Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > GA > Доклады > Медитативные рассмотрения и указания для углубления искусства врачевания

Рождественский курс. Лекция четвёртая (Дорнах, 5 января 1924 года).


Мои дорогие друзья!

В трех предыдущих лекциях мы попытались создать общую картину, своего рода эскиз того знания, которым вы должны обладать как основой знаний врача и которое за столь короткое время можно было обрисовать лишь в общих чертах. Но, как вы убедились, для того, чтобы дать подробные пояснения к этим наброскам, необходимо длительное время. И вы будете располагать им на наших медицинских занятиях.

Настоящее медицинское обучение должно быть построено таким образом, чтобы первый курс длился по меньшей мере год, а по возможности — еще дольше и чтобы в течение этого срока обучающиеся могли усвоить подобные сведения как основу медицинских знаний. Я могу вам предложить лишь краткое описание того, как это должно происходить. И поэто­му я хотел бы, чтобы то, о чем я говорил в течение прошедших трех лекций, вы рассматривали как нечто наподобие рисунка углем, то есть как набросок того, что должен усвоить врач. Я бы обозначил эту область медицинских знаний как экзотери­ческую. За ней на медицинских курсах должна следовать эзотерическая часть медицинского знания, о которой мы сей­час и будем говорить. Эзотерическая часть знания должна строиться на основе экзотерических рассмотрений. И в ходе своих занятий медициной вы нисколько не должны пренебре­гать ее экзотерической частью, стремясь со всею серьезностью и в первую очередь овладеть ею — теми знаниями, которые могут быть в ней почерпнуты. В настоящее время сделать это нелегко. Но, как мы увидим из последующих лекций, именно действуя в этом направлении можно достичь очень многого благодаря основанию медицинской секции в нашей Высшей школе в Дорнахе. Ведь сегодня уже стало возможным разви­вать и углублять все то, что до сих пор намечалось в общих чертах, принимая при этом во внимание аспекты знания, содержащиеся в моих циклах и книгах. Пока что эта работа продвинулась ненамного, но уже в ближайшем будущем, когда будет обнародован труд, который я подготавливаю при участии доктора фрау Вегман*, она получит соответствующее продолжение в плане создания антропософской медицины. Тогда станет ясным, какой импульс может дать антропософия медицине и, в частности, медицинскому обучению.

Однако необходимо уяснить себе, что изучение медицины носит совершенно особый характер и имеет совершенно особые предпосылки; здесь невозможно обойтись без результатов ду­ховной науки. Невозможно преподавать медицину, игнорируя при этом результаты духовной науки. До сих пор встречаю­щийся в этой области хаос происходит оттого, что направление в вопросах изучения и познания задастся людьми, не имеющи­ми с медициной ничего общего. Сегодня дела обстоят так, что имеющееся естествознание (равно как и теология) может служить нам лишь в технических целях и не может быть использовано в познавательных целях в отношении человека. В вопросах, касающихся познания человека, оно непримени­мо. И действительно, истинное медицинское знание нуждает­ся в чем-то особенном, и для вас это станет ясным, когда я буду говорить о том, как, собственно, возник человек.

Я хотел бы и сегодня, и на последующих лекциях найти переход к эзотерическому рассмотрению тех вещей, на кото­рые я обратил ваше внимание уже вчера: речь идет о том, что внешние субстанции являются, собственно говоря, процесса­ми. Соль — это всего лишь осадок, возникший в результате некоего процесса. Процесс магния, процесс железа — все это процессы, совершающиеся вовне, в природе. Процесс свинца, процесс ртути — это процессы, которые человек не может нести в себе. Они совершаются вовне, в природе. Но тот факт, что человек не несет в себе этих процессов, является лишь кажущимся.

