Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > Журнал «Антропософия в современном мире» > 2003

Марианна Каролюс. Рождество. Учиться читать в книге судьбы


В истории Христа, как в зажигательном стекле, сфокусированы праобразы человеческих судеб. Будучи реальностью для всего человечества, импульс Христа находит свой отпечаток в каждой отдельной судьбе. Врач Марианна Каролюс интерпретирует тексты Евангелий в связи с опытом реинкарнационной терапии.

На нашу судьбу сильно влияет то, как и где мы рождаемся. Истории появления на свет служат сюжетами многих книг и фильмов. Тайна нашего происхождения существует и в обычной жизни. В одной большой фирме работает, к примеру, жен­щина, рожденная в одной из стран третьего мира бездомной девочкой, которая не могла позабо­титься о новорожденной. Ребенок попадает в мно­годетную «приёмную семью», где дети вынуждены много работать и часто бывают наказаны. Вдруг появляется «дядя» и говорит ей, что хочет отвезти её к «настоящему отцу». Так она оказывается в Западной Европе. Здесь начинаются новые при­ключения, пока, наконец, она не устраивается на временную работу в данную фирму. Рядом с ней работает молодая программистка, появившаяся на свет при подводных родах; окруженная любо­вью заботливых родителей, она училась в пре­стижной школе (вероятно, вальдорфской), зани­мается спортом и другими полезными вещами. Таковы судьбы, и они показывают нам, каким об­разом то первое время, которое можно назвать «приземлением» души в теле, ставит на нас штамп. Но кто же ставит этот штамп?

Конечно, это не родители, не врачи и не аку­шерки, которые планируют роды в соответствии с красивыми представлениями. Ибо всегда суще­ствует та необъяснимая случайность, когда, к примеру, за полторы недели до точно указанной даты у беременной начинаются схватки и, не­смотря на все заботы, ребёнок рождается в так­си, среди уличного движения, в обстановке пани­ки. Соответствующие исследования, как и опыты реинкарнационной терапии, отчётливо указыва­ют на то, что приходящая душа выискивает свой «багаж», тяжесть своей судьбы, точно она нуж­дается в нём для осуществления своего «плана» предстоящей ей жизни.

Принесение судьбы

Уже во время беременности душа живо вос­принимает все переживания матери. Так же, как струна пианино неожиданно чисто резонирует, если поблизости зазвучит тот же тон, так прихо­дящая душа доносит переживания матери до собственной глубочайшей ткани, организуя то, в чём она сама нуждается, в качестве основной модели. Приведу два примера. Одна беременная женщина благодаря недоразумению оказывается в таком положении, что полицейский сомневает­ся в её личности; она быстро забывает об этом эпизоде, но это становится важным для ещё не­видимого, приходящего ребёнка. Другой пример. В связи с беременностью женщина не может заниматься той работой, о которой мечтала. Приходящее дитя воспринимает это, как свою жиз­ненную тему: «Я должен отказаться от того, чем больше всего хотел бы заниматься». Существует бесконечное множество таких примеров; при этом речь идёт только об одном аспекте форми­рования судьбы вокруг рождения.

Благодаря реинкарнационной терапии стано­вится ясно: опыт, полученный в прошедшей жиз­ни, через «закономерности судьбы» вновь прив­носится во время зачатия, беременности, рожде­ния и детства, а также ещё и до зачатия во время жизни в душевно-духовных мирах. Тот факт, что я сам являюсь тем, кто свою собственную судь­бу, свой багаж снова берёт с собой, является открытием, которое делает каждый пациент в ходе реинкарнационной терапии.

Уже к началу двадцатого столетия Рудольф Штайнер, основываясь на своём опыте и исследо­ваниях, сообщает, как «берут с собой» свою судь­бу. Для наглядности он сравнивает смерть и сон: «То, что я утром оказываюсь в том положении, ко­торое в предыдущий день сам сотворил, - об этом заботится непосредственный ход событий. То, что я, инкарнируясь, обнаруживаю окружающий меня мир, который является результатом моих действий в предыдущей жизни, - об этом заботит­ся родственность моей вновь рожденной духо-души (Geistseele) с этим окружающим миром. Что приводит меня в этот мир? Непосредственные свойства моей духо-души при новом воплощении. Но этими свойствами я обладаю потому только, что деяния моей предыдущей жизни запечатлели их в моей духо-душе. Эти деяния являются, таким образом, действительной причиной, по которой я рождаюсь в определенных условиях». (Рудольф Штайнер «Как действует карма» в журнале Люци­фер - Гнозис, 1903)

