Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > Журнал «Антропософия в современном мире» > 2003

Рудольф Штайнер. Звёздное небо надо мною - нравственный закон во мне


Запись лекции Рудольфа Штайнера в Санкт-Галлене 19 декабря 1912 г. ПСС т. 130

Духовная наука учит нас, что процессы, про­исходящие между смертью и новым рождением, зависят от условий Космоса. Там душа находит­ся под воздействием одной очень важной проти­воположности: мы можем меняться во время физической жизни, но не между смертью и новым рождением. Например, мы находились в опреде­ленном отношении к какому-либо человеку в жизни между рождением и смертью, совместно пережили что-либо с каким-либо другом; теперь, после смерти, мы узнаем в нем что-то такое, чего здесь, на земле, мы не переживали. Как будем строить мы после смерти наши отношения друг с другом? Каким образом будем мы развивать на­ши чувства, наши симпатии и антипатии в отно­шении него? Если сами мы уже прошли через врата смерти, а за нами следует кто-либо, с кем мы в физической жизни находились в опреде­ленном отношении, то оно будет оставаться не­изменным долгое время и после смерти, ибо к существующему прежнему отношению мы уже не можем прибавить ничего нового после смерти. Вступив в духовный мир, мы подлежим собст­венной карме. Время для преобразования этой кармы наступит только в новой жизни; она может быть уравновешена только в какой-нибудь новой инкарнации. Человек, умерший физически, в ду­ховном бытии не может воздействовать на друго­го, умершего физически, в смысле изменения их отношений. Но живой имеет возможность оказы­вать воздействие на умершего.

Для примера возьмем случай: два человека, любящие друг друга, по-разному относятся к ду­ховной науке - один любит ее, другой ненавидит. Между двумя душами налицо дух оппозиции. Если человек может говорить о свободе своей воли, то это потому, что Я-сознание идет в человеческой душе гораздо более глубокими путями, нежели астральное сознание, так что в глубине души час­то тоскуют по тому, что ненавидят. Как прийти на помощь умершему? Для этого мы должны быть связаны с ним духовными узами. Например, ему можно помочь тихим чтением, прослеживая в сердечном единении с ним [определенный] ход мыслей, направляя к нему представления, имаги-нации в высшие миры. Такие дружеские услуги всегда оказывают хорошее действие. Хорошо чте­ние [умершему] и тогда, когда человек был в земной жизни слишком равнодушным, слишком склонным к удобствам. Мы действительно можем облегчить его муки, даже не имея доказательств того, что он тосковал об этих вещах при жизни. Мы можем часто переживать, как несмотря на громадную пропасть, существующую между жиз­нью между рождением и смертью и жизнью между смертью и новым рождением, с физического пла­на в духовные миры направляется много даров благодати. Многие живые будут чувствовать, что они находятся во внутренней связи с умершими, и одновременно нести в себе сознание, что и они могут оказывать им помощь.

Первые души, с которыми мы вступаем в от­ношение после смерти,— это те, с кем мы уже на земле установили близкие отношения, но не те, кого мы здесь не знали. Земная жизнь находит непосредственное продолжение после смерти. Душа находится внутри вещей, которые она вос­принимает, наполняет их.

В период Камалоки эфирная форма человека все более увеличивается, так что ее самая внеш­няя граница описывается орбитой Луны. Все люди заполняют одно и то же пространство, охватываемое орбитой Луны; они не мешают друг другу в период Камалоки. По истечении это­го времени мы становимся обитателями Мерку­рия, как до того были обитателями Луны, затем -обитателями Венеры, затем - обитателями Солнца. Там имеют дело с повышенной духовно­стью, астральность лунной сферы уже преодо­лена. Жизнь на каждой из планет зависит от ду­шевного настроения, усвоенного во время лунно­го периода. Те, кто были охвачены нравственным сочувствованием (Mitfuhlen), живут иначе, чем эгоисты, и открываются навстречу человечеству. Завязывать отношения мы можем в особенности с теми, с кем мы были вместе уже в земной жиз­ни. Род этих отношений будет зависеть от того, какие утешения и какие муки мы создавали друг для друга. Человек низкой морали становится духовным отшельником, моральный же, напро­тив, становится общительным обитателем Мер­курия в меркуриальный период.