Как возникает человек? Вначале создается физический зачаток посредством оплодотворения, затем этот зачаток дол­жен соединиться с эфирным телом человека. Но эфирное тело человека возникает не посредством оплодотворения, оно обра­зуется вокруг того, что позднее становится Я-организацией и астральной организацией, вокруг того духовно-душевного, которое нисходит из духовных миров, где оно пребывало в доземной жизни. Итак, здесь мы сталкиваемся с истинной сущностью человека как с наличествующим духовно-душев­ным существом, которое пришло, во-первых, из прежних инкарнаций и, во-вторых, из времени, проведенного челове­ком между смертью и новым рождением задолго до момента оплодотворения. Духовно-душевное ядро человека соединяет­ся прежде всего с эфирным телом; это происходит еще до того, как оно соединится с тем, что возникает в результате оплодот­ворения как физическая зародышевая клетка. И эта возник­шая трехчленность — Я, астральная организация и эфирная организация — соединяется с тем, что возникает посредством оплодотворения. Вы должны рассматривать эфирное тело как нечто, образованное Космосом. Но в тот момент, когда это образованное силами Космоса эфирное тело соединяется с физической организацией, оно еще содержит в себе силы, которые для самой физической организации уже не нужны, — силы свинца и силы олова. Многим кажется, что человек не является микрокосмом, поскольку он не содержит в себе тех или иных веществ, однако субстанции, которые человек не несет в своем физическом теле, очень важны для построения эфирного тела, и они действуют в эфирном теле вплоть до того момента, когда оно соединится с физическим телом. Это отно­сится к процессам свинца, олова, ртути и так далее.

Итак, эфирное тело соединяется с телом физическим. Дру­гие члены, естественно, тоже. И вот в течение эмбрионального периода и в значительно большей степени далее, с появлением дыхания, то есть с первым вдохом новорожденного, происхо­дит следующее: все силы, которые эфирное тело получило от веществ, не перешедших в физическое тело, переходят в тело астральное, и эфирное тело принимает форму тех сил (Kraftformen), которые перерабатываются телом физическим. Таким образом, эфирное тело претерпевает значительнейшую метаморфозу, при которой оно перенимает содержание, кон­ституцию физического тела, а свою собственную конститу­цию, свое сродство с окружением человека передает астраль­ному телу. Теперь уже астральное тело находится во внутреннем сродстве с тем, что человеку может открыться как знание. И в тот момент, дорогие друзья, когда вы начинаете воспринимать не только теоретическое, но и подлинное, внутренне переработанное медицинское знание, в этот момент вы оживляете в себе то знание относительно вашей связи с окружающей вас действительностью, которое ваше астральное тело уже несло в себе, но которое до сих пор оставалось неосознанным.

Я хотел бы рассмотреть несколько особый случай. Представьте себе унылую местность, — унылую по той причине, что в ее почве в соответствии с сегодняшним строением Земли содержится много гнейса. В гнейсе, в свою очередь, содержится слюда, известная вам в качестве минерала. Слюда оказывает исключительно сильное воздействие на физическую локальную конституцию человека, всегда складывающуюся под влиянием определенной местности. Если человек родился в местности, богатой слюдой, это скажется на его физическом теле. Слюда воздействует на его физическое тело со стороны почвы. Вы можете обнаружить, что в местности, где имеется много слюды, в изобилии растет рододендрон — растение, часто встречающееся в Альпах, в Сибири и так далее. Субстанция рододендрона имела внутреннее сродство с эфирным телом задолго до того, как последнее в данной местности соединилось с телом физическим. Это сродство с рододендроном эфирное тело передает телу астральному. И если у жителей подобной местности встречаются болезни, которые возникают именно вследствие преобладающего воздействия слюды, передающе­гося через грунтовые воды, то это значит, что эфирное тело передает астральному телу то, что оно получило от рододенд­рона. Но ведь все это есть и вовне, в самом рододендроне. Из этого можно заключить, что в рододендроне содержится сок, который целителен при этой болезни. Так можно прийти к выводу, что в тех местностях, где встречаются специфические болезни, часто обнаруживаются и особые целебные средства, помогающие при этих болезнях.

