Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > GA > Доклады > О воплощении Аримана в конце XX века

Об инкарнации Аримана в конце тысячелетия.


Ко многому тому, что мы должны знать о человеческом развитии, необходимо добавить знание о том, что кроме инкарнации Христа в человеке Иисусе из Назарета, имела место и инкарнация Люцифера в З–м тысячелетии до Р.Х. в Азии. И большая часть древней культуры была инспирирована этой инкарнацией Люцифера в человеке, жившем во плоти и крови. Одностороннее, хотя в то же время и глубокое познание проистекало от этой инкарнации Люцифера в древнем мире. Все значение Мистерии Голгофы не понять правильно, если не знать, что ей за неполных три тысячелетия предшествовала инкарнация Люцифера.

И чтобы уравновесить эту одностороннюю инспирацию Люцифера, пришла инкарнация Христа. А вместе с этим пришло и то, что теперь образует воспитательный импульс для развития европейской цивилизации и ее американского придатка. Но с середины XV века, с возникновением в человеческом развитии побуждения к индивидуалистическому, личностному развитию, в этом развитии сложились также силы, которые подготовляют инкарнацию еще одного сверхчувственного существа. И как имела место телесная инкарнация Христа, так прежде, чем пройдет хоть малая часть третьего христианского тысячелетия, на Западе произойдет действительная инкарнация Аримана: Аримана во плоти. Этого воплощения Аримана во плоти земному человечеству не избежать. Он придет. Дело заключается лишь в том, чтобы земное человечество смогло найти правильную позицию по отношению к этой земной инкарнации Аримана. …

Такое существо, как Ариман, которое через некоторое время хочет воплотиться на Земле в западном мире, подготавливает свою инкарнацию, ... ведет определенные силы в человеческом развитии так, чтобы извлечь из них свою особую пользу. И было бы плохо, если бы люди сонно продолжали жить далее и определенные явления человеческой жизни не воспринимали бы так, чтобы в них распознавать подготовление к телесной инкарнации Аримана. Лишь тогда люди займут правильную позицию, когда будут знать: В том или ином ряде фактов, происходящих в человеческом развитии, необходимо распознать, как Ариман подготовляет свое земное бытие. И сегодня как раз самое время отдельным людям знать, какие процессы, развивающиеся вокруг нас, являются махинациями Аримана, которые — ему на пользу — подготовляют, как только можно, его предстоящую земную инкарнацию.

Наиболее благоприятным для Аримана, несомненно, было бы состояние, при котором как можно большее число людей не имело бы ни малейшего предчувствия того, что наиболее благоприятным образом может подготовлять его вхождение в бытие, когда как можно большее число людей продолжало бы и далее жить так, что в процессе этой подготовки воплощения Аримана продолжало бы придерживаться того, что соответствует прогрессу, «добру» человеческого развития. Если Ариман сможет вползти в сонное человечество, то для него это будет особенно благоприятно. Поэтому нужно указывать на события, в которых Ариман работает, подготовляя свою будущую инкарнацию.

Фактом развития, в котором ясно воспринимается импульс Аримана, является распространение среди людей веры, что через механически–математическое постижение вселенной, пришедшее с галилеизмом, коперниканством и т.п., действительно может быть понято то, что разыгрывается вовне, в Космосе. Поэтому антропософски ориентированная духовная наука должна так сильно подчеркивать, что в Космосе нужно искать дух и душу, а не просто то, что галилеизм и коперниканство ищут как математику, механику, как если бы мир был большой машиной. Это было бы обольщением Аримана, если бы люди ограничились исчислением движения звезд, изучением астрофизики, чтобы проникнуть в материальные связи небесных тел, чем сегодня люди столь горды. И было бы плохо, если бы этому галилеизму и коперниканству не было противопоставлено знание об одушевленности, об одухотворенности, что особенно идет не в пользу земной инкарнации Аримана. Ему хотелось бы столь сильно удержать человечество в темноте, чтобы оно астрономию понимало только математически. Для этого он искушает многих людей проявлять их нерасположенность к знанию о духе и душе Вселенной. Но это лишь одна из соблазняющих сил, которые Ариман вливает в души людей. Другая из подобных соблазняющих сил Аримана — где он работает, я бы сказал, соответствующим образом совместно с люциферическими силами — связана — и это естественно для его инкарнации — со стремлением удержать как можно шире распространенное настроение, что для внешней жизни достаточно позаботиться лишь о том, чтобы человек был удовлетворен хозяйственной жизнью. Здесь мы касаемся пункта, где современный человек часто неохотно останавливается. Видите ли, для действительного познания духа и души современная официальная наука, собственно говоря, больше совершенно не годится; ибо методы, которые используются в современной официальной науке, годятся только для внешней природы.

