Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > Журнал «Антропософия в современном мире» > 2004

Армен Тыугу. Сообщества третьего поколения


Пример практической работы в группе

Ребёнок 5 класса на протяжении нескольких лет воровал вещи. Многочисленные разгово­ры с родителями ребёнка не привели ни к какому результату: родители были перегружены ежеднев­ными заботами, у них не было времени занимать­ся проблемами собственного ребёнка, их воспита­тельные меры ограничивались побоями. Школь­ная коллегия решила самостоятельно заняться проблемами этого ребёнка. Для их решения был выбран метод, описанный в статье о сообществах третьего поколения:* путь художественно-драма­тической образной постановки проблемы и поиска её решения. Прежде всего в кругу присутствовав­ших учителей был поставлен вопрос о том, какие существенные действующие силы, по их мнению, должны быть учтены в ситуации ребёнка. Для по­строения образа были выбраны следующие важ­ные моменты:

1. Я ребёнка
2. Астральное тело ребёнка
3. Эфирное тело ребёнка
4. Физическое тело ребёнка
5. Его Ангел-хранитель
6. Его судьба или карма
7. Внешний или физический мир
8. Духовный мир
9. Семья
10. Школьная коллегия, занятая поиском реше­ния проблемы.

Затем была выбрана отправная точка, точка на­чала построения образа. Рабочий круг был един в том, что за исходную точку отсчета следует вы­брать Я ребёнка; иными словами, Я ребенка долж­но быть в центре рассмотрения. Чтобы картины жиз­ненной ситуации ребёнка, которые сложились в ду­ше каждого из участников, сделать объективными, был избран путь постррения общего видимого об­раза или проекция в физическом пространстве об­раза, живущего в душевном пространстве. Чтобы удерживать сознание участников и одновременно сделать создаваемый образ независимым от влия­ния произвольных субъективных представлений, образ проецировался в физически видимом про­странстве. Технически это было сделано так: для каждой части перечисленных десяти действующих сил среди участников был найден один ответствен­ный, который добровольно вызвался направлять особое внимание на одну конкретную часть общего образа. Затем все ответственные или, как их ещё можно назвать, представители частей образа один за другим, начиная с представителя «Я», находили в пространстве место, которое для данного представителя по его внутреннему ощущению было местом равновесия. Со вступлением каждой новой части образа изменялась общая ситуация, так что каждый раз заново искалось очередное состояние равновесия. Параллельно у участников менялся и внутренний образ ситуации, что выражалось в из­менении ощущений и представлений. В процессе такой работы обычно приходят к подобным изме­нениям. Каждый по очереди описывал их, начиная с первой спроецированной в пространстве части и до последней присоединившейся. При проециро­вании или построении образа необходимо строго придерживаться следующих правил: никто из уча­стников не может оказывать какого бы то ни было влияния на выбор места другим участником; это означает, что если кто-то чувствует, что другая часть образа вызывает в нём напряжение, то он может искать более подходящее место равновесия толь­ко для себя самого, но не может перемещать дру­гие части образа. Этим гарантирована свобода отдельных участников в поиске общего решения и, по возможности, сокращено воздействие субъ­ективных представлений об общем образе, возни­кающем по ситуации в группе. В вышеуказанном случае с ворующим ребёнком при построении образа стало видимым следующее: «Я ребёнка» чувствовало себя хорошо только в начале, когда оно стояло рядом с «Духовным миром». Как толь­ко к ним присоединилась «Судьба», у «Я» появилось ощущение сильного волнения и тяжести, не позволявшее ему поднять глаз. И каждая следую­щая часть только усиливала напряжение. К завер­шению построения или проекции частей образа в пространстве «Я» закрыло глаза и более ничего не желало воспринимать. Группа строила образ в последовательности инкарнации, т.е. после «Ду­ховного мира», «Ангела-хранителя» и «Судьбы» один за другим добавлялись «Астральное тело», «Семья», «Эфирное тело», «Физическое тело», за­тем «Внешний мир» и, наконец, «Школа» или «Кол­легия», которая в данный момент и была занята проблемой ребёнка. С появлением «Астрального тела» стало ясно, что оно в отличие от «Я», стре­мившегося закрыться от других частей, хотя и не испытывало к «Я» сильного интереса, но тем не менее имело большой интерес к «Внешнему ми­ру». При ближайшем рассмотрении оказалось, что за этим интересом жила сильная тоска по другу или, другими словами, тоска по радости, которая утихала только тогда, когда ребёнок в очередной раз воровал из внешнего мира вещи, служившие заменителем радости. При этом «Я» не желало воспринимать это воровство, совершаемое «Аст­ральным телом». Только позже, когда воровство уже совершилось, «Я» вынуждено было противостоять страху и совести, выступающим ему на­встречу из «Астрального» и «Физического». Это приводило к ещё более сильному отстранению «Я» от внешнего мира, что в свою очередь усили­вало неутихающую тоску «Астрального тела» и связанную с ней потребность в воровстве. При ка­ждом воровстве снова начинались муки совести, поскольку кармический долг возрастал. «Астраль­ное тело» негодовало на «Я», «Физическое тело» чувствовало себя очень несвободным. Стало по­нятно, что в этом состоянии «Я ребёнка» не может проявить активность, чтобы решить проблему, от которой оно само очень страдает, и настоятельно нуждается в помощи извне.

