переживает космическое существование (послезавтра я опишу, как происходит дальнейшее странствование), но потом он возвращается обратно. При этом возвращении он опять проходит через регион Луны. Там он находит то, что он оставил из злого. Он должен опять включить это в себя. Он включает это в себя в той форме, в какой это было пережито им непосредственно после того, как он прошел через врата смерти. Он включает это в себя таким образом, что оно осуществляется в земной жизни.

Остановимся на том, несколько отталкивающем, примере, который я недавно приводил. Если я в земной жизни дал кому-то пощечину, то при посмертном возвращении я непосредственно испытываю страдание, которое я когда-то доставил этому человеку. Это предстает передо мной, это я нахожу при посмертном возвращении, — я стремлюсь претворить это. Значит, если меня должен поразить удар, исходящий от другого человека, который когда-то испытал его от меня, так я сам стремлюсь к этому при нисхождении в новую земную жизнь: я сам вношу эту тенденцию в нее при своем возвращении. Но пока отвлечемся от этого; об этом исполнении кармы я буду говорить послезавтра. Однако, вы уже можете усмотреть, что тут я опять нахожу и беру на себя то, что избежало прохождения через жизнь Солнца. А в себе самом я ведь имею лишь то, что, будучи связано с Добром, прошло через жизнь Солнца.

Теперь — после того, как я был синтезирован в регионе Солнца, собственно, в качестве изувеченного человека — я опять беру на себя то, что мною оставлено позади. Но то, что я теперь воспринимаю, — это ведь есть основа моей земной телесной организации. Итак, только через одну часть самого себя, а именно, ту часть, которая могла вступить в регион Солнца и пробыла в регионе Солнца, могу я, как человек, также быть одухотворен, оплодотворен со стороны региона Солнца.

Эта часть человека есть его первая часть. Мы различаем две следующие части:

1) Часть человека, которая появляется на Земле, пройдя регион Солнца.

2) Часть человека, которая появляется на Земле, не пройдя через регион Солнца.

Видите ли, это относится к жизни человека между смертью и новым рождением и ее последствиям для земной жизни. Однако, Солнце ведь действует на человека также в то время, когда он живет на Земле. Солнце безусловно действует на человека, пока он есть на Земле. И другие космические области, преимущественно, область Луны, также действуют на человека, пока он есть на Земле. Мы всегда имеем двоякие воздействия на человека: во-первых, воздействие Солнечной жизни между смертью и новым рождением и, во-вторых, воздействие Солнечной жизни во время земной жизни человека. Равным образом мы имеем воздействие, скажем, Луны (объединяя воздействия Луны, Меркурия и Венеры) на человека во время его жизни между смертью и новым рождением и, во-вторых, воздействие Лунной жизни на человека, пока человек есть на Земле.

Во время земной жизни мы нуждаемся в Солнце, чтобы благодаря ему вообще было возможна наша головная (умственная) жизнь как земных людей. То самое, что Солнце приносит нам на своих лучах, — это, собственно, и вызывает из нашего организма нашу головную жизнь. Это есть та часть человека, которая обусловлена его посмертным солнечным существованием. Это есть та часть человека, которая обязана действиям головы. Я понимаю под головной деятельностью, собственно, все то, что есть жизнь внешних чувств и жизнь представлений. Другая часть, та, которая в земной жизни зависит от существования Луны, Меркурия и Венеры, — есть та часть в человеке, которая в самом широком смысле связана с жизнью для воспроизведения потомства, а не с головной жизнью.

Тут вы имеете нечто примечательное. Вы имеете Солнечную жизнь, действующую на человека во время между смертью и новым рождением; она, собственно, созидает его как человека, вырабатывает в нем то, что связано с Добром. Но во время земной жизни она может оказывать воздействие лишь на все то, что связано с головой. И, если взять в корне, эта головная жизнь совсем мало имеет дела с Добром, ибо свою головную жизнь можно применить также к тому, чтобы стать прожженным плутом, негодяем. Можно быть весьма умным и стать злодеем со всем своим умом.

Все то, что внутри земной жизни развивается поступательно, связано с жизнью для воспроизведения потомства. Эта половая жизнь, которая стоит под влиянием Луны, есть та часть человека, которая в его жизни между смертью и новым рождением связана с той частью его существа, которая не участвует во всем сквозном посмертном космическом процессе

Если вы поставите перед душой эту закономерность, тогда вы легко поймете, как то, что со всем этим связано, проявляется в человеке, когда он живет на Земле.

Тут мы имеем сперва ту часть человека, которая появляется на Земле и которая перед тем прошла через регион Солнца. Единственно голова есть то, на что в земной жизни человека может иметь влияние регион Солнца; однако во всем человеческом существе то самое, что связано с регионом Солнца, остается сокрытым как его предрасположение к здоровью. Поэтому оно также связано с головой. Голова становится больной только тогда, когда жизнь пищеварения или ритмическая жизнь вносит в нее болезнь.

Наоборот, все то, что образует ту часть человека, которая не проходит через Солнечную жизнь, связана с предрасположением к болезням.