Я полагаю, что европейцы горды своей цивилизацией, когда они могут сказать: «Мы не людоеды!» — Но душееды, духоеды эти европейцы с их американским придатком! Бездуховное поглощение материального означает увод духа на ложный путь. Подобные вещи сегодня трудно говорить человечеству. Ибо поймите хоть однажды правильно, каким образом приходится сегодня многое характеризовать в культуре, если знаешь все это. И держать людей в таком душевно и духовно пожирающем состоянии — означает следовать импульсу Аримана, ведущему его к инкарнации. Чем больше удастся расшевелить людей, чтобы они не просто хозяйствовали в материальном смысле, но поняли, что как хозяйственная жизнь, так и духовная свободная самостоятельная жизнь, действительный дух должен рассматриваться как член социального организма, тем в большей степени люди будут так ожидать инкарнацию Аримана, что смогут занять соответствующую людям позицию по отношению к ней.

Другое течение в нашей современной жизни, которым пользуется Ариман, чтобы способствовать своей инкарнации, суть то, которое сегодня отчетливо выступает в так называемом национальном принципе. Все то, что расщепляет людей на группы, что удаляет их от обоюдного взаимопонимания на всей Земле, что их разводит — это в то же время способствует ариманическому импульсу. И человек должен различать голос Аримана во всем том, что сегодня многообразно говорится как о новом идеале на Земле: освобождение народов, даже самых малых и т.п. Прошли времена, когда кровь разделяла. Консервирование старого — способствует намерениям Аримана. ... Способствуют этому также люди ... с различным партийным мнением, партийным жизнепониманием. Вы уже знаете, что доказать можно как одно, так и другое! Доказательства остаются на поверхности бытия. Одному и тому же с современным интеллектом можно сказать и да, и нет. Итак, встают группы: одна доказывает одно, другая — другое. Это затем переходит в ненависть, которой и так достаточно в наше время. Все это опять–таки способствует земной инкарнации Аримана.

И что особенно способствует его земной инкарнации — это одностороннее понимание Евангелий. Вы знаете насколько в наше время необходимо углубление в Евангелия в духовнонаучном смысле. Но вы также знаете, как сильно сегодня распространено по Земле мнение, что Евангелия не следует постигать духовно, что человеку не следует вдаваться в то или иное действительное познание духа, космоса, способное нечто сказать о Евангелиях. Сегодня предлагают Евангелия принимать «просто». Я не хочу говорить о том, что истинных Евангелий люди сегодня не имеют, поскольку то, что сегодня имеют как перевод с их первоначального языка — это не Евангелия. Но я не хочу в это вдаваться; я хочу привести вам глубоко лежащие факты, состоящие в том, что нельзя прийти к действительному постижению Христа, если «просто», то есть удобно, как этого сегодня хотят вероисповедания и секты, входить в Евангелия. Во времена, когда разыгралась Мистерия Голгофы, и несколько столетий после нее имело место реальное постижение Христа, поскольку то, что осталось как предание, могло постигаться с помощью язычески–люциферической мудрости. Эта мудрость была отсталой, и то, что сегодня люди различных вероисповеданий и сект находят в Евангелиях — это не ведет их к реальному Христу, Которого мы ищем с помощью духовной науки, но это ведет только к иллюзиям или, по крайней мере, к галлюцинациям, к душевным или одухотворенным галлюцинациям о Христе.