Воровство ребёнка действительно происходи­ло по описанному выше рисунку. Как рассказыва­ла классная учительница, это всегда выглядело так: когда ребёнок проходил мимо какого-либо предмета, его рука неожиданно хватала этот пред­мет и засовывала его в карман, причём наблюда­тель всегда чувствовал, что в момент воровства «Я ребёнка» смотрело в сторону, отсутствовало, и только позже осознавало, что произошло.

Этим закончилась первая часть работы - диаг­ностика. Согласно Р. Штейнеру, для диагностиче­ской работы особенно необходимо иметь образ­ное сознание. Поэтому в группе обращалось боль­шое внимание на образное восприятие и описания участников.

Затем следовала вторая часть - поиск пути из­лечения или гармонизации проблемной ситуации. В этой части работы решающую роль играет не образно-имагинативное, а инспиративно-гармонизирующее восприятие участников. (Р. Штейнер гово­рит, что при поиске лечебных средств врач должен полагаться на свою инспирацию, которая связана со слухом, речью и чувством гармонии или дисгар­монии.) При этом должны быть найдены слова, ко­торые гармонично настраивают отдельные части образа друг на друга. Это может быть достигнуто, к примеру, с помощью диалогов между отдельны­ми участниками и через ощущение гармонии или дисгармонии во время речи и ее восприятия.

Итак, был поставлен вопрос, существует ли та­кая часть общего образа, которая способна помочь ребёнку. Вначале в качестве помощника взяли «Семью». Однако образ показал, что там слишком ве­лико было давление внешнего мира, и нет требуе­мой силы для гармонизации проблемы ребёнка. «Ангел-хранитель», со своей стороны, нуждался в посреднике, который мог бы помочь ему на физи­ческом плане. Тогда в качестве такого помощника взяли «Коллегию». Стало очевидно, что этот путь решения возможен. Первым шагом, приносящим в образе облегчение «Я ребёнка» были слова со стороны «Коллегии»: «Я хочу быть тебе другом и помочь тебе искать и находить во внешнем мире радостные переживания». Когда представитель «Я» услышал это, он впервые смог открыть глаза, чтобы посмотреть на окружение. В то же время представитель астрального тела подошёл к пред­ставителю Я и встал на его сторону с пояснением, что, поскольку «Я» хочет смотреть на окружение, то «Астральное тело» хочет встать под водитель­ство «Я» в надежде удовлетворить свою тоску по радости при посредничестве «Я» вместо того, что­бы самостоятельно брать что-то из внешнего ми­ра как её эрзац. Тогда от представителя коллегии прозвучала фраза: «Я хочу тебе помочь вести твои мысли, чувства и волю». Эта фраза вновь оживила связь между двумя членами: «Я» и «Астральным телом».

Следующей была задача, связанная с «Эфир­ным телом», представитель которого негодовал на «Я». В результате некоторых поисков группа нашла для представителя коллегии, как решение, следующую фразу: «Я хочу тебе помочь, научив те­бя обращаться с последствиями твоих поступков и исправлять их». Эта фраза успокоила предста­вителя эфирного тела, он был согласен работать в этом направлении совместно с остальными. Для «Физического тела» в качестве решения предста­витель коллегии сказал «Я ребёнка» следующее: «Я хочу научить тебя самостоятельно заботиться о потребностях твоего физического тела». Это ре­шение было обусловлено тем, что ребёнок часто бывал неухожен и грязен, поскольку в семье его не научили следить за собой. Представитель кол­легии во время поиска решения чувствовал себя представителем Ангела-хранителя ребёнка. По­сле того, как было найдено решение в четырёх на­правлениях, представитель «Я» смог посмотреть в глаза представителю судьбы.