Рождение новорожденных

В конце года весь христианский мир празднует Рождество Спасителя. К атрибутам этого празд­ника принадлежат рождественская ель, ветви ко­торой украшают свечками, шарами и звёздами, а также хлев и ясли - символы судьбы, которые это рождение обозначают. Зеленое дерево, жизнь, остаётся сохранённой в смерти природы, где в зимнем холоде голые поля покоятся под снежным одеялом; сохранённая в смерти жизнь несёт сохранённый во тьме свет.

При более подробном рассмотрении, в хри­стианском Рождественском празднике речь идёт о трёх историях рождения младенцев. Первая имеет печать глубокой внутренней жизни, закры­тости и строгости - так рождён Иоанн. Темой второй судьбы является «путешествие». От зачатия и до рождения ребенок не имеет родного дома на Земле. Даже сопровождаемый хорами ангелов в небесах и приветствуемый спавшими в поле пастухами, он не имеет крыши над головой. Так рождён один мальчик Иисус. Третья детская судьба (другого Иисуса) разыгрывается между властителями и царствами и затенена горьчайшим избиением младенцев. Все эти рождения подготавливают рождение души двенадцатилет­него Иисуса в храме и зачатие Христа в тридца­тилетнем Иисусе. Так из трёх детей был рождён Иисус Христос, и три года спустя на Голгофе из умирающего человека будет рождён Христос, Бог Солнца и Земли.

Евангелия описывают два существенно раз­личных рождения Иисусов (у Луки и у Матфея), рождение Христа (у Иоанна), предшествующее ему рождение Крестителя (у Луки) и связанность судеб Крестителя и Иисуса (у Марка). Традици­онно мы считаем, что рождался только один младенец Иисус. Духовный исследователь Ру­дольф Штайнер, основываясь на христианской эзотерике, по новому указал (в особенности в своих лекциях о Евангелиях) на два совершенно различных описания рождения Иисуса в Еванге­лиях. Его исследования показали в дальнейшем, что речь идёт о двух разных мальчиках Иисусах: о рождении одной очень чистой души, которая ещё является частью райской души Адама, со­храненной ангелами при изгнании из рая (Лука), и о рождении очень старой и мудрой души, кото­рая с полным земным сознанием развивалась, начиная со своей инкарнации Заратустры вплоть до рождения Иисуса (Матфей). Оба эти поляр­ные душевные компоненты, как разные мальчики Иисусы, соединяются в новом душевном рожде­нии во время половой зрелости, когда один мальчик умирает, а другой в этот момент стано­вится настолько мудрым, что ему внимают хра­мовые мудрецы (Лука).

Р. Штайнером было исследовано и крещение на Иордане, когда через спускающегося голубя Бог указывает на своего Сына. Иисус жертвует своим земным человеческим Я и благодаря это­му в освободившееся пространство своей души может принять Божественное Я Христа (рожде­ние Я). Исследование Р. Штайнера события на Голгофе выявляет последний, окончательный процесс рождения: рождение Бога-Христа на Земле происходит в телесном умирании Иисуса на кресте Голгофы (Матвей, Марк, Лука, Иоанн).

Эти исследования Рудольфа Штайнера побу­дили меня, исходя из моего реинкарнационно-терапевтического опыта ещё раз рассмотреть Евангелия, читая рождения, как знаки судьбы. Предпосылкой к этому послужило и некое пони­мание, проистекающее из терапевтической рабо­ты: душа творит свою судьбу, начиная уже с оп­лодотворения. Приведу один пример. Одна душа жила в качестве мужчины, в котором в силу об­стоятельств развился жестокий характер: будучи разбойником, он изнасиловал и убил многих женщин. Когда позже была изнасилована молодая женщина, эта душа в своей следующей жиз­ни связала себя с возникшим зародышем именно для того, чтобы помочь этой женщине в её судь­бе. Однако собственная судьба предоставила этой душе испытать ещё большую тяжесть: жен­щина не захотела содержать ребёнка. Ребенок попал в монастырь (речь идёт о средневековой инкарнации), где обратил на себя внимание ре­гента, который заставил красивого мальчика при­служивать за столом, а также насиловал.