Через Евангелия не прийти к действительному Христу, если Евангелия не постигать духовнонаучно. Через Евангелия можно прийти только к галлюцинации относительно явления Христа в мировой истории. Впрочем, это основательно показано в новейшей теологии. Почему так любят теологи нового времени говорить о «простом человеке из Назарета» и Христа, собственно, понимать как Иисуса из Назарета, который несколько возвышался над другими историческими личностями? — А потому, что потеряна возможность приходить к реальному Христу, а также потому, что приобретаемое людьми из Евангелий фактически приводит к галлюцинациям, к иллюзорному; через Евангелия не могут постичь реальность Христа, но лишь галлюцинационные, иллюзорные представления. Люди достигают этого. Подумайте о том, сколь многие теологи говорят, что Павел перед Дамаском имел «только видение». Они исходят из того, что через их рассмотрение Евангелий обретаются только галлюцинации и видения. Это не является чем–то фальшивым, но это всего лишь внутреннее переживание, которое не имеет никакой связи с реальным Существом Христа. Я не говорю о галлюцинациях в том смысле, что это нечто неистинное, я только хочу этим охарактеризовать то, что в этом случае Существо Христа постигается тем же образом, каким постигаются внутренние галлюцинации. Если люди останутся при этом и не проникнут к действительному Христу, а только к галлюцинации Христа, то это в наибольшей степени будет способствовать целям Аримана. ...

Существует большая опасность в том, чтобы отдельные Евангелия принимать слово в слово. Что можно пережить в отдельных сектах, где Евангелием от Иоанна или от Луки клянутся их буквальным содержанием? Это есть некий род бреда, род помрачения, перепомрачения сознания. При перепомраченном сознании, которое возникает как раз через Евангелия, если в них углубляются не духовно, получаются люди, которые наилучшим образом служат Ариману в подготовке его инкарнации, находятся в таком к нему отношении, какое он сам хочет.

Как видите, опять неудобная истина для человека современности! Люди живут в своих вероисповеданиях и говорят: Мы не нуждаемся в какой–то там Антропософии, мы остаемся просто при Евангелии. Из скромности, как говорят, остаются они просто при Евангелиях. В действительности же это ужасное самомнение — думать только так. И самомнение это состоит в том, что видимым образом Евангелие берут как будто бы слово в слово, но в действительности берутся за то, что переработано как достояние мудрости, чтобы судить о нем с помощью того, что человек приносит с собой через рождение и что из крови врывается в идеи. «Простейшие» люди большей частью оказываются наиболее высокомерными именно в области вероисповеданий. Но главное в данном случае заключается в том, что все это подготовляет инкарнацию Аримана, когда людям все вновь и вновь проповедуется: Ничего вам больше не надо, как только читать Евангелия!

Примечательно, что обе партии, сколь бы ни были они различны, работают вместе с тем рука об руку: те, которых ранее я обозначил как душеедов, духоедов и те, которые охарактеризованным образом через «простое» вхождение в словесное содержание Евангелий способствуют инкарнации Аримана. Обе работают рука об руку. ...

Ибо вещи сегодня не таковы, чтобы люди могли их принимать буквально. Люди сегодня живут, как я не раз это говорил, в словах. Нам крайне необходимо уйти от слов и проникнуть в вещи, сегодня слово отделяет человека от действительного существа вещи. Но особенно это происходит тогда, когда древние предания, к которым принадлежат и Евангелия, хотят принимать так, как это теперь часто рекомендуется делать, с т.н. «простым пониманием». ...

Я говорил: Ариман и Люцифер всегда действуют совместно. Дело заключается только в том, кто из них приобретает преобладающую власть над сознанием человека в определенный период времени. Это была сильно люциферизированная культура, длившаяся до Мистерии Голгофы от 3–го тысячелетия до Рождества Христова, когда Люцифер инкарнировал в Китае. Многое светило от того момента вплоть до первых христианских столетий и продолжает еще действовать и в наше время.

Но теперь, в наше время, все обстоит так, что следы Люцифера до некоторой степени невидимы, поскольку на пороге стоит инкарнация Аримана в третьем тысячелетии. В тех вещах, о которых я вам сегодня говорил, особенно отчетливо воспринимаются следы Аримана. Ариман с Люцифером заключили своего рода договор, который я мог бы выразить следующим образом: «Я, Ариман, нахожу особенно благоприятным для себя, — так говорит Ариман Люциферу, — заняться консервными банками; тебе я оставляю желудок, если ты предоставишь мне возможность убаюкать желудки, помрачить сознание людей по отношению к желудку, погрузить всех в сумрак».

Вы должны правильно понять, что я этим имею в виду. В сумрачном, помраченном отношении к желудку находятся те люди, которых я обозначил как душеедов и духоедов, ибо они снабжают непосредственно люциферический поток тем, что они вносят в свой желудок, если в своем человеческом они не несут спиритуального. Через желудок идет к Люциферу бездуховно съеденное и выпитое.

