Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > GA > Сочинения > Как достигнуть познания высших миров?

Изменения в жизни сновидений у духовного ученика


Признаком того, что ученик достиг или скоро достигнет описанной в предыдущей главе ступени развития, является изменение, наступа­ющее в жизни его сновидений. До сих пор его сновидения были спутаны и хаотичны. Теперь они начинают принимать правильный характер. Образы сновидений вступают в осмысленную связь между собой, подобно представлениям, образуемым нами в повседневной жизни. В них можно распознать закон, причину и следствие. Изменя­ется также и содержание сновидений. Между тем как прежде ученик воспринимал во сне лишь отзвуки дневной жизни, неоформленные впечатления от окружающего мира или от внутренних телесных состояний, теперь выступают образы мира, с которым он прежде не был знаком. Первое время, конечно, еще сохраняется общий харак­тер сновидческой жизни, поскольку сновидения отличаются от со­ставленных нами в бодрственном состоянии представлений тем, что они в символах изображают то, что им надо выразить. От вниматель­ного наблюдателя не может ускользнуть этот символический харак­тер сновидческой жизни. Человеку, например, снится, что он поймал безобразное животное, и он испытывает неприятное ощущение в руке. Он просыпается и обнаруживает, что в его руке зажат кончик одеяла. Таким образом, восприятие выражается не в чистом виде, а посредством этого символического образа. Или же ему снится, что он убегает от преследования, и при этом он испытывает страх. При пробуждении выясняется, что во время сна у него участилось сердце­биение. Желудок, наполненный неудобоваримой пищей, может вы­звать тревожные сны. События, происходящие вокруг спящего, так­же отражаются в сновидении в виде символических образов. Бой часов может вызвать картину марширующего под барабанный бой отряда солдат. Опрокинувшийся стул может стать поводом к целой драме во сне, в которой стук, вызванный его падением, отразится в виде выстрела, и т. д. Этот символический способ выражения сохра­няется также и при более упорядоченной сновидческой жизни, когда у человека начинает развиваться эфирное тело. Но его сновидения перестают отражать одни только факты окружающего физического мира или состояния его собственного чувственного тела. И по мере того как сны, обязанные своим происхождением этим физическим причинам, становятся более упорядоченными, к ним начинают при­мешиваться и такие сновидческие образы, которые выражают собою вещи и соотношения иного мира. Здесь впервые человек приобретает опыт, недоступный его обычному дневному сознанию. Но вовсе не следует думать, что истинный мистик может пережитое им подобным образом во сне положить в основу каких либо важных сообщений о высшем мире. Подобные сновидческие переживания надо рассматри­вать лишь как первые признаки высшего развития. В дальнейшем у духовного ученика наступает состояние, когда сновидческие образы уже не ускользают от подчинения рассудку, но начинают управлять­ся им и обнаруживают такую же стройность, как представления и ощущения бодрственного сознания. Все более и более исчезает разли­чие между сновидческим сознанием и состоянием бодрствования. Человек, видящий сон, остается в полном смысле слова бодрствую­щим, т. е. он чувствует себя «господином и руководителем» своих образных представлений.

Во время сновидения человек фактически находится в ином мире, отличающемся от мира его физических чувств. Однако человек с неразвитыми духовными органами не в состоянии образовать себе о нем никаких представлений, кроме описанных спутанных. Этот мир является для него таким же, каким был бы чувственный мир для существа, наделенного самое большее лишь первыми проблесками зрения. Поэтому человек не может видеть в этом мире ничего, кроме слепков и отражений обыденной жизни. Последние же он может видеть потому, что его душа сама в виде образов запечатлевает свои дневные восприятия в веществе, из которого состоит иной мир. Нужно уяснить себе, что наряду с обычной, сознательной дневной жизнью человек ведет также и вторую, бессознательную жизнь, в ином мире. Все, что он воспринимает и мыслит, он запечатлевает в последнем. Но увидеть эти отпечатки можно лишь в том случае, если развиты цветки лотоса. Скудные зачатки их есть у каждого человека. Будучи в дневном сознании он ничего не может воспринимать ими, поскольку впечатления, которые производит на него духовный мир, очень слабы. В основе этого лежит та же причина, по которой днем не видно звезд: они не доходят до восприятия из-за мощного воздей­ствия солнечного света. Так теряются и слабые духовные впечатле­ния рядом с могущественными впечатлениями физических органов чувств. Но когда сон закрывает врата внешних чувств, впечатления эти начинают смутно просвечивать. И тогда человек, видящий сон, отмечает в себе опыт, полученный им в другом мире. Но, как сказано выше, опыт этот первоначально есть не что иное, как отпечатки, оттиснутые в духовном мире его собственной, связанной с физиче­скими органами чувств, способностью представления. Только вполне развитые цветки лотоса дают ему возможность фиксировать прояв­ления, не принадлежащие к физическому миру. А благодаря разви­тому эфирному телу впоследствии возникает полное знание об этих сообщениях, приходящих из иных миров. Тем самым начинается общение человека с новым миром. И теперь ему надо с помощью наставлений, полученных им в оккультной школе, достичь прежде всего двух вещей. В первую очередь он должен приобрести возмож­ность наиболее полно, во всех подробностях, фиксировать сделанные во время сна наблюдения, подобно тому, как он делает это в состоя­нии бодрствования. Когда он этого достигнет, он приводится к тому, чтобы осуществлять подобные наблюдения и во время обычного бодрственного состояния. Его внимание, обращенное к духовным впечатлениям, организуется таким образом, чтобы эти впечатления не исчезали больше в присутствии физических и чтобы он мог иметь их постоянно, наряду с физическими.

