Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > Журнал «Антропософия в современном мире» > 2003

Гюнтер Рёшерт. Универсализм человечества и обособленность культур


Причины возникновения терроризма и возможности его предотвращения

Терроризм является организованным насилием для достижения, прежде всего, политических це­лей или всеобщего устрашения. Международный терроризм становится отличительной особенно­стью нашего времени, и не удивительно, что встаёт вопрос, каковы социальные условия, провоци­рующие возникновение терроризма. Распространенное мнение, что с терроризмом нужно бороться в местах его возникновения посредством улучшения условий жизни людей, недостаточно для пони­мания этого явления в целом. Следующее рассмотрение раскрывает глубинные, внутренние причи­ны терроризма последних двух столетий.

Общечеловеческое просвещение и культурное многообразие

На рубеже XVIII - XIX столетий в Европе проти­востояли два философских направления мышле­ния, которые поначалу казались несовместимыми: универсальная философия Просвещения и понят­ный всем независимо от национальности роман­тизм.

О Просвещении лучше всего сказал Иммануил Кант (1724 - 1804): «Просвещение - это выход человека из достигнутого им по собственной вине несовершеннолетия. Несовершеннолетие - это неспособность пользоваться своим разумом без водительства другого. Несовершеннолетие по собственной вине состоит в том, что причина его коренится не в недостатке разума, но в недостат­ке решимости и мужества пользоваться им без водительства другого. «Sapere aude! Имей муже­ство пользоваться своим собственным разумом!» Эти слова являются девизом Просвещения».

Просвещение - это не только индивидуальная программа, оно стремится к обновлению социаль­ных и политических отношений. Человек является просвещённым независимо от принадлежности к какому-либо народу и религии. Современное дви­жение Просвещения возникло в Европе, но ориентировано на всё человечество. Поэтому движение Просвещения декларирует равенство всех людей, соблюдение прав человека и объединение демократических конституционных государств.

В противоречие с универсализмом Просвеще­ния вступает Иоганн Готтфрид Гердер (1744 -1803), который, как последователь Монтескье, ос­новным предметом всестороннего исторического рассмотрения считает разнообразие народов и культур. Гердер подчеркивает историческую цен­ность Просвещения. Человечество представляет­ся ему суммой народных душ.

Противоречия, обозначенные здесь лишь по­верхностно, можно увидеть и в социальной фило­софии Жан Жака Руссо (1712 - 1778). С одной сто­роны, деятельность Руссо, как мыслителя Просве­щения, протекала на фоне старого режима Фран­ции. Знаменитая фраза из «Общественного дого­вора» (1762): «Человек рождён свободным, но по­всюду он в цепях» - наполнена освободительным пылом Просвещения. С другой стороны, в «Обще­ственном договоре» Руссо развивает идею общей воли, которая достигает высшей точки в требова­нии принуждать к свободе. Это требование, по мнению Руссо, имеет право на существование, так как каждый гражданин в общей воле находит соб­ственную волю в своей правде. Через несколько лет после смерти Руссо назовут предтечей фран­цузской революции. Принуждение к свободе вы­звало террор второй фазы французской револю­ции. Просветительские принципы свободы и ра­венства были отягощены кровавым господством Робеспьера и следующей за тем попыткой Ноэля Бабёфа организовать во Франции диктатуру ра­венства. Неверное направление и неверная интер­претация универсального идеала приводит к фор­ме государственного терроризма. Террористиче­ское государство считает, что свои идеалы оно мо­жет насаждать насильно.

Прообразом цельного человека является не Руссо, а Гёте, ибо веймарский тайный советник и немецкий национальный поэт при всем уважении к немецкой культуре и традициям должен быть признан гражданином мира, на что особенно ука­зывает его склонность к религии и поэзии Ближне­го Востока. Несмотря на свою дружбу с Гердером, он не разделял его народничества. «Западно-восточный диван», написанный на немецком язы­ке, является замечательным свидетельством об­щечеловеческих взглядов.