А что я имею в виду под консервными банками? — Библиотеки и т.п. места, где хранятся науки, которыми человек занимается, не имея к тому действительного интереса, которые не живут с человеком, а остаются в книгах, что стоят в библиотеках. Их читают для того, чтобы написать диссертацию или другую книгу и поставить ее в ряд с предыдущими. Эти «консервные банки мудрости» особенно благоприятно способствуют цели Аримана.

Люди занимаются какой–либо деятельностью, но связываться с этим они не хотят, все фиксируется в актах и т.п., переплетается и ставится на полки, а с сутью же дела человек остается не связанным. Маленькие консервные баночки, большие консервные банки с духом и душой. Все консервировано и не вызывает никакого интереса. А из этого всего и возникает то настроение нового времени, при котором совсем не хотят вдаваться в те мировоззрения, исповедания, для которых необходима голова; где необходима голова, чтобы что–то понять. Вероисповедание, мировоззрение хотят подвести прямо к сердцу. Конечно, это можно сделать. Но что получается при этом в действительности? Люди хотели бы все воспринимать, не напрягаясь головой, — сердцем, как они говорят, которое все–таки без головы не бьется, но через которое можно хорошо воспринимать, если при этом иметь в виду желудок. Но все, что совершается в человечестве, должно проходить через голову, должно, несмотря ни на что, особенно когда речь идет о жизненно важных вещах.

Все эти вещи очень важно наблюдать. Ибо если их наблюдают, то видят, с какой огромной серьезностью нужно отнестись к современной человеческой жизни, и как необходимо отучиться от иллюзий, которые могут исходить даже из Евангелий, отучиться от того рода любви, какую люди ныне питают к иллюзиям. С тем родом знания, к которому люди теперь стремятся, истины не достичь. Люди сегодня находят весьма обоснованным, когда что–то доказывается статистически. Со статистикой, с исчислением Ариман играет особенно легко; он особенно рад, когда ученые объясняют сегодня человечеству, что, например, на Балканах все должно обстоять так–то и так–то, поскольку там живет столько–то македонцев, столько–то греков, столько–то сербов и болгар. Против чисел ничего не поделаешь, ибо люди верят в них. А с числами, в которые верят люди, Ариман делает те подсчеты, которые ему полезны в том смысле, как я это объяснил. Впоследствии люди обнаруживают насколько «верны» эти числа. Числа доказывают людям нечто совершенно определенное, но если не ограничиться тем, что стоит в книгах, а посмотреть точнее, то часто можно заметить: да, в этой статистике, — скажем мы, — например, грек является отцом, сын — сербом, другой сын — болгарином. ... Разглядеть в этих числах именно это, что в одной семье находятся и грек, и серб, и болгарин, означает прийти к истине, а не просто принимать числа, которыми теперь так удовлетворяются. Числом человек вводится в то направление, на котором Ариман наиболее благоприятным для себя образом исчисляет свою будущую инкарнацию в 3–м тысячелетии.

* * *

Либо современное цивилизованное человечество найдет для себя удобным воспринять самостоятельную духовную жизнь (в социальной трехчленности), либо современная цивилизация должна будет закатиться, и из азиатских культур должно будет взято что–то для будущего человечества.

Кто сегодня не верит, что дела обстоят столь серьезно, тот способствует подготовлению будущей инкарнации Аримана. Сегодня, по сути дела, уже многие внешние вещи и факты человеческой жизни подтверждают истину этих слов. Инкарнации Аримана будет особенно благоприятно, если люди откажутся основать свободную духовную жизнь, и духовная жизнь и впредь останется вчлененной в хозяйственный кругооборот или в государственную жизнь, ... ибо в этом дальнейшем сращении духовной жизни с хозяйственной и правовой жизнью заинтересована именно ариманическая власть. Ариманическая власть ощущает свободную духовную жизнь как некий род тьмы. А интерес людей к этой свободной духовной жизни ариманическая власть ощущает как обжигающее пламя, как душевное, но сильно жгущееся пламя. Поэтому людям как раз надлежит основать эту свободную духовную жизнь, чтобы найти правильную позицию, правильное отношение к инкарнации Аримана в будущем. Однако сегодня имеется сильная склонность именно факты, о которых говорилось вчера, скрыть. Огромное число людей скрывает эти вещи, поскольку они просто не хотят смотреть на истину, на действительные вещи, хотят, чтобы их вводили в за6луждение словами, лежащими в стороне от действительности.