Когда ученик уже приобрел эту способность, перед его духовным взором выступают некоторые особенности описанной в прошлой главе картины. Отныне он может воспринимать то, что существует в духовном мире, как причину физического. И прежде всего он может внутри этого мира познать свое высшее «Я». Теперь его ближайшей задачей будет некоторым образом врасти в это высшее «Я», т.е. действительно увидеть в нем свою истинную сущность и вести себя соответственно этому. Все больше крепнет в нем сопровождаемое живым чувством представление о том, что его физическое тело и все то, что он прежде называл своим «Я», суть только орудия высшего «Я». По отношению к низшему «Я» у него возникает такое же ощущение, какое у ограниченного чувственным миром человека проявляется по отношению к орудию или к транспортному средству, которыми он пользуется. И как последний не относит к своему «Я» повозки, в которой он едет, даже если он и может сказать о себе: «я еду», имея при этом в виду: «мое тело перемещается», — так и духовно развитый человек, говоря «я вхожу в дверь», в действитель­ности исходит из представления: «я проношу в дверь мое тело». Но это представление должно стать для него столь естественным, чтобы он ни на мгновение не утерял твердой почвы физического мира и чтобы вследствие этого никогда не могло наступить состояние отчуж­денности от чувственного мира. Чтобы не стать мечтателем или фантазером, духовный ученик должен с помощью высшего сознания сделать свою жизнь в физическом мире не беднее, а напротив, богаче, подобно тому, как обогащает ее тот, кто вместо хождения пешком пользуется железной дорогой.

Когда ученик достигает такой жизни в своем высшем «Я» — или, скорее, уже в процессе приобретения высшего сознания, — ему становится ясно, каким образом в органе, созданном около сердца, пробудить силу духовного восприятия и как управлять ею посредст­вом описанных в прошлой главе потоков. Сила восприятия входит в состав более высокой вещественности, которая исходит из упомяну­того органа и, сияя ослепительной красотой, струится по движущим­ся цветкам лотоса, а также и по другим каналам развитого эфирного тела. Оттуда она проливает свой свет наружу, в окружающий духов­ный мир, и делает его духовно зримым, подобно тому, как солнечный свет делает физически зримыми предметы, на которые он падает.

Каким образом эта сила восприятия зарождается в органе сердца — становится понятным лишь постепенно, в самом ходе развития.

Отчетливо воспринимаемым в виде предметов и существ духов­ный мир становится, собственно, только для того, кто может выно­сить этот орган восприятия из себя, проносить его сквозь свое эфирное тело во внешний мир с тем, чтобы освещать предметы. Отсюда следует, что полное осознание предметов и явлений духовно­го мира может возникнуть только при том условии, что человек сам устремит на них свет своего духа. Однако в действительности то «Я», которое порождает этот орган восприятия, живет не в физическом теле человека, но, как было показано, находится вне его границ. Орган сердца — это лишь то место, где человеком возжигается этот орган духовного света. Если бы он возжег его не здесь, а где-нибудь в другом месте, то вызванные им духовные восприятия не имели бы никакой связи с физическим миром. Но человек должен все высшее, духовное, приводить в связь с физическим миром и давать духовному через себя воздействовать на последний. Орган сердца и есть именно тот орган, посредством которого высшее «Я» делает «Я» чувственное своим орудием и из которого оно управляет этим последним.

Однако ощущение, которое приобретает духовно развитый чело­век по отношению к вещам духовного мира, отличается от ощуще­ния, свойственного человеку, обладающему лишь органами чувст­венного восприятия мира телесного. Последний чувствует себя находящимся в определенном месте чувственного мира, в то время как воспринимаемые им предметы он видит находящимися «вне» его. Духовно же развитый человек чувствует себя, напротив, как бы соединившимся с предметом своего духовного восприятия, как бы «внутри» него. И он на самом деле странствует в духовном простран­стве, перемещаясь с места на место. Поэтому на языке тайноведения его называют также «странником». Вначале он как бы не имеет дома. Оставаясь только странником, он не мог бы реально выявить ни одного предмета в духовном пространстве. Подобно тому, как в фи­зическом пространстве предмет или место определяют, обозначив точку отсчета, так же должно это происходить и в ином мире. Там также необходимо сначала отыскать и подробно исследовать какое-либо место, духовно овладеть им. В этом месте надо основать свою духовную родину, а уже затем все остальное привести в то или иное отношение к ней. Ведь и живя в физическом мире, человек видит все так, как это обусловливают представления его земной родины. Бер­линец невольно описывает Лондон иначе, чем парижанин. Однако с духовной родиной дело все же обстоит иначе, чем с земной. Здесь человек рождается, не осознавая этого; уже в юности он инстинктив­но усваивает рад представлений, благодаря которым он с тех пор все невольно воспринимает в их свете. Духовную же родину он с полным сознанием образует себе сам. Поэтому, исходя из нее, он и судит с полной ясностью и свободой. Подобное образование духовной роди­ны на языке тайноведения называется «построением хижины».