В последующее время, в состоянии Венеры мы настолько простираемся вширь, что заполня­ем пространство вплоть до самой внешней гра­ницы сферы Венеры. Кто не был религиозен, кто не принимал в себя вечного божественного, кто не мог иметь духовно-душевного отношения к другим человеческим душам в меркуриальный период, тот станет отшельником и в период Ве­неры, тогда как и там мы являемся общительны­ми существами, если были вместе с существами одного образа мыслей, развивали в отношениях между собой религиозное тепло в меркуриаль­ный период. Отшельниками становятся в период Венеры атеисты, монистам придется жить в тем­нице их собственных душ, когда один никак не может приблизиться к другому. Быть отшельни­ком - значит иметь тусклое сознание, не охваты­вающее другого; быть общительным существом - значит иметь светлое сознание, которое прони­кает в другого. Правда, человек постоянно вос­ходит вверх, в звездные миры, однако чем в бо­лее смутном состоянии проживает он один реги­он, тем быстрее проносится он сквозь времена и оттого быстрее приходит к реинкарнации. Так бывает, например, с теми, кто были преступни­ками или идиотами в прошлой жизни. Наоборот, чем яснее было сознание в звездном мире, тем медленнее возвращается душа к инкарнации. Во вне, в Космосе необходимо стать уже вполне сознательным, чтобы суметь сформировать свой будущий мозг.

Следующее - это состояние обитателя Солн­ца. Оно наступает около ста лет спустя после смерти человека. В солнечный период можно по­лучить возможность приобрести отношение ко всем людям. Если человек был открыт Импульсу Христа, то душа его будет открыта всем. С Им­пульсом Христа, величайшей духовной силой, мы можем соединиться с тех пор, как совершилась Мистерия Голгофы. Но тот, кто не воспринял Им­пульс Христа, остается отшельником и в солнеч­ный период.

И еще на кое-что иное должны мы обратить внимание. Когда перед ясновидящим появляется какой-либо человек в своей ауре в лунный пери­од, то он видит, как в огромном эфирном теле обрисовывается ядро, окруженное облачной ау­рой. Оно темное одинаково по всем направлени­ям и таковым остается еще в меркуриальный пе­риод. В период Венеры появляется освещение с одной стороны облака, и если тогда мы ясновид-чески наблюдаем человека, то мы увидим, что если он был моральным, религиозным челове­ком, то отныне он может достигнуть отношений с существами высших Иерархий. Если он был доб­рым человеком, то он приходит в духовное со­прикосновение с более высокими существами в период Венеры; если он не был добрым, он не может узнать их, и этим обрекается на муку, на страдания отшельничества.

До Мистерии Голгофы, в первой культурной эпохе послеатлантического периода Солнце бы­ло таково, что можно было как бы узреть трон Христа на солнечном теле. В эпоху Заратустры Христос был уже на пути к Земле, и на Солнце человек найти Его не мог. Со времени Мистерии Голгофы Христос соединен с Землей. Если на земле люди не сумели усвоить Христов Импульс, то и найти Христа между смертью и новым рож­дением они не смогут. Если же человек стал оби­тателем Солнца и ввел в себя Импульс Христа, то он оказывается перед множеством фактов, ко­торые мы называем Хроникой Акаши. Если на земле человек не нашел Христа, то и на Солнце читать Хронику Акаши невозможно. Это Писание мы можем учиться читать, если мы на земле с теплым сердцем приняли Мистерию Голгофы: то­гда на Солнце мы учимся читать о том, что делал Христос на Солнце миллионы лет. Мы, по нашим нынешним условиям, достаточно сильны, чтобы суметь стать обитателями Солнца.