Теперь вам необходимо все это продумать, и, если вы являетесь медиком, то каждую ночь во время сна, вы, находясь в своем астральном теле, должны погружаться в местность которая была родственна вашему эфирному телу и теперь уж родственна вашему астральному телу. Если благодаря нашим занятиям медициной вы уже знаете, что в окружающей чело­века среде имеются целительные силы, то во время сна вы сможете постоянно переживать их действие. Во сне, в пережи­ваниях сна, вы всегда найдете подтверждение тому, что можно изучить внешним образом, через диалектику. И потому в процессе изучения медицины необходимо считаться с этим, поскольку все внешнее диалектическое изучение медицины никогда и ни к чему не приводит. Если каждый раз во время сна вы не будете находить этого так необходимого подтверж­дения вашим знаниям в вашем астральном теле и в окружаю­щей вас среде, то у вас наступит разлад и беспорядок. Если в результате медицинского обучения астральное тело в своем разговоре с окружающей средой не скажет врачу «да» относи­тельно приобретенных им знаний, то это похоже на ситуацию, когда он слышит что-то, чего понять он не может и что только сбивает его с толку. Таким образом, медицинское знание внутренне связано с тем, что в ходе жизни человека проникает в него во время сна. И теперь вы видите, что именно из подобных вещей должна сложиться убежденность, что в изу­чении медицины должен принимать участие весь человек, а именно человек живой и чувствующий. Ибо во время этого ночного общения с целебными элементами появляется еще и нечто другое, чего никогда нельзя было бы достичь через диалектику: стремление к действительному оказанию помо­щи. Без этой устремленности, без чувства врача, без сочувст­вия к людям, которых он лечит, без этого стремления к личному оказанию помощи, собственно, нет и исцеления.

Теперь я должен сказать вам о том, что, возможно, произ­ведет на вас странное и парадоксальное впечатление, но ведь здесь вы стремитесь изучить именно то, чего сегодня недостает и что должно прийти. Следовательно, я должен сказать и об этом — ведь здесь, в Дорнахе, мы работаем, основываясь на эзотерических импульсах. Мне часто говорили, что средства, которые мы изготовляем в нашей фармацевтической лабора­тории — это вам покажется парадоксальным, но иногда вам следует считаться и с парадоксами, — необходимо тщательно оберегать, чтобы никто кроме нас не смог их изготовить. Я как-то возразил им по этому поводу, что, собственно, я не испытывал бы в этой связи никакого особого беспокойства, если бы нам действительно удалось привнести в наше течение эзотерические импульсы. В дальнейшем будет видно, что эти средства изготовляются на эзотерической основе и что вовсе небезразлично, изготовлено ли средство здесь с использовани­ем всего того, что приходит из области эзотерического знания, или же оно подделано на какой-либо фабрике. Это может показаться парадоксальным, но это так. Наши действия ведут к чему-то большему, чем может привести утаивание этих средств, носящее формальный характер. Они должны способ­ствовать появлению определенного настроя, который помог бы людям задуматься: здесь скрыто нечто такое, что придает вещам целительную силу, имеющую духовное происхожде­ние. Дело тут не в суевериях. Наш подход — вы еще будете иметь возможность в этом убедиться — опирается на строгую духовнонаучную основу. Рассуждая подобным образом, мно­гим удастся осознать, что с признанием лекарственных средств, изготовляемых именно здесь, уже кладется начало тому, что с необходимостью должно быть осуществлено.

Возражения, с которыми мне довелось столкнуться, объяс­нимы. Ведь люди сегодня не представляют себе, что именно в области медицины с гораздо большей серьезностью нужно относиться к тому, что является эзотерической, духовной жизнью. Только осмыслив это, вы можете увидеть, какую реальную, а вовсе не формальную цель — как это часто случается — преследовало в деле изучения медицины основа­ние Высшей школы. Вы поймете также, что за первым экзоте­рическим медицинским курсом непременно должно следовать продолжение в виде второго курса, который будет с достаточ­ной степенью эзотеризма подходить к рассмотрению человека, отчего медицинское знание, преобразившись, станет в челове­ке образом мысли, подлинно медицинским образом мысли.

Всегда встречались люди, инстинктивно проявлявшие не­устанное стремление к приобретению подобного медицинско­го образа мысли. Также и на примере последней трети девят­надцатого столетия, когда мало что способствовало его рождению и когда он действительно проявлялся лишь у отдельных людей, слывших чудаками, можно увидеть, насколь­ко спорадический характер носило его появление. В сущности, призыв Венской медицинской школы**, вместе с которой я, собственно говоря, и вырос, нашел такой широкий отклик именно потому, что эта медицинская школа основывалась на методе лечения того заболевания, в котором терапия нужна меньше всего, а именно — воспаления легких.