Другой пример. Двое очень молодых солдат-земляков и товарищей - находились в разведке. Они шли пешком, по молодости пренебрегая опасностью; заболтавшись, вышли из леса на опушку между двумя враждующими сторонами и были убиты. Умирая, они поняли свою ответственность и вину, и прежде всего тот из них, кото­рый прожил дольше. И первое, что эта душа вос­принимает в новой жизни, - своего бывшего товарища, а сейчас маленького братика, который смотрит на нее через край колыбельки. О воюю­щих армиях судьба тоже заботится в соответст­вующей метаморфозе. Из приведенных приме­ров можно увидеть, что существуют определен­ные духо-души с желанием сделать нечто доб­рое, с желанием, которое они часто правильно чувствуют только в мгновение смерти. Собственно, каждый из нас во время своей жизни ответст­венен за многое, что не является добром. Это редко замечают сразу, чаще позже, когда соста­рятся, иногда только умирая, или уже потом.

Великое окружение рождественских новорожденных

Не случайно, что когда Адам и Ева съели плод с древа «познания добра и зла», они заплатили за это своей смертностью, тяжелой работой («в поте лица своего должен ты свой хлеб есть...») и му­ками рождения. Всё «добро и зло», карма принад­лежат к смерти и рождению, к реинкарнации. А раньше? Тогда существовал Рай, действительно Святой Мир, где Бог, человек и «материя» были ещё едины, где материя ещё была тоньше возду­ха, так тонка, как тепло, как свет, как звук, как сама «душа». Только с момента изгнания из нематериального сада Божьего человек становится отде­лен. Постепенно он вырастает и из своего рода и своей семьи. Он делается свободным настолько, насколько это ему удаётся - и всегда ему помога­ет в этом его судьба, придерживая его там, где он зарвался и подталкивая там, где он застрял. Каж­дый идёт своим единственным путём, путём, ко­торый может проходить через другие планеты, через природные царства и в повторяющихся земных жизнях в человеческих телах.

Каждое развитие имеет свои законы. Человече­ская душа всё глубже связывает себя в теле с землёй и материей (корень «матер» в этом слове не случаен). При этом душа всё более забывает Богов, которые её сотворили и которые её всё время сопровождают, чьи тела, однако, составля­ет духовная или душевная «субстанция», то есть не воспринимаемая чувственно. В своей книге «Великие посвященные» Эдуард Шюре показывает пик этого развития у римлян: в легенде значи­мо, что так же, как пара близнецов Ромул и Рем, их склоняющаяся к Богам мать получает материн­ское молоко от волчицы. Шюре описывает, как позже римляне уничтожили все старые связи с Бо­гами. В покорённых ими странах народы были лишены культов. Шюре пишет: «И теперь в крова­вых утренних сумерках перед глазами народов возникает последний сын волчицы, который объе­диняет в себе римский дух, Цезарь!... Цезарь жа­ждет не только быть властителем народов. К цар­скому венцу он прибавляет тиару и посвящается в первосвященники... Его образ прославляется в храме Quiriniens множеством служителей, нося­щих имя священнослужителей Юлия. Доведённый до крайности иронией и возвышенной логикой, при полном сенате отрицает бессмертность души этот цезарь, который дал себя возвеличить как бо­га. Нужно ли говорить, что с этого момента нет ни­какого другого бога, кроме Цезаря!?». Когда же он умер, правил его племянник, приёмный сын Октавиан, назвавший себя Августом (великий, благо­родный). Таким образом, карма человечества со всех сторон освещает рождения, которые описаны в Евангелиях.

Первое рождение - в храме

Это начиналось здесь - в храме, в священном окружении, в Иерусалиме. Сообщения об этом храме и событиях, связанных с ним, дают воз­можность предположить, что к Повороту времён здесь работало до 20 000 людей: священников, левитов, певчих, сторожей, казначеев, управите­лей и служителей порядка. Жизнь священников была точно расписана. Существовало 24 группы священников, происходивших из определенных семей, и, кроме того, первосвященник. Вход в Святая святых для жертвенной службы был, ве­роятно, чем-то особенным. Священник Захария был уже очень стар, когда он должен был при­нести жертву всесожжения в святилище храма. Тогда произошло нечто «невероятное»: Ангел сказал ему, что сын, которого получит, будучи уже в преклонных годах, его супруга, исполнен Святого Духа и духом Илии принесён будет. Ан­гел сказал, что в ознаменование происходящего Захария не сможет больше говорить, пока ребё­нок, которого нужно назвать Иоанном, не будет рождён. Дальше звучало, что мать ребёнка, Ели­завета, дочь Аарона, происходит из священниче­ского рода, и что её дитя должно быть назаряни­ном. В этом факте так много заложено, что дей­ствительно можно онеметь.