Позже мы достигаем Марса, затем Юпитера и Сатурна, затем — мира неподвижных звезд. При возвращении сюда наше эфирное тело становит­ся все меньше и меньше, пока мы не станем та­кими маленькими, что можем воплотиться опять в новый человеческий зачаток.

Вплоть до периода Солнца мы находимся под водительством Христа. С этого же момента мы нуждаемся в вожатом, который может повести нас от Солнца дальше в Космос. Теперь рядом с нами появляется Люцифер. Когда мы на физиче­ском плане попадаем под его власть, то это пло­хо; однако, если мы на земле имели правильное отношение к Импульсу Христа, то мы будем достаточно сильны на Солнце, чтобы без опасения следовать за Люцифером. Отныне он заботится о внутреннем продвижении души, как по сю сто­рону Солнца Христос заботился о нашем восхо­ждении к нему. Если мы на земле усвоили Хри­стов Импульс, то Христос явится хранителем души на ее пути к Солнцу. За пределами солнечного круга водителем в космической Вселенной является Люцифер; в пределах его он искуси­тель.

Если прежде солнечного периода мы были вооружены Импульсом Христа, то Христос и Люцифер как братья руководят нами. Но все-таки как по-разному надлежит понимать одни и те же слова Христа и Люцифера! Каким чудес­ным напутствием звучат слова Христа: «Искра Божия живет в вас, вы — боги»!* И великое ис­кушение Люцифера: «Станете как боги»!** Два одинаковых речения, но какая ужасная противо­положность в них! И все зависит от того, где на­ходится человек - на стороне ли Христа, или на стороне Люцифера.

На земле ныне начинается время, когда люди должны отдавать себе отчет в том, кто — Хри­стос или Люцифер — нашептывает нам после смерти свои слова. Мы должны учиться надле­жащему пониманию в жизни между рождением и смертью, чтобы нам не пришлось в сонном со­стоянии странствовать по мировому пространст­ву, начиная со времени Солнца.

Духовная наука должна значить что-то для нас даже в мелочах жизни. Все больше и больше бу­дет обнаруживаться, что из жизненных сил может быть приобретено между смертью и новым рож­дением. Люди будут рождаться с иссушенными телами, так как своим отрицанием духовной науки они не были подготовлены к тому, чтобы из­влекать силы из Космоса. Люди должны уже ради земного развития приобретать понимание духов­ной науки. Знать, что ты был в духовном мире прежде этой жизни, - это принесет людям сча­стье, если они раскроют свою душу духовной науке.

«Звездное небо надо мною, нравственный за­кон во мне» — от этого мир делается огромным. Человек говорит себе: «В звездном мире воспри­нимаю я то, что является моей внутренней жиз­нью; в моей душе ныне вспыхивает пережитое в мировом пространстве. Дурные влечения в душе ты несешь, потому что ты не пытался принять силы звезд и силы Христа во время звездной жизни». Надо учиться приходить в родство с Макрокосмом. Человек может сегодня только предощущать и чувствовать, что происходит ме­жду смертью и новым рождением. Он чувствует: «Ты живешь твоей душой в земном бытии и та­ишь силы звездного неба в твоем духе». Если это положение пережить как следует в представ­лении, то оно станет необычайно значительной силой.

Перевод Г.А. Кавтарадзе

* Иоанн, 10, 34
** Быт.,3, 5.


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Гюнтер Коллерт. Ибо младенец родился нам...
  • Кристина Грувец. Встреча со злом в себе самом
  • Георг Кюлевинд. Моё тело и я
  • Гундхильд Качер. Изречение розенкрейцеров у Рудольфа Штайнера
  • Андреас Шнебеле. Гоголь - мистик и пророк
  • Наталья Бонецкая. Символ русского духа
  • Энциклопедический словарь: Рудольф Штайнер
  • Янош Дарваш. Кто такие кавказцы
  • Оксана Каплина. Образ и два пути познания через творчество
  • Юрген Фатер. Музыка, достигшая начала отсчета
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4388
    Результат опроса