Дальнейшее было связано с вопросами прак­тических методов, которые позволили бы осуще­ствить найденные пути решения в конкретной жизни. И, наконец, должен был быть найден кон­кретный человек из коллегии, который объявил бы себя готовым стать другом этого ребёнка на пу­ти гармоничного решения его проблем. Классная учительница была готова стать таким человеком. Следующим был вопрос доверия ребёнка. Отно­шения доверия могли быть построены благодаря нескольким разговорам с ним классной учительни­цы. Посредством таких разговоров она могла бы найти необходимый контакт с душевной жизнью или астральным телом ребёнка. Следующим ша­гом был договор между учительницей и ребёнком о том, что если им вновь будет что-то украдено, то это будет сообщено учительнице, чтобы вместе с ней решить, что предпринять, чтобы исправить случившееся. В качестве последней и самой лёг­кой задачи было наставление ребёнку, как необхо­димо заботиться о личной гигиене.

Итак, здесь были представлены пять жизнен­ных задач человека, который в настоящее время живёт на земле как 11-летний ребёнок.

1. Учиться посредством силы собственного Я искать и переживать радость во внешнем мире.

2. Благодаря этому получать силу вести своё астральное тело, другими словами, управлять своими мыслями, чувствами и волей.

3. Учиться нести ответственность за последствия своих поступков и по возможности исправлять их.

4. Учиться с любовью ухаживать за своим физическим телом.

5. Черпать из предыдущих шагов силу «смот­реть в глаза» своей судьбе или, другими словами, искать друга судьбы (Ангела-хранителя).

На основе этих пяти предложений для ребёнка было сочинено изречение в стихах. Такое изрече­ние, созданное из познания жизненных задач чело­века, воздействует на него, когда человек сам его произносит или когда он его слышит; оно проника­ет внутрь и пробуждает его для восприятия своего высшего Я. Такой вид поэтического творчества перекидывает мост между Я человека и его выс­шим Я или самодухом. Р. Штейнер описал одна­жды, как розенкрейцеры посредством того, что в нужный момент времени и в нужном месте говори­ли особенные слова людям, действовали пробуж­дающе на этих людей, вследствие чего указанные люди могли найти связь со своим высшим суще­ством и со своими жизненными задачами. Так, он приводит примером Якоба Бёме, который, будучи подмастерьем, встретил незнакомца, сказавшего ему одну лишь фразу, после чего в простом уче­нике сапожника проявился тот, кого мир знает как великого теософа Якоба Бёме. В вальдорфской школе изречения имеют ту же задачу: пробуждать растущих людей к их жизненным задачам.

Между тем, на основе работы по поиску реше­ния проблемы ребёнка школьная коллегия сочини­ла сказку, которая в форме символов, т.е. в фор­ме, доступной состоянию сознания 11-летнего ре­бёнка, изображает вышепредставленную жизнен­ную ситуацию и соответствующий путь решения с описанием его жизненных задач.

Сказка о королевской дочери

Давным-давно была у одного короля дочь. Она жила в великолепном замке со множеством залов, комнат и большой террасой, с которой открывался прекрасный вид. Когда девочка под­росла, она особенно полюбила выходить на тер­расу и смотреть вдаль. Когда она смотрела вверх, то видела над головой чудесное далёкое небо, когда смотрела вниз, то видела дорогу, идущую от замка и теряющуюся в лесу. И хо­тя лес был густой и мрачный, он приковывал взгляд принцессы, и она мечтала когда-нибудь пойти туда. Однажды она ступила на тропу, ве­дущую вглубь леса, и пошла всё дальше и даль­ше от замка своего отца. Но чем дальше она уг­лублялась в лес, тем больше она забывала от­цовское королевство. Целый день и целую ночь она шла по лесу, не оглядываясь назад. На утро следующего дня пришла она к саду. Сад был не­большим, но в нём росли прекрасные цветы и маленькие кусты с нежными почками. Принцес­са улыбнулась, увидев в саду маленькую хижину. Она вошла в хижину. В комнате стоял старый стол, рядом с ним старый стул, там был и ка­мин у стены, рядом с которым спал кот. Всё вы­глядело запущенным. В углу на скамейке лежа­ла старуха, которая закричала девочке: «Что ты стоишь? Ты должна ухаживать за садом, принести дрова, разжечь огонь и подмести дом! Принимайся за работу!».