Авраам получил однажды от Мелхиседека (ко­торый, по словам Рудольфа Штайнера, был ве­ликим персидским посвященным Заратустрой), жертву хлеба и вина после того, как отправился из Ура в Вавилон. Позже, живя в шатрах в пусты­не, его народ начал своё прежнее богослужение. Тогда Бог обратился к Моисею и написал свои слова на камне. Эти камни, содержащие слова Бога, сохранялись в Святая святых: неслыханное сокровение. Этот народ был воспитан к великому осознанию. Так вот, к Повороту времён приближалась одна душа (Ангел говорит о ней, как о ду­хе Илии), нуждавшаяся в человеческом теле, ко­торое должно быть рождено после того, как пройдёт время страстей, надежд и желаний ро­дителей. В теле, которому характерно замкнутое существование. Святая святых всегда посещает­ся священником в одиночку, рот Захарии замк­нут, а Елизавета скрывается первые пять меся­цев своей беременности.

Второе рождение - хоры Ангелов и пастухи

Затем происходит следующее чудо: кармиче­ская взаимосвязь этой духо-души с духо-душой ребёнка юной племянницы Елизаветы. Легенда рассказывает, что родители Марии Иоахим и Ан­на трёхлетней девочкой отдали её в храм, где она жила с Ангелами. В Евангелии от Луки она упоминается как молодая служанка. Она тоже встречает Ангела. Ангелы - это Вестники Неба, духовного мира, невидимые для внешних глаз. Эта служанка всё воспринимает ещё в полной невинности, в детской чистоте. Ангел благослов­ляет её и предвещает ей ребёнка, который будет назван Сыном Божьим. Когда она смущённо от­вечает, что она ещё дева, Ангел открывает ей, что сила Господня осенит её и что её родствен­ница Елизавета тоже носит младенца.

Мария получила своего ребёнка от Бога. По­хожее благословенное оплодотворение описы­валось в Библии у Ханны, матери Самуила. Это Бог даёт в нужный момент родителям познать друг друга, Он стоит в основе того, о чём свиде­тельствует детское тело. Прекрасное полотно Рафаэля показывает это «обручение»: Иосиф избран (несмотря на то, что он стар и беден), и поэтому его посох выпускает новые свежие ли­стья и цветы миндаля. Расцветший посох (когда у всех других мужчин имеется только засохший сучок) ведёт нас к рассмотрению кармы этого ре­бёнка ещё дальше назад - до Рая, до древа жизни. Легенда о дереве Креста повествует, как Си-фу, которого Адам и Ева произвели вместо уби­того Авеля, однажды удалось найти путь обратно в Рай. Он обнаружил, что древо познания и дре­во жизни сплелось ветвями, и, прежде чем ему пришлось покинуть Рай, он смог взять с собой три семени древа жизни. Когда же Адам умер, Сиф положил эти семена ему в рот. Оттуда вы­росло чудесное дерево, из которого были изго­товлены посох Моисея, балки храма Соломона и, наконец, Крест. Мёртвая древесина, которая на­чинает цвести и даёт новую жизнь, была описана Моисеем (четвёртая из пяти Книг Чисел Моисея) как жезл Аарона и знак избранности левитов для служения в Храме. Таким образом, уже до зача­тия физического тела этого ребёнка через кармические обстоятельства, которые подводят к его рождению, проявлена связанность с чистотой и невинностью, с Раем и с вытекающей отсюда бессмертностью, с тем временем, когда души во­площались не глубже, чем в жизненное тело. Че­ловек, который обладает посохом из древа жиз­ни, является тем, кто знает жизнь, которая продолжается и после (физической) смерти: он име­ет доступ в духовные миры. Рождественское де­рево с его глубокой зеленью и благородным за­пахом олицетворяет для нас это жизненное тело.

Радостное движение

Когда Елизавету посетила Мария, взыграл в первый раз младенец в её чреве. Это произошло сравнительно поздно, потому что обычно первые движения ребёнка бывают уже на четвёртом ме­сяце беременности. Произошедшее указывает на связь духо-души с возникающим физическим те­лом.