На этой ступени духовное созерцание распространяется прежде всего на духовные противообразы физического мира, поскольку эти противообразы находятся в так называемом астральном мире. В нем находится все, что по своей природе подобно человеческим влечени­ям, чувствам, вожделениям и страстям. Ибо ко всем окружающим человека чувственным вещам принадлежат также и силы, родствен­ные упомянутым человеческим силам. Кристалл, например, слага­ется в форму под влиянием сил, которые высшему созерцанию представляются подобными действующему в человеке влечению. Благодаря таким же силам направляется сок по сосудам растений, распускаются цветы и раскрываются семенные коробочки. Все эти силы для развитых органов духовного восприятия имеют форму и цвет так же, как предметы физического мира обладают формой и цветом для глаза физического. На описанной ступени развития человек видит не только кристалл и растение, но и эти духовные силы. И он видит животные и человеческие влечения не в одних только проявлениях физической жизни их носителей, но и непосред­ственно, как предметы, подобно тому, как в физическом мире он видит столы и стулья. Весь мир инстинктов, влечений, желаний и страстей животного или человека становится астральным облаком, или аурой, которой окутано существо.

Далее на этой ступени развития ясновидящий воспринимает также и вещи, частично или полностью ускользающие от чувствен­ного восприятия. Он, например, может заметить астральное разли­чие между пространством, заполненным преимущественно низмен­но настроенными людьми, и пространством, где присутствуют обладатели высокого строя души. В больнице не только физически, но и духовно атмосфера иная, чем в танцевальном зале. Торговому городу свойствен иной астральный «воздух», чем университетскому. Сначала способность восприятия таких вещей у ставшего ясновидя­щим будет развита довольно слабо. Она будет относиться к вышеназ­ванным предметам так же, как сновидческое сознание чувственного человека — к его бодрственному сознанию. Но постепенно он вполне пробудится также и на этой ступени.

Высшим успехом ясновидца на описанной ступени созерцания является то, что ему открываются активные астральные противооб­разы животных и человеческих влечений и страстей. Действие, исполненное любви, сопровождается иным астральным проявлени­ем, чем действие, проистекающее из ненависти. Чувственное вожде­ление помимо себя самого являет еще и отвратительный астральный противообраз; чувство же, направленное на что-нибудь высокое, — напротив, прекрасный. Эти противообразы в течение физической жизни человека видимы очень слабо, так как их сила уменьшается благодаря жизни в физическом мире. Желание, направленное на какой-нибудь предмет, кроме собственного проявления в астральном мире, порождает еще и упомянутый противообраз. Но если желание находит удовлетворение благодаря обладанию этим физическим предметом, или, по крайней мере, возможность такого удовлетворе­ния предполагается, тогда противообраз имеет очень слабое свече­ние. Своей полной силы он достигнет только после смерти человека, поскольку душа по своей природе все еще будет иметь это желание, но уже не сможет удовлетворить его за отсутствием как самого предмета желания, так и соответствующего физического органа. Человек, привязанный к чувственному миру, и после смерти будет все еще жаждать, например, вкусового наслаждения. Но у него уже не будет возможности удовлетворить это желание, так как само нёбо будет отсутствовать. Вследствие этого желание породит особенно сильный противообраз, который станет тогда терзать душу. Эти испытания, которые после смерти наступают в результате деятель­ности противообразов низшей природы души, называются «пережи­ваниями в мире душ», а именно «в месте вожделений». Они прекра­щаются только тогда, когда душа очищается от всех направленных на физический мир вожделений. Лишь после этого душа восходит в высшую область (духовный мир). Но несмотря на то, что у живущего физической жизнью человека эти противообразы слабы, они тем не менее существуют и сопровождают его, как зачатки его вожделений, подобно тому как комету сопровождает ее хвост. И ясновидящий, если он достиг соответствующей ступени развития, может их уви­деть.

В таких и в подобных им переживаниях пребывает духовный ученик на описанной стадии. Но находясь на этой ступени развития, он еще не может подняться к более высоким духовным переживани­ям. Отсюда ему предстоит дальнейшее восхождение.


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Предисловия
  • Как достигнуть познания высших миров?
  • Ступени посвящения
  • Посвящение
  • Практические указания
  • Условия ученичества
  • О некоторых последствиях посвящения
  • Достижение непрерывности сознания
  • Расщепление личности во время духовного ученичества
  • Страж порога
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4471
    Результат опроса