Отсюда и возник — вы еще услышите об этом — так называемый нигилизм. Не иначе как вполне сознательно известные венские медики защищали позиции медицинского нигилизма, придерживаясь следующей точки зрения: ни одно лекарство лечить не может! К ней в известном отношении примыкал также и Вирхов, утверждавший, что для пятидесяти из ста так называемых излеченных больных не имело значе­ния: давали им лекарства или нет — они бы выздоровели и без них. Относительно тридцати процентов больных можно с уверенностью утверждать, что лекарства им попросту навре­дили. Что же касается всех остальных то не исключено, что им помогли как раз те лекарства, которые были для них отобраны. Это говорю не я, а Вирхов***, медицинская знаменитость послед­него столетия. Мне и сегодня известны знаменитости, опреде­ленно придерживающиеся подобного взгляда невзирая на то, что, возможно, они как раз и являются сторонниками терапии. Здесь явно отсутствует медицинский образ мысли, но он часто отсутствует и тогда, когда о нем говорят как о некой формаль­ности. Он должен войти в действительность, и потому так необходим именно второй медицинский курс, фундаментом которому служит экзотерическое знание. Подобный медицин­ский образ мыслей присущ людям, обладающим истинными человеческими качествами. Такие люди, даже применяя из­жившие себя методы, иногда приводят нас в восхищение своим величием, как это было в случае с Парацельсом. Конечно, ему можно предъявить много возражений по тем или иным вопро­сам, и все же медицинский образ мысли проявлялся в нем самым величественным образом. Придя в какую-нибудь местность, он уже знал, где на поверхность выходят пласты мертвого красного лежня. Ему было известно, что некоторые болезни — а именно болезни крови — происходят оттого, что мертвый красный лежень выходит на поверхность земли. Развитие процесса болезни сопровождается характерными признаками. Находясь в местности, где много красного лежня, можно заметить, что населяющие ее люди привыкли к нему и это проявляется в особенности их темперамента. Например выясняется, что у этих людей очень хорошо действует селезен­ка. И если к ним приходит посторонний, то они не вызывают в нем особых симпатий. Как правило они ужасно своенравны, неуступчивы и ограниченны; если кому-то поступки их покажутся лишенными здравого смысла, они примут его за глупца. Люди, населяющие эту местность, привыкают к мертвому красному лежню. Но человек со стороны, желающий основать там дело, не сможет перенести присутствия красного лежня, а также воду этой местности. У него появятся болезненные симптомы. Парацельс говорил, что у жителей подобной местности эти болезни передаются по наследству. Он утверждал, что причиной этого является нечто такое, что находится в области эфирного тела. Он назвал это нечто «археем» (Archaus). Конечно, с этим археем должно что-то произойти, прежде чем он попадет в эмбрион. Нетрудно заметить, что в подобной местности в изобилии произрастает золотой дождь, ракитник. В этом растении, в его цветках и листьях, а иногда также и в корнях содержится сок, который можно применять как хорошее лечебное средство, с учетом, конечно, конституции того или иного человека.

Здесь, фактически, речь идет о том, что благодаря подобно­му медицинскому образу мысли человек приобретает совер­шенно новый взгляд на природу. Так, еще будучи юношей я познакомился с одним врачом. Его часто видели в полях, на нивах, лугах, где он общался с растениями, цветами, насеко­мыми, ну и так далее. В том месте, где он слыл скромным, непритязательным врачом, жили также трое-четверо корифе­ев. Можно сказать, что деятельность этого скромного врача, так любившего полевые цветы, была несравненно более плодо­творной для больных, чем деятельность окружных врачей и прочих столпов медицины, поскольку свою мудрость послед­ние получили из школы и из того, что к ней примыкает. Он же свою мудрость в области целебных средств приобрел в непосредственном общении с природой, которое только тогда ведет к медицинским знаниям, если уметь любить природу во всех ее проявлениях.

Рассматривая природу в микроскоп, перестаешь ее лю­бить. Но ее нужно именно любить, нужно быть в состоянии ее «макроскопировать». Этим примером я хотел вам показать, сколь необходимо для достижения медицинских знаний про­будить подсознательно протекающую жизнь астрального тела. Я не пытаюсь сбыть вам залежавшийся медицинский товар, но хочу лишь предложить то, что получено из непос­редственного рассмотрения действительности. Но поскольку современный язык, а также и сегодняшняя медицинская терминология не располагают подходящими выразительными средствами, мы просто должны прибегнуть к имеющейся терминологии, поскольку в противном случае пришлось бы изобрести новую. Это, возможно, и благоприятствовало бы распространению наших воззрений, но пока, в течение, веро­ятно, долгих лет, нам придется пользоваться уже существующей терминологией. И сейчас вы можете увидеть, как по-разному я буду использовать старые выражения.