В терапии часто случается, что приходящие души переживают себя свободно играющими во­круг телесного плода и матери, иногда кратко по­гружаясь в новое тело. На этом уровне сознания, когда выявляются предрождественские воспоми­нания, можно обнаружить, что определенный момент часто становится поводом для прибли­жения души к переживанию пробуждения. Таким моментом может оказаться нечто банальное, на­пример, удар матери животом в край стола. В случае Марии и Елизаветы поводом была встре­ча, большая радость будущей матери. Три меся­ца Мария остаётся у неё. Перед разрешением Елизаветы Мария идёт домой в Назарет. Ребё­нок Елизаветы рождается, и когда через восемь дней он будет обрезан, язык Захарии развяжет­ся. Когда Ангел возвещает рождение его сына, Захария бодрствует и спрашивает «доказательства». Он полностью владеет земным рассудком и своими чувствами, выявляя всю силу челове­ческого самосознания. Его сверхчувственное пе­реживание полностью сознательно.

В древних религиях сотворение человека было целиком божественным деянием. Потому, на­пример, в старой индийской богослужебной тра­диции лингам и иони (мужской и женский поло­вые органы) были священными символами. За­чатие было божественным чудом. Лоно женщи­ны, где появлялся новый человек, сотворённый богами, было скрытым святилищем. В качестве метаморфозы такого священного творческого пространства переживалось и жертвенное поме­щение храма. Там встречались оплодотворяю­щие боги и люди, там работали над будущим че­ловеком. Другая метаморфоза этого сотворения человека имеется на другом уровне самого чело­веческого тела: оплодотворение мыслями (кото­рые не имеют никакого материального тела) про­исходит в гортани (метаморфоза роженицы). Слова творятся и изо рта родятся.

Именно священник Захария, так крепко дер­жащийся за мышление, должен быть удержан на всё время беременности своей жены, вплоть до обрезания и наречения имени сыну. Этот сын по­сле пребывания в одиночестве в пустыне станет проповедником. Ирод и тёмные силы вокруг уз­нают в нём силу людей будущего. Иоанн будет обезглавлен, и именно на его горло, это священ­ное пространство, будет направлена их уничто­жающая воля.

Вслед за долгим молчанием Захария возлико­вал, как позже будет ликовать душа Иоанна-Илии. Ребёнок будет назван Иоанном, как зара­нее сказал Ангел, и останется «укрытым» - в пустыне - вплоть до тех пор, пока не станет провозвестником. Теперь он готовит пути Тому, Кто его заставил так радостно двигаться, находясь рядом с ним в последние три месяца его внутри­утробной жизни.

В пути

Нерождённое дитя Марии приносит сквозь свою карму не только качества чистоты, невин­ности и жизненной силы, но и радостно привет­ствует душу Илии. Затем происходит следующее. Беременная Мария, будучи уже на сносях, долж­на ещё раз отправиться в путь, но при этом она не может найти места, чтобы переночевать, ибо всё «занято». Именно эта душа не имеет к рож­дению никакого крова. Иосиф и Мария пережи­вают своего рода повторение того, что было с Адамом и Евой, когда их изгнали из Рая и они должны были искать себе жильё на Земле. Нако­нец, они укрылись в хлеву на соломе между жи­вотными. Основанием для их путешествия было то, что вышеназванный цезарь хотел переписать всех своих подданных согласно происхождению их рода. Ребёнок, который несёт эту карму, будет позже много скитаться, не будет иметь постоян­ного места жительства и, наконец, он будет креп­ко «прибит гвоздями» римскими солдатами. Но до этого ещё далеко. Пока ещё он приходит в мир на соломе, на отливающих золотом стеблях злаков. Вокруг него животные, а кроме них только родители и ночь. Но на поле были пастухи, они слышат пение Ангелов, которые возвещают им рождение Бога. Небесная весть касается этих простых сердец, и они тотчас отправляются к младенцу. Позже, при обрезании в храме, этот ребёнок будет ещё раз узнан старым Симеоном и Анной. Иосиф и Мария с младенцем идут сна­чала домой, в Назарет.