* * *

Как внешняя наука становится ариманической, так высшее развитие внутреннего человека просто люциферизируется, когда он это внутреннее, каким он его принес через рождение, углубляет мистически. В каждом человеке, который не берет в руки свое самовоспитание так, как это описано в моей книге «Как достигнуть познания высших миров?», чтобы углубить мистическое, заложенное в нем, пробуждается люциферическое, люциферическое делается особенно сильным. В каждом человеке, если он сегодня вообще только начинает ломать голову над внутренним, выступает люциферическое. Это люциферическое ужасно сильно в современном человечестве. Это люциферическое сегодня отпечатывается в эгоизме, которого большинство людей совсем не замечает.

Как часто люди сегодня, сделав дело так, что не могут себя ни в чем упрекнуть, бывают этим удовлетворены. Но это люциферическая установка. Ибо в жизни дело не заключается в упреках или в их отсутствии, а в объективном созерцании мира и объективного хода фактов, развития вещей. Поэтому именно на почве духовной науки должна быть подчеркнута объективность вещей, когда мы говорим, что Ариман подготовляет свою инкарнацию, как он ее подготовляет и как человек должен к ней относиться! В подобных вопросах дело совсем не заключается в том, чтобы говорить себе: «Мы сделали то, либо это, и теперь нам не в чем упрекнуть себя», — но мы должны познавать суть дела объективно. Мы должны познавать то, что действует в мире, и в соответствии с этим строить наше отношение к миру ради мира.

Судить правильно человек может сегодня лишь в том случае, если скажет себе, что он ходит между двух крайностей: между ариманическим ослеплением и люциферическим галлюцинационным переживанием внутреннего.

... Дело заключается в том, чтобы ариманическое и люциферическое рассматривать как две чаши весов, обе должны присутствовать. Коромыслом же весов, которые пребывают в равновесии, должны быть мы сами. В этом все дело. Но как нам себя воспитать для этого? — А так, что, когда в нас выступит ариманическое, мы должны сильно пронизать его люциферическим элементом. Что ариманически выступает в современном человеке? — Познание внешнего мира. Наиболее ариманическим является материальное познание внешнего мира, ибо это лишь простой обман чувств. Но если мы можем этим одухотворяться, развить к этому интерес, ужасно заинтересоваться тем, что за иллюзии встают перед нами из химии, физики, из астрономии и т.д., тогда нечто такое, что должно бы принадлежать Ариману, мы уносим от него благодаря нашему собственному люциферическому интересу.

Но этого–то люди и не могут делать. Они слишком ленивы. И многие, убегающие от внешнего материального познания, пренебрегают своей задачей и подготовляют Ариману наилучшим образом инкарнацию в земном бытии. А то, что созревает во внутреннем современного человека, это опять–таки носит сильно люциферический характер. Как нам правильно воспитать себя с этой стороны? — Это мы можем сделать, когда именно с нашим собственным ариманическим входим в себя, т.е. пытаемся избежать всех иллюзий насчет своего собственного внутреннего, и когда мы занимаемся собой так, как в иных случаях занимаемся внешним миром, т.е. рассматриваем себя так, как в иных случаях мы рассматриваем внешний мир. Современный человек должен бы пережить, насколько необходимо ему воспитать себя в подобных вещах. Кто научился в какой–то мере осмысленно наблюдать подобные вещи, тот часто может натолкнуться в жизни на такой случай.

Один человек приходит к другому и рассказывает, как он возмущен человеком А, человеком В, человеком С, многими–многими людьми. Он описывает очень точно, чем его возмутил А, чем — В, чем — С и т.д. И он ни в малейшей степени не подозревает, что все, рассказанное им, — это его собственные качества! Об этом люди не подозревают! Это свойство людей никогда не было столь распространено, как теперь. И те, кто думают, что им это не свойственно, обладают этим качеством в наибольшей мере. Задача здесь заключается в том, чтобы фактически с ариманическим хладнокровием, с ариманической трезвостью человек сегодня приблизился к своему внутреннему. Достаточно горячим оно оказывается и в охлажденном виде, это собственное человеческое внутреннее! Нечего бояться переостудить его. Современному человечеству необходимо, чтобы занять правильную позицию к будущей инкарнации Аримана, стать объективным по отношению к своему внутреннему, а ко внешнему — намного–намного более субъективным, но не фантазировать, а с интересом, вниманием, самоотдачей, особенно с интересом и самоотдачей, подходить к вещам в жизни, в непосредственно окружающей жизни.