Было бы правильно обратить внимание сначала на расти­тельный мир. Я говорю это не в связи с тем, что хотел бы рекомендовать растительные лечебные средства в качестве универсальных, просто таким образом можно очень многому научиться и, главное, приобрести очень многое для эзотериче­ского углубления. Основополагающую роль в деле передачи медицинских знаний играет то обстоятельство, что рассмотре­ния проводятся в трех различных направлениях. Однако они не имеют ничего общего с сегодняшним подходом к приобрете­нию знаний и навыков.

Ведь как это выглядит сегодня? Если студент что-либо выучил, то считается, что он это уже знает, и дальше он думает так: теперь я это хорошо знаю и могу уже применять на практике. В противоположность этому религиозно настроен­ный человек, ежедневно читающий молитву «Отче наш», вовсе не считает, что ее достаточно «знать». Он не устает повторять ее изо дня в день. Он пропускает через свою душу то, что он «знает». Здесь мы имеем дело с совершенно иным, в корне иным постижением вещей. Или возьмем, к примеру, посвященного. Вы можете быть совершенно уверены в том, что элементы оккультного знания ему известны. Однако он не останавливается на том, что он знает это, что когда-то он воспринял это. Для него гораздо важнее время от времени с верой проводить через свою душу как первоначальные, так и следующие за ними элементы знания, отчего его душа посто­янно получает новые, несущие ей вдохновение силы. Религи­озно настроенный человек обладает совершенно иным опы­том, нежели тот, чье восприятие природы ограничивается лишь физическим миром. Мы должны вновь и вновь находить себя в природных ритмах, если мы ищем живого, а не мертвого знания. Как знание, так и основанная на нем деятельность должны все снова и снова ритмически повторяться. Именно это я имею в виду, говоря, что основой для медицинского знания должен служить медицинский образ мысли. Черпать медицинское знание из самой природы человека и его окруже­ния — вот что имеет первостепенное значение для терапии. И здесь исключительно важно, чтобы вы сумели понять, как в своей душе вы вновь и вновь даете возродиться растению.

В растении особую значимость имеют три вещи. Во первых, это встречающийся у некоторых особых растений и проявляю­щийся совершенно особым образом аромат растения, связан­ный с действующими в нем маслами. Аромат растения — это то, что является притягательным для определенных элемен­тарных духов, стремящихся погрузиться в растение. И по­скольку то, что как деятельность (но не как субстанция) лежит в основе запаха, в минеральном царстве в наиболее концент­рированном виде содержится в сере, то этот действенный в запахе растений их духовный экстракт, вызывающий в эле­ментарных духах своего рода непреодолимую тоску, непрео­долимое стремление, можно вместе со старой медициной на­звать «серным» (das Sulfurige) в растении. Можно сказать, что уже в самом духовном видении этого «серного» растений приобретается истинное понимание их запаха, понимание того, что здесь разыгрывается нечто между духовными верха­ми и низами, отчего растение и пахнет. Это первое.