Тоталитаризм и постколониализм

Под усиливающимся влиянием национализма, который, конечно, исходит не только из историче­ской философии Гердера, но и из совершенно иных источников, универсальнейшие идеи Про­свещения в XIX и первой половине XX столетия ут­рачивают своё значение, хотя и не совсем забыты. Демократическое конституционное государство, на которое сейчас повсеместно ссылаются, - дитя Просвещения. Защита неотъемлемых прав чело­века в конституциях и обычаях, хотя ещё и недос­таточная, также вытекает из гуманистических идеалов Просвещения. В тоталитарных государст­вах порой преобладают те идеалы Просвещения, которые поддерживают не народные, не универ­сальные, а лишь классовые ценности (фашизм и марксизм-ленинизм). Обе формы тоталитарного владычества пришли к реализации принципов государственного терроризма. Идеологический базис руководства СС, как и руководства НКВД, был на­столько понятийно непрочным, что только за счёт жесточайшего террора мог существовать столь долгое время.

Расовые учения XIX и XX столетий сегодня по­теряли свою остроту, расовые понятия устранены, говорить о расах стало политически некорректно (хотя, конечно, расы существуют). Национализм, как политическая философия, - во всяком случае в западном мире - основательно дискредитировал себя. На место исчезающих понятий: «раса», «на­ция», «народ» - выступила идея «культуры», опи­раясь на которую, стремление к независимости из XVIII и XIX веков шагнуло в современность. Куль­турные сообщества Земли и вместе с ними народы Западной Азии, Африки или Латинской Америки подавляются наступающей властью Запада, осно­ванной на универсализме, который силятся пред­ставить наследником Просвещения. Он получает экономическое и политическое господство, игнори­руя духовное существование людей. В этой постколониальной ситуации побеждённые культуры начинают защищаться. Так как они слабее в хозяй­ственной, технологической и военной сферах, они прибегают к терроризму, как способу защиты. Тер­рор, духовно и экономически зависящий от при­надлежности к определенным культурным про­странствам, обосновывается не как сопротивление, реакция, а из ошибочно выведенных и ошибочно интерпретированных культурных идеалов. Поэто­му, к примеру, исламский террор ссылается на нормы и устои ислама, и хотя не правомерно, но очень активно поддерживается не только бедней­шей частью населения, но и интеллектуальной элитой. На границе культур возникает взаимный терроризм, который ссылается на фундаментали-стски истолкованные религиозные тексты. Пред­сказанная Самуэлем Хантингтоном «борьба куль­тур» прокладывает себе дорогу не как битва регу­лярных армий. У соседей, мнимых врагов веры, насаждается страх и ужас подрывными и террористи­ческими способами.

Народ, культура, человечество

В цикле лекций «Миссия отдельных народных душ» (1910) Рудольф Штайнер обстоятельно вы­водит взаимодействие различных порядков треть­ей и второй духовных Иерархий в становлении на­родных индивидуальностей. Штайнер различает Архангела, как народного Духа, «отклонившегося от нормы» Архангела, как Духа языка, Архаев (Ду­хов индивидуальности), как Духов времени, «от­клонившихся от нормы» Архаев в качестве Духов мышления. Духи времени характеризуются Штайнером в качестве инициаторов культурных ступе­ней и эпох (1 лекция). На уровне второй Иерархии действуют Эксузиаи или Духи форм, как те, кто принесли человеческое «Я» (4 лекция). Их импуль­сы из общности людей образуют человечество. «Отклонившиеся от нормы» Духи форм являются духовными основателями рас (4 и 6 лекции). Раз­витие рас постепенно приводит к культурному раз­витию, которое в представлении Штайнера появ­ляется как сублимация развития рас и всё большее их напластование.

Штайнер обозначает взаимодействие Иерархий в приведенном здесь смысле, как своего рода «тка­нье». Он не допускает сомнений, что работа Иерархий протекает не в антагонизме, но в форме догово­ров и соглашений. Исходя из цикла о народных ду­шах, на который здесь можно указать, народ и его культура не противопоставлены человечеству. Пе­ред каждым человеком стоит задача познать свою принадлежность к народу и культуре, чтобы под­няться до «всеобщего характера человечества» (4 лекция). Эта центральная культурная задача была для Штайнера так важна, что в 1918 году текст цикла о народных душах был послан им рейхсканцлеру Максу фон Баден в помощь осуществления его мис­сии по заключению мирного договора.

Человек, как индивидуальность, является иде­альным человеком Просвещения, обладающим собственными правами. Конкретный человек, на­против, принадлежит своему времени, народу и культурному пространству. Сформулированный Штайнером «социологический закон» подчёркива­ет возрастающее значение индивидуальности по отношению к власти социальных связей. Универ­сальным идеалам, которые декларируют право индивидуальности, принадлежит будущее чело­вечества. Но пока третья Иерархия поддерживает коллективный базис индивидуализации, народные особенности и богатство культур должны сущест­вовать и культивироваться.