Кармические события вокруг этого рождения впечатляющи, если принять во внимание то, что говорит Рудольф Штайнер об этом ребёнке в своём цикле лекций о Евангелии от Луки. Как Я и как душа этого ребёнка здесь инкарнируется не­что, что происходит ещё из Рая. Когда Адам ел от древа познания, у него была отнята возмож­ность взять и от древа жизни. Это означает, что часть его эфирного тела была у него отнята. Он был изгнан Ангелами. Эта чистая, никогда не по­гружавшаяся в материю душа могла теперь сни­зойти в телесный плод. Итак, здесь, у этой чис­той девочки и этого избранного мужчины, она на­ходит внешнюю оболочку, в которой в первый раз может ощутить землю.

В шестом столетии до Рождества Христова одна душа в последний раз нашла земную обо­лочку, а именно та, которая в Индии была Буд­дой. По словам Рудольфа Штайнера, эта душа, сама не инкарнируясь, связала себя с обстоя­тельствами рождения Иисуса в своём излучении любви и сострадания. Это нашло своё выражение в ликующих ангельских хорах перед пасту­хами на поле, которые в своей непритязательно­сти и простоте как раз «созрели» для того, чтобы найти младенца Иисуса. Эта душа пошла даль­ше там, где Адам своё развитие прервал: на со­ломе между животными. Яков Бёме говорит о «Софии», как той части Адама, которую он поте­рял с момента падения в материю, его высшей, женской части - первоначально он был двупо­лым существом. Христос же, как второй Адам, привнёс мужскую часть снова в священную мат­рицу.

Рождение души - двое детей

Процесс прихода на Землю у каждого ребёнка происходит постепенно. Действительно «зре­лым» ребёнок становится только в период поло­вого созревания. По сути, «разделение полов» наступает в тот момент, когда начинается поло­вое созревание, когда гормоны наделяют тело земным запахом, когда кости окончательно те­ряют свою мягкость и прекращают развитие. Эта душа, которая никогда ещё не переживала по­добного, предполагала, что с этим процессом связан тяжелый, опасный для жизни кризис. Но произошло нечто другое. Евангелист Лука рас­сказывает об этом так (Лука 2, 41 - 47): «Каждый год родители Его ходили в Иерусалим на празд­ник Пасхи. И когда Он был двенадцати лет, при­шли они также по обычаю в Иерусалим на празд­ник. Когда же, по окончании дней праздника, возвращались, остался отрок Иисус в Иерусалиме; и не заметили этого Иосиф и Матерь Его. Но ду­мали, что Он идёт с другими; прошедши же дневной путь, стали искать Его между родствен­никами и знакомыми; и, не нашедши Его, возвра­тились в Иерусалим, ища Его. Через три дня на­шли Его в храме, сидящего посреди учителей, слушающего их и спрашивающего их; все слушавшие Его дивились разуму и ответам Его».

Что здесь произошло, можно понять только с помощью фактов, которые кратко можно сфор­мулировать так; один из двух мальчиков Иисусов перед этим умер. Очень мудрая, часто инкарни-ровавшаяся душа, которая была в этом мальчи­ке, погружается в райскую душу другого и несёт её, с удивлением погружаясь в самую глубину человеческого бытия. Вероятно, Рудольф Штай-нер был первым, кто основательно исследовал эти процессы и возвестил о них. В своих лекциях о Евангелии от Луки он говорит: «В это время, ко­гда Он так вырос (12 лет), вступает в Его тело Я того, который ранее жил как водитель персид­ской культуры. Итак, с двенадцатого года в теле адамового Иисуса живёт Я Заратустры». (Базель, 21 сентября 1909)

Из практики

На практике мы часто встречаем человеческие души, которые тяжело страдают от определенно­го рода тоски по родине - вплоть до телесного ощущения утраты душевной части при покидании «рая». Сегодня, в XXI столетии после Рождества Христова, они могут возвратиться к своей когда-то потерянной половине души... Наряду с этим мы знаем и другую сторону: «приставание» не­рождённых и умерших. Это описано в специаль­ной литературе, причём различия встречаются в зависимости от степени связи: существует как непрочная «совместная жизнь», так и тяжёлая «одержимость» (см. одноимённую книгу Корола Кутомо). Особо различается душевная энергия, мотив, который толкает невоплощённую душу связать себя в теле с живущей душой. Мотивы различны: от «желания помочь» и «я же нужда­юсь в теле» до жажды разрушения. Но в душев­ной области это имеет совсем другие «границы», чем в физическом. Так же как мы все однажды были «растворены» в пра-Адаме, в духовно-душевном мире мы можем быть сплавленными воедино с нашим душевным окружением. Суще­ственно то, происходит ли это сознательно, то есть в свободе, или бессознательно. В своей практике я чаще переживаю, как люди годами страдают от загадочной усталости, а сами дума­ют: «Мне кажется, что моё тело мне уже больше не принадлежит...»