Второе, чего можно достичь, есть внутреннее ощущение того, что становится листом. Не составит особого труда прове­сти параллель между цветком и ароматом растения с одной стороны — и листьями и формой растения с другой. Ведь листья так разнообразны! Среди них встречаются пилообраз­ные, округлые, острые, притупленные, расчлененные и так далее. Не правда ли, относительно листьев в растении необхо­димо приобрести тонкое чувство, ведь этим оживляются те духовные существа, которые благодаря аромату погружаются в растение. Повсюду из космической периферии в растение излучается стремление к образованию каплевидных форм. Видите ли, здесь присутствует нечто такое, благодаря чему в вас может родиться удивительное чувство по отношению к тому, что, собственно, любовно образовано из Космоса и содержится в листьях — если, конечно, вам удастся проявить любовь к созерцанию листьев, когда они по утрам усеяны сверкающими каплями росы. Ведь капли росы по самой своей сути отражают стремление периферии, Космоса, порождать в растительном округлое, каплеобразное. Капля является тем, что целиком и полностью лежит в основе листа как такового. И если бы в растении духовно деятельным было только пери­ферийное, космическое начало, то растения всегда образовы­вали бы округлые формы. Вы видите, что округлый элемент в растениях встречается особенно часто в тех случаях, когда в них преобладает космическое, а именно в формах некоторых ягод, в строении некоторых листьев и так далее, но эти каплевидные формы тотчас же подпадают под воздействие земных сил. Капля растягивается в разные стороны, отчего и возникает многообразие форм. Это стремление к каплевидности в минеральной сфере мы в концентрированном виде нахо­дим в ртути. И поэтому в старой медицине это «стремление к капле» называли меркуриальным. В старой медицине назва­ние «меркурий» (Merkur) применялось для обозначения не ртути (Quecksilber), а «стремления к капле», динамического стремления к капле. Повсюду, где это стремление проявляет­ся, присутствует меркуриальное начало. Ртуть — это металл, имеющий на Земле форму капли, поскольку для этого сущест­вуют необходимые условия. Ртуть имеет на Земле имеет ту же каплевидную форму, которую серебро имело бы на Луне. Здесь речь идет о том, что старая медицина все каплевидное называла «Меркурием». Для старой медицины также и все металлы были «Меркурием». Нужно отметить, что старая медицина отличалась подвижностью, живостью. И мы должны вновь прийти к этому.

Затем вам необходимо приобрести чувство, что вы настоль­ко открыты для восприятия всего подвижного и живого, что можете сказать: когда я, находясь утром в поле, замечаю на листьях серебристые жемчужины росы, они открывают мне то, что в самих листьях живет в духе, — стремление к космической округлости. Чтобы понять растение, вам необходимо это почувствовать. Вы должны научиться понимать растения в их округлости. Затем вы научитесь понимать растения настолько глубоко, что у вас появится внутреннее отношение вначале к живущему в них стремлению к образованию каплевидных форм, затем к их аромату, и так вы постепенно придете к тонкому пониманию всех действующих в человеке центро­бежных сил. Их проявление можно найти в том, что человек стрижет ногти и они вновь отрастают — так действуют центробежные силы, пронизывающие человека. В течение первых семи лет жизни они непрерывно проходят сквозь человека, что находит свое завершение с появлением коренных зубов. Наиболее ярко их действие проявляется в потообразовании. То, что в запахе растений устремлено ввысь, где оно привлекает духов природы, живет также и в запахе пота, имеющего центробежную направленность. Если вы действительно хотите обнаружить в человеке проявления растительного начала, то вам необходимо направить свой взгляд именно на это, и вы сможете увидеть его в его глубокой устремленности изнутри наружу. Вы приобретете глубокое и непосредственное знание существующей взаимосвязи между тем, что находится вне человека, и тем, что есть в нем самом. Но посмотрите, по­скольку эфирное тело передает свои характерные свойства телу астральному, дело принимает совершенно иной оборот. Эфирное тело хотело бы все, взятое им из его окружения, развить по направлению вверх. Но поскольку оно передает это  астральному телу, то все это развивается центробежно, вовне [вниз?], так что растительное начало в человеке действительно проявляется в этой направленности наружу.

Посмотрите на растение, на то, как оно корнями погружено в землю, как оно с помощью корней вступает во внутреннюю связь с солями почвы в самом широком смысле. Здесь имеет место процесс, который противоположен сопутствующим яв­лениям чувственных процессов, являющихся процессами со­ли. Возьмите, к примеру, поваренную соль, имеющую в рас­творе соленый вкус, и затем представьте себе этот процесс полярно обращенным, то есть растворение прекращается, про­исходит агломерация, причем и запах и вкус принимают латентный характер. В этом процессе вы можете увидеть то, что разыгрывается между почвой и корнями растений и что в старой медицине называли «процессом соли». В старой меди­цине солью называлось не то, что называется солью сегодня, то есть углекислая соль и так далее. Солью называлось то, что у растений в тонких окончаниях их корней вступает в связь с субстанцией Земли. Это и есть соль (Salzige).