И принцесса осталась жить в хижине, так как дорогу домой она забыла. Она должна была мно­го работать. Но везде, куда бы она ни пошла, её сопровождал кот; и это было хорошо, иначе она чувствовала бы себя очень одинокой. Однажды, когда она возвращалась из леса домой, как всегда, нагруженная дровами, она увидела вдале­ке свет и пошла по направлению к нему. Между тем стемнело. Когда девочка приблизилась к месту, где она заметила свечение, она увидела маленьких людей, собравшийся вокруг костра. На всех были пёстрые курточки и островерхие шапочки. По очереди они рассказывали истории, и рядом с каждым лежали светящиеся камни. Ко­ролевская дочь почувствовала сильное желание присоединиться к этому забавному сообществу и незаметно села рядом. Кот, который всюду со­провождал её, лёг у её ног.

Когда подошла её очередь, маленький народ попросил её тоже рассказать историю. Сперва она не знала, что рассказать, но затем перед ней всплыла картина из тех времён, когда она жила у своего отца. В то время как принцесса рассказывала свою историю, глаза кота начали светиться. Он посмотрел на неё и вдруг неза­метно пододвинул один из пёстрых камней ей под руку. Машинально девочка засунула камень в карман своего передника.

Рассказчики продолжали свои истории. Также незаметно, как и появилась, девочка ушла от ко­стра, взяв с собой вязанку дров. Кот, довольный и гордый, шёл рядом, однако девочку тяготил непонятный груз. Когда она подошла к саду, то обнаружила у себя в кармане принесённый домой камень. Но он больше не сиял как прежде, он был незнакомым и холодным. Девочке хотелось уб­рать его с глаз долой и она закопала камень под одним из кустов.

Начиная с этого времени, история повторя­лась изо дня в день. Когда девочка приходила к костру маленького народа, то брала домой сияю­щий камень, но разочарованно закапывала его в саду, так как камень больше не сиял. И сад выглядел всё печальнее и угрюмее. Чем больше камней было там спрятано, тем больше увяда­ли и засыхали в саду цветы и кусты. В хижине тоже всё выглядело очень запущенным. Огром­ная печаль овладела девочкой, и не было у неё больше сил ежедневно трудиться. Старуха всё чаще кричала на нее. И однажды, когда она уже не могла этого выносить, она оставила хижи­ну и в отчаянии побежала в лес, всё дальше и дальше, пока, совершенно измождённая, не опус­тилась на землю под деревом, где и заснула. Во сне явилась принцессе светлая фигура, которая сказала ей: «Я твой друг и хочу тебе помочь. Проснись и иди дальше по тропе, там ты най­дёшь то, что тебе нужно». Когда принцесса про­снулась, она почувствовала себя удивительным образом утешенной и окрепшей. Она встала и пошла дальше. Вдруг как из под земли выросла перед ней старушка. Её лицо показалось девоч­ке знакомым, но она не знала, почему. Старуш­ка сказала: «Я знаю, что тебе нужно. Пойдём. Я хочу тебе помочь». И королевская дочь пошла вместе со старой женщиной, осталась с ней и стала помогать ей в работе.

Прошло некоторое время. Однажды старуш­ка Сказала девочке: «Завтра наступит час, ко­гда ты должна будешь вернуться назад». «Но я совсем не хочу уходить!» - ответила девочка. «Иначе и быть не может, но я дам тебе кое-что, что придаст тебе мужества». И старушка привела принцессу к одному месту, где лежало много серых камней разной величины. «Возьми столько, - сказала старушка, - сколько ты смо­жешь унести. Они помогут тебе. Но есть одна загадка, которую ты должна отгадать. Слушай меня внимательно и ничего не забудь!». И ста­рая женщина сказала:

«Учись находить в жизни радость!
Из света радости учись исправлять послед­ствия твоих поступков!
Учись ухаживать за очагом своего земного бытия!
Тогда ты найдёшь друга твоей души!»