Третье рождение ребёнка. Могущественные властители Земли

Оба вида переживания страдания (тоска по связи с Раем и болезненная связь с другим «поте­рянным») находят в объединении душ Иисусов прообраз душевного здоровья. Ибо соединение этих душ Иисусов обнаруживает исцеление и чу­десную доброту. Однако чем это было для ребён­ка, который умер? Рудольф Штайнер пишет, что он был глубоко дружен с Иисусом, что он тоже жил в Назарете и тоже носил распространённое имя Иисус - оба мальчика носили это имя. На ос­новании опыта, тёплая дружба является хорошей почвой для такой интимной душевной связи. Как выглядело, рассматривая кармически, рождение того мальчика, который должен был иметь очень опытную и мудрую душу, ибо она уже столетия, нет, тысячелетия целенаправленно сознательно шла к Рождеству Христову? Иначе, чем небесное рождение «второго Адама»? Действительно, в Евангелиях описаны два рождения. Также и в хри­стианстве: празднуется западное Рождество Хри­стово, которое приходится на 25 декабря, где цен­тром является «пастушье дитя», и восточноевро­пейский праздник, который падает на 6 января и относится к младенцу, к которому являются цари, волхвы из восточных стран. Матфей рассказыва­ет, что существует подлинное происхождение Ио­сифа от Авраама, что жена Иосифа Мария бере­менеет от Духа Святого, и он думает, не должен ли он её оставить.

Из практики известно, что иногда нерождённые души прилипают к своей матери уже задолго до того, как образуется телесный зародыш. Иосиф, вероятно, был ясновидчески одарённым челове­ком, который видел душу, видел, как широко и вы­соко она продвигается. Он не был уверен в том, что достоин быть отцом такой индивидуальности. Евангелия рассказывают, каким образом факти­чески происходят контакты вестников высшего мира, Ангелов, с Иосифом, отцом ребёнка. Иоси­фу показывают, что его отцовство полностью дос­тойно. Судьба распоряжается так: женитьба роди­телей, которые живут в доме (не в хлеву), которые путешествуют после рождения (в Египет). Ребёнок получает мудрую отцовскую защиту и уход, семья решает после смерти Ирода (официально через 4 года после Рождества Христова) вернуться из Египта в Назарет. У Матфея не описано то время, когда происходит перепись населения по приказу императора, но он рассказывает об ужасном Иро­де, который после разговора с тремя мудрецами с Востока собрал «всех священников и книжников». Здесь мы встречаемся с необычайной противопо­ложностью фактов: три мудреца видят звезду и идут к месту, где должен родиться «царь Иудеи», чтобы поклониться Ему и принести дары. Ирод понял, что речь идёт о Христе, и послал мудрецов вперёд для получения сведений. Ирод уже до это­го убил как собственную жену, так и своих детей, рассылал по всей стране шпионов и запугивал на­род ежедневными казнями. Свет ясновидящего Иосифа, ясновидение мудрецов и посвященных, которые прибыли издалека - и рядом ужасная тень черной магии Ирода. Свет, который освеща­ет Иоанна в тишине отцовского храма, - и страш­ные аресты и обезглавливание людей. Свечи на нашем рождественском дереве напоминают нам о звёздном Ребёнке, о свете в великой тьме.

Дальнейшая история известна: мудрецы нахо­дят дитя, но не сообщают об этом Ироду; Иосиф, Мария и ребёнок бегут в Египет. Ирод приказыва­ет убить в Вифлееме всех детей до двухлетнего возраста. Здесь кармические обстоятельства вы­являет не Ангел и не рай, но дьявольски инспири­рованная власть зла и глубокое страдание умер­щвленных детей и их родителей. В этот мир рож­дена та душа, которая, как индивидуальную карму, получает признание с Востока и бегство в Египет - опытная, зрелая душа с богатым прошлым. Мо­тивы прошлого, как при любом рождении, здесь тоже обновляются, в точности, как события детст­ва. Итак, здесь, в Египте, прошлое обновляется и подтверждается.