Леность в занятии самовоспитанием и внешними делами расчищает путь Ариману. Множество людей находят скучным разбираться в условиях биржевой игры, двойной бухгалтерии и т.д. Они не могут найти точку, с которой ко всему этому можно разбудить пламенный интерес. Но если его разбудить, то тогда сухой классный учебник может оказаться столь же интересным, как «Орлеанская Дева» Шиллера или «Сикстинская Мадонна» Рафаэля. Все дело заключается в том, чтобы найти точку, с которой все в жизни становится интересным.

Важно не то, что мы субъективно отклоняем или акцентируем вещи, но что мы объективно познаем, в какой мере в том или ином присутствует ариманическое или люциферическое, так что коромысло весов может сильно склониться в ту или другую сторону. Найти нечто интересным или справедливым, ничего не означает само по себе, это означает лишь то, что человек развивает внутреннюю силу, чтобы соединиться с соответствующим объектом и направить его в правильный фарватер.

* * *

... Истоки языческой мудрости всегда следует искать в люциферических существах. Можно спросить: Но как это возможно? Здесь необходимо уяснить себе, что человеку пришлось бы остаться ребенком, если бы он не смог получать постоянно идущее из Мистерий воспитание от различных люциферических существ. Существенное заключено в том, что те, кто для прогресса, для обучения человечества нуждались в необходимом знании, необходимой мудрости, на унаследованную мудрость, на прамудрость не смотрели со страхом современного филистера, не боялись эту мудрость воспринять от Люциферического элемента, но они брали на себя все то, что человек должен на себя брать, если подобное воспитание он получает из духовных сфер люциферических существ. Человек прежде всего должен был брать на себя, хотя слово «должен» здесь не совсем точно выражает суть дела, эту люциферическую мудрость, которая ведь является мировой мудростью. ... Разница между хорошей мудростью и люциферической мудростью состоит в том, что хорошая мудрость пребывает в одних руках, люциферическая мудрость — в других, люциферических руках; по содержанию они одинаковы. ... Древние посвященные должны были брать мудрость из рук люциферических существ; при этом их долгом являлось не подпадать другим искушениям этих существ.

Это было намерением Люцифера передавать по преданию мудрость человечеству, чтобы таким образом... увести его от Земли, чтобы он не проделывал земного развития. Землю Люцифер хочет передать ее судьбе, оставить ее не населенной людьми, он хочет овладеть человечеством для особой, чуждой царству Христа сферы.

Мудрецы древних времен, воспринимавшие прамудрость из рук Люцифера, брали на себя обязанность не следовать за ним, а принятую мудрость употреблять на службу Земле.

А что касается посланцев Люцифера на Земле, то они дали людям способность говорить и мыслить. Ибо речь и мышление первоначально были люциферической природы, но мудрецами древности это искусство было освобождено от Люцифера. Если вы хотите бежать от Люцифера, вы должны будете решиться в будущем отказаться от мышления и стать немыми!

* * *

Если бы Ариману удалось в конце столетия воплотиться в благоприятных для него условиях, то он путем грандиозных искусств внес бы на Запад то, что всегда давалось с большим трудом. Люди получали бы ясновидение, продолжая есть и пить как прежде, не прилагая к этому никаких усилий. В этом случае он основал бы огромные тайные школы, в этих тайных школах занимались бы грандиозным искусством волшебства, и на человечество излилось бы то, что всегда приобреталось только с трудом. Не следует опять–таки филистерски полагать, что Ариман, если он пойдет вниз, выступит как некий «крампус» и станет учинять с людьми злые плутни. О, нет, все любители удобств, которые сегодня говорят: Мы не хотим знать о духовной науке, — все они подпадут волшебству, ибо грандиозным образом своим волшебным искусством он в состоянии сделать большие массы людей ясновидящими. В то же время, он сделал бы их ясновидящими таким образом, что каждый стал бы ужасно ясновидящим, но отлично от других; что видел бы один, того не видел бы другой, не видел бы третий! Люди пришли бы в беспорядок, хотя и имели бы основанием ясновидческую мудрость. Это могло бы вызвать ссоры и раздоры, ибо видения у людей были бы различными. В конце концов, правда, люди бы удовлетворились своими видениями, поскольку ведь каждый смог бы взирать в духовный мир. Следствием этого опять–таки было бы то, что вся земная культура подпала бы власти Аримана! Люди подпали бы власти Аримана лишь только потому, что не усвоили бы себе сами то, что им дал Ариман. И наихудший совет, какой тогда можно было бы дать людям — это сказать им: «Оставайтесь лишь такими, каковы вы есть. Ариман сделает вас всех ясновидящими, если вы этого хотите. А вы этого захотите, так как Ариман будет иметь большую власть!» — Следствием этого было бы то, что на Земле осуществилось бы царство Аримана, вся Земля ариманизировалась бы, и вся культура, которую человечество выработало до сих пор, некоторым образом погибла бы. Осуществилось бы все то, чего, по сути, в бессознательной тенденции ужасно хочет все современное человечество.

