Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > Журнал «Антропософия в современном мире» > 2003

Гундхильд Качер. Изречение розенкрейцеров у Рудольфа Штайнера


Попытка краткого обзора

Медитация Камня Основы, данная Рудольфом Штайнером на Рождественском собрании 1923 го­да в связи с новым основанием Антропософского общества, содержит слова, которые мы привыкли называть «розенкрейцерским изречением»:

Ex deo nascimur. In Christo morimur. Per spiritum sanctum reviviscimus.

Это - троекратное обращение к человеку через мир, небеса и Землю с вестью о духовных мирах.

В связи с Медитацией Камня Основы возникает вопрос: Какое значение имел этот вердикт в дея­тельности Рудольфа Штайнера и в жизни Антро­пософского общества прежде, чем он стал духов­ным основанием изречения Камня Основы? Предлагаемое в данной статье рассмотрение не будет касаться подробного обсуждения содержа­ния этого розенкрейцерского изречения, но даже представление внешних фактов, связанных с ним, может содействовать пониманию выраженных в нем духовных истин. Возможно, это позволит осознать его место в нашей антропософской ра­боте.

Впервые слова «розенкрейцерского изречения» появились в программке конгресса европейских секций Теософского общества, состоявшегося на Троицу 1907 года в Мюнхене. Но они были еще зашифрованы, ибо на ярко красной обложке ря­дом с крестом и розами, изображенными в овале на синем фоне, были написаны только начальные слова изречения: E.D.N. - I.C.M. - P.S.S.R. Однако эти десять букв обозначили значительный рубеж и ознаменовали важное событие в истории антро­пософской работы.

На предыдущем конгрессе в Париже было ре­шено, что конгресс 1907 года в Мюнхене будет проводить немецкая секция. Это позволило под­готовить и осуществить мероприятие так, что смогла полностью проявиться главная задача западноевропейского оккультизма, как это изна­чально представлял Рудольф Штайнер.

Все детали программы, художественная часть и оформление зала сделали это зримым, что про­извело большое впечатление на участников меж­дународного конгресса. Предвосхищая это собы­тие, на генеральном собрании немецкой секции 21 октября 1906 года Рудольф Штайнер говорил:

«... все предыдущие конгрессы были попыткой подхода. Задача немецкого конгресса должна со­стоять в том, чтобы привести все во внутрен­нее созвучие таким образом, что художествен­ные произведения, музыка и речь, создавая на­строение, звучали бы и действовали в соответ­ствии со всем остальным, задуманным как на­поминание о древних мистериях. Для этого за­планирована также постановка одной мисте­рии».1

Рудольф Штайнер понимал, что этот конгресс имел основополагающее значение для будущих задач духовнонаучного движения. И он решил сделать все необходимое для осуществления этих задач. Как только были разосланы програм­мы конгресса, он публикует в журнале «Люцифер-Гнозис» напоминание, адресованное будущим участникам конгресса:

«Мы стоим перед решением важных проблем. И конгресс, если такая возможность не будет упущена, сможет содействовать благоприят­ным изменениям в области духовного. Не хоте­лось бы, чтобы кто-то из членов Общества, кто в состоянии посетить его, отсутствовал на этом важном мероприятии»2

Стены зала были полностью обтянуты матери­ей густого красного цвета, повторяющего цвет программки. Рудольф Штайнер назвал его «праздничным, свежим и пробуждающим» и выра­зил мнение, что такой красный цвет вызовет у почти 600 собравшихся участников «умиротво­ренное, если не возвышенное настроение».3

В зале имелись также семь нарисованных ко­лонн, семь апокалиптических печатей, две колон­ны с надписями и бюсты Фихте, Гегеля и Шеллин­га. Помимо представления драмы Эдуарда Шюре об Элевзине участники прослушали ряд лекций, и все время звучала музыка. Сам Рудольф Штайнер выступал в воскресенье Троицына дня и говорил о «Посвящении Розенкрейцера». По завершении конгресса он прочел для членов Общества из Мюнхена цикл лекций под названием «Теософия Розенкрейцера».