Продолжая ритмично направлять внимание на эти чудес­ные тайны природы, вы на практике сумеете оживить свои медицинские знания. Итак, если вы попытаетесь подобным образом оживить свои медицинские познания, вы сможете природу и человека увидеть с такой стороны, что из сильных импульсов к оказанию помощи, о которых я уже говорил, к вам придет и способность исцелять. Разумеется, подобное может произойти только на предлагаемой мною основе, то есть совершенно конкретно. В основе должно лежать конкретное побуждение пройти через прилежное, усердное, живое экзоте­рическое изучение, потому что в противном случае могут возникнуть конфузы. Однако необходимо помнить, что имен­но через ритмическое самопогружение в природную среду — но вовсе не через теоретическое изучение медицины — приоб­ретаются действительные основы медицинских знаний. Я по­пытался их охарактеризовать, и теперь вы можете их ритми­чески пережить.

То, что я сейчас напишу на доске, нужно не для того, чтобы вы это «знали», а для того, чтобы это снова и снова будило и оживляло в вас чувство медицины. Примерно это выглядит так:

Ihr heilenden Geister
Ihr verbindet euch
Dem Sulphursegen
Des Ätherduftes;

Ihr belebet euch
Im Aufstreben Merkurs
Dem Tautropfen
Des Wachsenden
Des Werdenden.

Ihr machet Halt
In dem Erdensalze
Das die Wurzel
Im Boden ernährt.—

Вы, духи-целители,
Вы соединяетесь
С сульфуром-благословением
Аромата Эфира;

Вы обретаете жизнь
В тяге Меркурия
К капле росы
В росте
В развитии.

Вы создаете опору себе
В соли земной
Корень
В почве питающей.

Это является как бы тем, что приобретает душа, всматриваясь в окружающий ее мир и пробуждая внутреннее чувство для этого мира. Человек тогда может ответить:

Ich will mein Seelenwissen
Verbinden dem Feuer
Des Blütenduftes;

Ich will mein Seelenwissen
Erregen am glitzernden Tropfen
Des Blättermorgens;

Ich will mein Seelenwissen
Erstarken an dem Salzerhartenden
Mit dem die Erde
Sorgsam die Wurzel pflegt.—

Я хочу знание моей души
Соединить с огнем
Аромата цветов;

Я хочу жизнь моей души
Пробудить в блеске капель
Утренней листвы;

Я хочу бытие моей души
Укрепить в солеобразующем
Посредством которой Земля
Заботливо корень лелеет.

Дорогие друзья, то, что можно приобрести таким образом, то есть относясь к этому так, как верующие относятся к молитве, вновь и вновь оживляя ее в себе, может вызвать в душе силы, которые будут действовать в духе медицины. Ибо обычные силы, взращиваемые сегодня в школе, не могут пробудить медицинское знание. Поэтому во главу эзотерических рассмотрений, к которым мы так стремимся, я ставлю следующее: как оживить силы души, чтобы в ней стало дея­тельным то, что может привести человека к медицинскому знанию?

__________

* ...труд, который я подготавливаю при участии доктора фрау Вегман... — Р. Штайнер, И. Вегман «Основы духовнонаучной медицины для углубления искусства врачевания». Библ. 27.

** Венская медицинская школа. — Основана прибл. в 1840 году.

*** Рудольф Вирхов, (1821-1902). Немецкий ученый и политический дея­тель, основатель современной патологической анатомии. Занимался так­же вопросами антропологии, этнографии и археологии. В последний период жизни выступал как ярый противник учения Дарвина.


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Рождественский курс. Лекция первая (Дорнах, 2 января 1924 года).
  • Рождественский курс. Лекция вторая (Дорнах, 3 января 1924 года).
  • Рождественский курс. Лекция третья (Дорнах, 4 января 1924 года).
  • Рождественский курс. Лекция пятая (Дорнах, 6 января 1924 года).
  • Рождественский курс. Лекция шестая (Дорнах, 7 января 1924 года).
  • Рождественский курс. Лекция седьмая (Дорнах, 8 января 1924 года).
  • Рождественский курс. Лекция восьмая (Дорнах, 9 января 1924 года).
  • Приложение. Письмо в связи с Рождественским курсом (Гётеанум, 11 марта 1924 года).
  • Пасхальный курс. Лекция первая (Дорнах, 21 апреля 1924 года).
  • Пасхальный курс. Лекция вторая (Дорнах, 22 апреля 1924 года).
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4336
    Результат опроса