Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > Журнал «Антропософия в современном мире» > 2006

Рудольф Штейнер. Из записи эзотерического урока.


Запись эзотерического урока, данного Рудольфом Штейнером в Гамбурге 31 мая 1908 г ПСС 266/1

Запись А

Слышанное во время эзотерического урока необходимо все снова и снова проводить перед своей душой; лишь тогда постепенно выявят силы, сокрытые в данном [во время урока]*. Этим путем мысли, продуктивно действующие в душе, учатся отличать от мыслей, обращенных лишь на данность, то есть непродуктивных [мыслей]. Видя часы, мысленно можно, пожалуй, уяснить их конструкцию, а также и то, каким образом приводится в действие и продолжает действовать весь шестеренчатый механизм; но эти мысли непродуктивны. Продуктивную мысль имел тот, кто первый выдумал часы,— из этой мысли вышло его произведение. Всякое занятие чувственным миром, все, что о нем создают в мыслях, непродуктивно. В нашей теперешней науке большей частью действует непродуктивное мышление. Когда же мы занимаемся тем, что дается нашему мышлению во время эзотерических уроков, то мы занимаемся продуктивными мыслями, и для нашей души это источник сил. Такие мысли должны следовать правильной чередой через нашу душу. Как организм не мог бы существовать, если бы нога была приставлена к месту, где должна быть рука, так последовательно должно быть все и в нашем мышлении. Сегодня мы поставим перед душой такое мыслительное образование.

О мудрости говорят много. Однако мудрость — это не то, что называют мудростью в обыденной жизни. Думают, будто тот мудр, кто много знает. Многое знание еще не дает мудрости. Знание живет в голове, которая наполнена чужими мыслями; мудрость живет в сердце, которое внимает собственным мыслям, то есть не тем мыслям, которые себе создают относительно внешнего мира, а мыслям, которые в тишине могут возникать из духовного мира. Многим знанием достигают изворотливости (Schlauheit).

На том, что усваивают из [внешнего] опыта, основывается смышленость (Klugheit). Мудрость же есть то, что как сила из духовных миров втекает в нас и опять вытекает. Тут мудрость может исходить из сaмой простой души, из «уст младенцев».

Если то, что тут истекает, исходит больше из чувства, то это мудрость; когда же оно побуждает человека к энергии, к активности, когда преобладает продуктивность, то это любовь. Однако следует понимать, чем в действительности является любовь. Кто-либо может испытывать сострадание при виде несчастья другого, но это не настоящая любовь. Любовью сострадание становится, только если человек деятельно вступается и помогает. Мудрость и любовь составляют Я. “Я”— это любовь и мудрость, ставшие волей.

Все, что делает Я,— то есть Я истинное, не зеркальное отражение Я,— вытекает из мудрости и любви. Это высшая троичность. В несколько более глубоком отображении из мудрости возникает чувство, из любви — воля, из Я — мышление.

В качестве отображения в еще более низких регионах [человеческого существа] обнаруживаются четыре темперамента. Прежде всего темперамент холерический. Есть существа, не имеющие физического тела, ангельские существа. Среди этих ангелов есть такие, которые постоянно заняты работой, созиданием. Ангелы обладают различными темпераментами, нисколько не смешанными, в то время как у людей темпераменты составные. На человека действуют, но только в разной степени, все четыре рода [ангелов].

Первый род ангелов — те, которые вносят в людей холерический темперамент. Такие люди деятельны, полны рвения к работе.

Затем вторые — ангелы сангвинические. Темперамент, который эти ангелы прививают людям, делает людей легко подверженными всему возвышенному и прекрасному, без того чтобы это всегда воплощалось в действии. Такие люди не очень деятельны, но чувствительны, легко воодушевляются, однако долго на одном предмете не задерживаются.

В-третьих, флегматические ангелы. Люди, находящиеся под их влиянием, не питают интереса к сделанному другими. Они не позволяют ему сохраниться, но постоянно переделывают; текучим, неопределенным делают они все. Это выражено уже в слове «флегма» (флегма — слизь). Люди флегматического характера не имеют ни к чему особого интереса. Когда им приходится принимать решения, они не умеют это сделать. Они всегда говорят: о нет, это не то, но — не то и другое. Они не могут принимать решения и упускают возможность [для этого]. Такой характер выражается даже телесно, [у флегматика] налицо мягкие формы, все неопределенно, флегматиков можно распознать даже по ходьбе – они идут покачиваясь, мягко. Тем не менее такие люди имеют выраженные предпочтения в отношение некоторых удовольствий, например, блюд, и везде выставляют их на вид, то есть бывают холериками.

В-четвертых, меланхолические ангелы. Человек, на которого они воздействуют, видит все в мрачном свете, хмурым, видит во всем самое плохое. Такой человек копается в себе, занят только самим собой, не делает ничего для движения вперед. Поэтому, лишенный и радости созидания, он становится мрачным и хмурым.

Судить обо всех характерах следует с точки зрения того, что отдельный человек делает для прогресса целого.

Когда эти качества опять-таки отражаются еще глубже, то холерическое соответствует элементу огня; сангвиническое — воздуху; флегматическое — воде; меланхолическое — земле (тут все застывает и делается твердым).

Надо все снова ставить перед собой такие фигуры. Они помогают правильному выстраиванию нашего душевного организма. Такие фигуры надо ясно продумывать. Наше внутреннее метанием мыслей взад и вперед не укрепляется. Устанавливаемые иногда перед духовным оком, такие формы дают силы:

 

Запись B (выдержки)

Холерический: тверд, определенен, деятелен; фигура часто коренастая, приземистая, маленькая. Выраженный холерик — Наполеон, но [у него] есть и другие стороны.

Сангвинический: быстро воодушевляется, легко загорается, мало деятелен.

Флегматический: (флегма — слизь) хладнокровен, владеет силой растворения, не любит бывать вместе [с другими], непричастен к отдельным вещам. Это качество, препятствующее окаменению.

Меланхолический: ограничивающий, погруженный в себя, все относящий к себе; разграничивающий, уплотняющий.

 

В духовном мире есть существа, представляющие эти четыре характера в несмешанном виде четко выраженными. У людей эти качества характера смешаны. Даже у Наполеона наряду с основным холерическим характером мы можем распознать еще и другие стороны.

* Слова, взятые в квадратные скобки, при переводе добавлены по смыслу.

Перевод с нем. Г.А. Кавтарадзе


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Рудольф Штейнер о русском языке.
  • Интервью с Вернером Шредером. Изменил ли духовный мир свою стратегию?
  • Бернард Штейнер. Тайны пространства в «Сикстинской мадонне» Рафаэля.
  • Кристоф Страве. Духовная наука и социальный вопрос.
  • Кристоф Линденау. Общечеловеческий путь к порогу.
  • Кристоф Вихерт. Компетентность учителя и семь добродетелей в искусстве воспитания.
  • Эрхард Фуке. Познания, «терзающие сердце».
  • Альфред Утц. Рождественские знаки.
  • Наталья Бонецкая. Максимилиан Волошин – поэт, мифотворец, маг (III).
  • Геральд Хефнер. Возрождение братства.
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4430
    Результат опроса