Иисус и Иоанн. Рождение высшего Я и Бога

Таким образом, были рождены два мальчика Иисуса, которые только в 12 лет стали одним Ии­сусом, как сплетенные друг с другом древа жизни и познания. Душа, которая выступает во время половой зрелости, которая всю первоначальную чистоту может связать с высочайшей мудростью и опытом, есть лишь подготовка настоящего рожде­ния Христа, рождения самого Солнечного Божест­ва в человеке. Зачатие этого Божьего Сына внут­ри просветленной души Адама-Софии имеет ме­сто во время второй встречи обоих рождённых Иисусов и Иоанна. В Библии сказано при креще­нии Иисуса: «И по его молитве открылось Небо и Святой Дух в образе голубя снизошёл на него, и голос с Неба сказал: «Ты есть мой сын, Я тебя се­годня породил». (Лука, 3) Это, однако, означает не что иное, как следующее: во время крещения в Иордане происходит зачатие, при котором чистая и зрелая душа соединяется с Божьим Духом. Три последовавших года скитаний Иисуса Христа можно рассматривать как некую «беременность», которая возвышается к рождению в скорби Гефсиманского сада.

Как карма рождения брала своё начало с бла­говещения Захарии в Святая святых Храма, так, отражаясь, там же происходит окончательное земное рождение Христа: Тогда простёрлась тьма по всей земле до девятого часа, и Солнце затми­лось. И завеса в Храме разорвалась посередине. И Иисус вскричал сильным голосом: «Отче, в руки Твои отдаю я свой дух». С этими словами выдох­нул Он свою сущность. Здесь исполнилось земное рождение Солнечного Бога. Матфей описывает, каковы непосредственные последствия этого для человеческой души: «Иисус вскричал ещё раз громким голосом и отдал дух свой. И вот, завеса в храме разорвалась надвое, и земля задрожала, и скалы раскололись, и могилы открылись, и многие тела усопших святых воскресли (эфирные тела - М.К.). И, вышедши из гробов по воскресении Его, вошли в священный город и являлись многим». (Матфей 27, 50 - 53)

В первом Гётеануме были цветные витражи в их первоначальном образе. Во втором Гётеануме они всё ещё есть, только вытянуты в длину, их можно видеть во всей их красе и величии. К Рож­деству есть особая возможность рассмотреть вместе два южных витража: фиолетовый и розо­вый. Фиолетовый, «рождественский витраж», по­казывает карму рождения: наверху видна «голова Януса» приходящей души. Одним лицом она уже обращена к земле, к приходящей жизни. Дру­гим она ещё смотрит в духовный мир, где всё Добро и Зло было узнано, осуждено и излечено, когда она могла соединиться с высшим Я. Со своей судьбой и своим путём к будущим родите­лям и рождению она оказывается в раститель­ном эфирном мире. В розовом витраже рядом видна медитирующая человеческая душа, вы­росшая в земном мире. Когда она оставляет фи­зический мир (в символе черепа) буквально по­зади себя, она может возвыситься до пережива­ния, что один поворот головы Януса и... лицо к лицу. Как пробуждённое Я человека, смотрит она на Я будущего земного человека - ибо это Я бы­ло рождено на Земле. Фиолетовый витраж на се­вере показывает земного человека при смерти, розовый - Христа, каким он будет рождён на Земле. В этом становлении рождения исцеляет Он и не могущего придти на землю Люцифера, и слишком сильно связанного с землёй Аримана. Фиолетовый и розовый витражи показывают нам, как Жизнь и Свет рождаются из смерти и тьмы.

Марианна Каролюс
Info 3 №1/2002
Пер. с нем. А.Л.


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Гюнтер Коллерт. Ибо младенец родился нам...
  • Кристина Грувец. Встреча со злом в себе самом
  • Георг Кюлевинд. Моё тело и я
  • Гундхильд Качер. Изречение розенкрейцеров у Рудольфа Штайнера
  • Андреас Шнебеле. Гоголь - мистик и пророк
  • Наталья Бонецкая. Символ русского духа
  • Энциклопедический словарь: Рудольф Штайнер
  • Янош Дарваш. Кто такие кавказцы
  • Оксана Каплина. Образ и два пути познания через творчество
  • Юрген Фатер. Музыка, достигшая начала отсчета
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4388
    Результат опроса