Таким образом, вы видите, что болезнь творится ниже региона Солнца и что болезнь связана — опять же ниже региона Солнца — с тем, что представляет собой Зло в его последствиях, как только человек вступает в жизнь между смертью и новым рождением. А регион Солнца сам схож с предрасположением к здоровью, и только тогда, когда в Солнечный регион проникают воздействия из Лунного региона, тогда то, что на Земле связано с Солнечным регионом, а именно головная организация, может пережить какие-нибудь болезненные состояния. Вы видите, что мы в состоянии усмотреть эти великие кармические закономерности только тогда, когда мы действительно наблюдаем человека в том регионе, где духовные законы суть законы природы и законы природы суть духовные законы. Итак:

1) Одна часть человека появляется на Земле, пройдя через регион Солнца.

Это есть та часть человека, которой обязаны действия головы.

Предрасположение к здоровью.

2) Другая часть человека появляется, не пройдя через регион Солнца.

Это есть та часть человека, которая связана с жизнью для воспроизведения себе потомства (т. е. половой).

Предрасположение к болезням.

Позвольте мне, чтобы я, применяя, сказал бы я, повседневные выражения, говоря о регионе, который является вовсе не повседневным, — чтобы я так говорил, как люди говорят в жизни. Это вовсе не неестественно для того человека, который стоит в духовном (сверхчувственном) мире. Видите ли, когда здесь говоришь с людьми, тогда из того способа, как они говорят, распознаешь, что они находятся в мире природы. Их речь выдает это. Когда же приходишь в тот регион, который был точно описан мною в предыдущей лекции и который переживается человеком после прохождения им через врата смерти, — приходишь туда и говоришь с теми существами, которые некогда были Первоучителями людей, и говоришь затем с Существами из Иерархии Ангелов, тогда есть нечто странное в этой беседе; ибо то, что слышишь от них, говорится ими словно о законах природы, но таких, которые обладают магическим действием, которые подвластны Духу. Магией владеют эти Существа. Но законы природы, которые познаете вы, — они суть такие, что вы знаете: люди имеют на Земле законы природы и сами они непричастны к этим законам природы.

То, что происходит там, появляется пока еще в образах, которые подобны событиям, совершающимся на Земле. Поэтому духовные действия там выглядят как природные действия на Земле, но они там гораздо сильнее, как я уже описал.

Однако, когда выходишь из этого региона дальше и приходишь в регион Солнца, тогда вообще больше ничего не слышно о законах природы Земли. Там все в речи тех Существ оказывается таким, что слышишь о духовных действиях, о духовных причинах. Там нет ничего от законов природы.

Видите ли, уже надо сказать вам, мои дорогие друзья, вот что. Когда здесь, на Земле, беспрерывно слышишь о всеобщем значении законов природы, то, казалось бы, можно всегда возразить: «Но ведь существуют в мире те области, через которые человек проходит во время между смертью и новым рождением, где от законов природы отмахиваются со смехом, так как они там не имеют никакого значения, ибо они существуют там самое большее, как отзвуки Земли, а не как нечто такое, внутри чего живешь». И когда человек проходит через этот регион между смертью и новым рождением и достаточно долго пожил в мире, где нет никаких законов природы, но где есть только духовные законы, тогда он, собственно, прежде всего отвыкает думать о законах природы как о чем-то серьезном. Однако этого не делают также и в жизни между смертью и новым рождением. Там живут как раз в таком регионе, где то духовное, которое замыслили, может осуществиться, где оно направляется к осуществлению.

Но, видите ли, если бы существовала только эта вторая Иерархия в регионе Солнца и мы пережили бы в этом регионе Солнца лишь тот род осуществления, который мы там можем пережить, то пройдя эту жизнь, мы пришли бы к повороту обратно к земной жизни (пункт «c» на рисунке); и если бы мы захотели снова вступить в земную жизнь, то мы стояли бы тут, нагруженные нашей кармой. Мы знали бы, что мы вообще можем продвинуться дальше только тогда, если мы теперь сможем перевести также в физическое то, что вполне осуществлено духовно. Ибо наша карма реализуется, когда мы спускаемся в физический мир. В тот момент, когда мы приходим к земному существованию из духовного (сверхчувственного), духовные законы и духовные эффекты должны быть опять преобразованы в физические. Здесь (обозначает Р. Штейнер на рисунке) тот регион, где Серафимы, Херувимы и Престолы преобразуют духовное в физическое.

Так что в ближайшей земной жизни то самое, что реализовалось духовно, реализуется в карме также и физически. Это есть продвижение вперед в карме.


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Первая лекция (Дорнах, 6 апреля 1924 года).
  • Вторая лекция (Дорнах, 12 апреля 1924 года).
  • Третья лекция (Дорнах, 23 апреля 1924 года).
  • Четвертая лекция (Дорнах, 26 апреля 1924 года).
  • Пятая лекция (Дорнах, 27 апреля 1924 года).
  • Шестая лекция (Дорнах, 4 мая 1924 года).
  • Седьмая лекция (Дорнах, 9 мая 1924 года).
  • Восьмая лекция (Дорнах, 10 мая 1924 года).
  • Девятая лекция (Дорнах, 11 мая 1924 года).
  • Одиннадцатая лекция (Дорнах, 18 мая 1924 года).
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4466
    Результат опроса