И о чем может идти речь — это: именно эту будущую мудрость, которая ясновидческого рода, эту ясновидческую мудрость необходимо отнять у Аримана. Могут сказать: «Есть только одна книга, нет двух мудростей — одна книга». — Да, но дело заключается в том, обладает ли этой книгой Ариман или Христос. Христос не может ею обладать, если люди не будут за нее бороться. Человечество же должно за это бороться потому, что оно может сказать себе: «Содержание духовного знания я обретаю путем постоянных усилий во времена вплоть до появления Аримана на Земле». Видите ли, это космическая работа духовной науки. Космическая работа духовной науки состоит в том, чтобы знание в будущем не осталось ариманическим. ... Если останутся при простой вере, то придут к душевной глухоте, к душевной тупости, тогда к людям не проникнет мудрость, которую необходимо отнять у Аримана. Итак, речь не идет о том, чтобы человечество попросту восприняло мудрость будущего, а о том, чтобы человечество эту мудрость будущего выработало себе, и чтобы те, кто ее вырабатывают, взяли бы на себя обязанность спасти земную культуру: земную культуру спасти для Христа, как древние Риши и посвященные взяли обязанность не следовать претензии Люцифера увести человечество прочь от Земли.

Что наиболее существенно для человеческого ощущения во всем этом? — Существенным во всем этом деле является то, что также и за будущую мудрость необходима такая же борьба, какую должны были вести древние посвященные, способствуя тому, чтобы люди приобрели речь и способность мыслить и направили их против Люцифера. Как посвященные в прадревнюю мудрость должны были отнять у Люцифера то, что стало человеческим рассудком, так должно быть то, что станет прозрением во внутреннюю суть вещей в будущем, отнято у ариманических властей. Подобные вещи сильно проскальзывают между строк жизни, и они уже проскользнули в саму жизнь.

Один друг антропософского движения, находясь во время войны на операционном столе, имел ряд переживаний. Последним из них перед самой смертью было такое, как весь окружающий воздух стал для него настолько плотным, что будто гранитная тяжесть легла на его душу. Это правильное переживание, и его могут иметь и другие. Это Ариман в борьбе за свои цели стремится сгустить не только воздух, но и воду, чтобы Земля окоснела и не смогла со временем раствориться в тепловое состояние. И важное решение уже заключено в неспособности человеческой души воспламеняться духовным содержанием духовной науки. Ибо первый толчок к окоснению Земли дается расслабленностью, леностью, привычкой к удобствам человеческой души. И если вы учтете, что это окоснение составляет цель ариманических сил, то вас не удивит спрессовывание, превращение жизни в гранит, ибо эти переживания имеют отношение к борьбе, которую необходимо вести за мудрость будущего. Людям, конечно, нелегко, поскольку желая понять духовную науку, им приходится бороться с гранитом собственного черепа.

Каждый должен сделать для себя принципом, что достижение мудрости через страдание ни в коей мере не отклонит его от стремления к этой мудрости.

Люди должны знать, как в действительности человеческое существо пребывает в некоего рода равновесии между люциферическими и ариманическим силами и как Существо Христа действительно стало товарищем людей: сначала через борьбу с Люцифером, а затем — с Ариманом.

В свете этого факта должна рассматриваться вообще вся эволюция человечества.


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Люциферическое прошлое и ариманическое будущее в свете современности.
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4430
    Результат опроса