Принцесса удивилась, увидев серые камни, но так как она доверяла старой женщине, то ни­чего не спросила, а собрала их целую кучу в свой передник, и камни на ощупь были удивительно тёплыми, а некоторые даже горячими. Когда она вечером ложилась в кровать, в ее ушах всё ещё звучали слова старушки. На следующее утро она обнаружила, что лежит в лесу под де­ревом. «Всё это я видела во сне?» - спросила она себя и быстро схватилась за свой карман. Но там она почувствовала под рукой тёплые камни и тотчас поняла, что это был не сон. Девочка поднялась и увидела своего кота, кото­рый смотрел на неё, полный ожидания. Вскоре оба они пришли в опустевший сад. Он выгля­дел очень мрачно. Тут девочка вспомнила сло­ва старой женщины: «Учись находить в жизни радость!» При этих словах как будто что-то согрело её. Она опустилась коленями на одну из засохших цветочных грядок и нашла там ка­мень, который она когда-то спрятала. Однако он рассыпался в её руках в пепел. Тут она по­чувствовала, что ей стало очень жарко, и жар шёл из кармана, где лежали серые камни. Она быстро достала один из них и не поверила сво­им глазам: вместо серого невзрачного камня она держала в руке сокровище, полное жизни и чудесно сверкающее. Огромная радость напол­нила сердце королевской дочери, и её рука не­произвольно сжала камень. Но затем она вспом­нила слова старушки: «Из света радости учись исправлять последствия своих поступков!» Эти слова наполнили принцессу силой, и она по­ложила живой кристалл в землю под цветочной грядкой. И вдруг драгоценный камень засиял так ярко, что принцесса зажмурилась. Неожи­данно ей стало спокойно, как будто с неё сняли тяжёлый груз. Так один за другим она находи­ла спрятанные в саду камни, выкапывала их из земли и на их место клала принесённые сокро­вища, которые загорались при этом чудесным светом. Скоро сад зацвёл и вновь засиял разны­ми красками, на кустах появились молодые поч­ки, птицы опускались на ветки, наполняя воздух своим радостным пением. Принцесса встала и пошла к хижине. «Пойдём, котик, у нас есть чем здесь заняться», - сказала она и вошла в комна­ту. Старуха, которая всё ещё лежала в углу, на­чала, как и прежде, ее понукать. Но в душе прин­цессы было светло и спокойно. Она вспомнила слова старой женщины: «Учись ухаживать за очагом твоего земного бытия!» И она подума­ла про себя: «Хорошо, я всё приведу в порядок». День за днём она заботливо и радостно ухажи­вала за садом, следила за порядком в хижине и никогда не уставала. Старуха становилась всё спокойнее и однажды сказала девочке: «Теперь ты свободна от меня». Королевская дочь побла­годарила её, взяла кота с собой, вышла из хижи­ны и увидела, что у дверей начинается широкая и прямая дорога. Она пошла по ней, и вскоре ей показалось, что дорога становится всё более знакомой. Через некоторое время она увидела вдалеке замок и знакомую фигуру старушки, стоящей у ворот и кивающей ей. Радость ох­ватила принцессу, и она поспешила к замку так быстро, как только могла. Когда она наконец достигла замка, вместо старушки перед ней стояла светящаяся фигура Ангела, однажды явившегося ей во сне. «Добро пожаловать до­мой, дитя моё», - сказал он принцессе, взял её за руку и ввёл в замок её отца. Так принцесса нашла свой путь. И вы найдёте свой.

 

* А. Тыугу. Сообщества третьего поколения. Антропософия в современном мире. №10/11,12 2004 г.

Армен Тыугу
Перевод с нем. Екатерины Пинегиной

(Окончание следует)


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Рудольф Штейнер. Духовная наука как познание основных импульсов.
  • Кристоф Линденау. Глобализация и инспирация «медного короля».
  • Марианна Каролюс. Утраченное воспоминание.
  • Элизабет Берингер. Сказка о юном короле, трех вопросах и старце в горе.
  • Рудольф Штейнер. Три аспекта личного.
  • Отмар Пройс. Новое сознание и внимание друг к другу.
  • Кристоф Линденау. Фундаментализм и инспирация «серебряного короля».
  • Рекс Рааб. Будущее архитектуры и строительный импульс Рудольфа Штейнера.
  • Рудольф Штейнер. Из записи эзотерического урока
  • Вирджиния Сиз. Тема 2004/2005 года
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4549
    Результат опроса