Отдельные культуры должен образовать уни­версальный идеал взаимного признания. В про­тивном случае культурные идеалы могут стать ис­точником агрессии. Данная ситуация проявляется сегодня в различных формах. Оплотом западного объединения (универсализма) выступают Соеди­ненные Штаты Америки. Исламская культура так­же претендует на независимость и своё универ­сальное значение, что и пытается реализовать по-новому. Оба пути ведут к взаимным конфликтам и исключают объединение.

Основное различие: кабала или свобода идеи

Терроризм - это проявление недостаточной инте­грации импульсов общности и независимости в со­вместной жизни народов и культур. Человек не мо­жет быть либо гражданином мира, либо носителем культурных традиций, он должен быть одновремен­но и тем, и другим. Всемирно-историческая ситуация требует закрепления в привнесенной судьбой соб­ственной культуре универсального импульса Про­свещения, и наоборот: жизнь в традиционном про­странстве будет правильной благодаря перспективе общечеловеческих идеалов. Перед конституциями стран поставлена задача: через конкретизацию че­ловеческих прав и включение права народа в на­циональное право способствовать продвижению универсализма, который дает законные гарантии и содействие всем культурным традициям, обычаям и обрядам, искусству и религии. Каждая современная конституция в своей двойственности универсально­го и частного имеет антропологическую основу в ду­ховной деятельности людей.

С точки зрения цикла о народных душах, появ­ление обеих форм терроризма: государственного и местного - знамение некого рода несоответствия в пропорции третьей и второй высших Иерархий. В 1910 году Рудольф Штайнер описал иерархический порядок вещей вплоть до слоев культур, но не на­звал высшего общечеловеческого Духа. Итак, речь идёт о постепенной субстанциализации понятия человечества, и эту задачу человечество само поставило как первостепенную. Очевидно, в даль­нейшем понимание этой задачи человечеством оказывает обратное влияние на связь с миром Ан­гелов. Духовный мир, разумеется, не нуждается в одержимых идеей, но нуждается в свободных ду­хом. Как уже было показано, в основе международ­ного терроризма заложены ошибочно выведенные и ошибочно интерпретированные идеалы. Самой опасной является фанатичная преданность оши­бочно интерпретированному религиозному знанию. Фанатизм - это борьба за то, что люди считают святым. «Фанатизм является духовной болезнью благочестивых» (Ута Ранке-Хайнеман).

В своей «Философии свободы» Рудольф Штай­нер говорил об опасности рабства идеи. Элемен­тарным душевно-гигиеническим требованием яв­ляется сохранение собственных или воспринятых идей духовной свободы. Для этого необходимо на­блюдать несовершенство образования идей в от­ношении к вещи, распознавать полуправду, уметь выдвигать контраргументы, воспринимать возра­жения как отражения жизни, понимать различие между относительной человеческой и абсолютной божественной истиной, окончательно избавиться от мыслей вербальной инспирации. Подчинение идее - это не заголовок, вынесенный на поля «Фи­лософии свободы», но тёмная противоположность по отношению к интуиции, почва для терроризма обеих форм. Террорист является представителем духовного рабства, реализуемого через идею.

Антропософская духовная наука, созданная Рудольфом Штайнером, возникла в Европе как движение Просвещения, но ориентирована на универсальное. Универсальное христианство, в котором можно обнаружить национальные тради­ции, ещё находится в становлении.

Гюнтер Рёшерт
Das Goetheanum №10/2003
Перевод с нем. А.Л.


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Гюнтер Коллерт. Ибо младенец родился нам...
  • Кристина Грувец. Встреча со злом в себе самом
  • Георг Кюлевинд. Моё тело и я
  • Гундхильд Качер. Изречение розенкрейцеров у Рудольфа Штайнера
  • Андреас Шнебеле. Гоголь - мистик и пророк
  • Наталья Бонецкая. Символ русского духа
  • Энциклопедический словарь: Рудольф Штайнер
  • Янош Дарваш. Кто такие кавказцы
  • Оксана Каплина. Образ и два пути познания через творчество
  • Юрген Фатер. Музыка, достигшая начала отсчета
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4388
    Результат опроса