За всем происходящим лейтмотивом звучало «розенкрейцерское изречение», которое Рудольф Штайнер назвал затем «изречением истины со­временной духовной науки». В этом духе он вы­сказывался о конгрессе 12 июня 1907 года в Берлине4 и 16 сентября 1907 года в Штутгарте, где в последнем из своих четырех докладов «Об ок­культных знаках и символах» говорил о семи апо­калиптических печатях, какими они были пред­ставлены в Мюнхене, и особенно о седьмой печа­ти, на которой были начертаны десять букв изре­чения истины.

«Эта печать как обобщение значений других печатей чудесным образом представляет чувство взаимосвязи между миром и человеком. В надпи­си по внешнему краю печати выражена мировая тайна».5 Мировая тайна выражена в десяти бук­вах изречения, которое Рудольф Штайнер обо­значил в Мюнхене как «сигнатура розенкрейцер­ской школы».6

Билет Теософского конгресса 1907 года

Уже в октябре того же года берлинская ветвь Анни Безант издала подборку с изображениями семи печатей и семи колонн с введением Ру­дольфа Штайнера. В кратком тексте о седьмой печати говорилось: «Эту печать опоясывает изречение истины современной духовной науки».7

Все это показывает, какое значение придавал Рудольф Штайнер конгрессу. Позднее он часто подчеркивал, что в Мюнхене был сделан первый шаг для введения в работу художественного эле­мента и впервые была выявлена сила антропо­софии, формирующая культурный импульс. Фак­тически в дни Троицы 1907 года были осуществ­лены важные решения и достигнута ясность, имеющая основополагающее значение для даль­нейшего развития. Это определенным образом разыгрывалось за кулисами, на сцене и вне их, и присутствовавшие члены Общества могли это пе­режить.

Обложка 1-й драмы-мистерии «Врата посвящения»

Анни Безант, которая после смерти Олькотта стала президентом Теософского общества, хотя и принимала участие в конгрессе и даже обрати­лась к собравшимся с короткой речью, а затем прочла лекцию, поняла решение Рудольфа Штай-нера следовать собственной цели и находиться во внутренней независимости от руководства Теософского общества. Это явствует из разгово­ра, состоявшегося в эти дни между Рудольфом Штайнером и Анни Безант. Рудольф Штайнер со­общает об этом решающем разговоре в своей книге «Мой жизненный путь». Он подчеркивает, что стремился к исторической достоверности. Речь идет как о Теософском обществе, так и об эзотерической школе.

«8 первые годы своего существования мой «узкий круг» внешне был как бы отделением «Эзотерической школы» миссис Безант. Но внутренне он был совершенно иным. И в 1907 году, когда миссис Безант посетила наш Тео­софский конгресс в Мюнхене, по соглашению между мной и миссис Безант, эта внешняя связь также полностью прекратилась».8

Анни Безант со своей стороны сообщает о дос­тигнутой договоренности в письме Вильгельму Хюббе-Шляйдену 7 июня 1907 года из Лондона:

«Оккультные упражнения доктора Штайнера очень отличаются от наших. Его учение о хри­стианском и розенкрейцерском пути помогает некоторым людям, но очень отличается от нашего. У него собственная школа и собственная ответственность... Он и я работаем в дружбе и гармонии, но идем в разных направлениях».9

Различие подчеркнуто трижды. Но ключевой фразой в этом письме является то, что Рудольф Штайнер учит христианско-розенкрейцерскому пути. Это Анни Безант отчетливо увидела в Мюнхене.

С этого времени Рудольф Штайнер усиливает розенкрейцерский элемент в своих действиях. И в этой связи «розенкрейцерское изречение» имеет все возрастающее значение.

Следующим исключительным событием в исто­рии антропософского движения, где вновь встре­чается это изречение, явилась постановка первой мистерии-драмы «Врата посвящения» в 1910 го­ду. Рудольф Штайнер назвал ее «розенкрейцер­ской мистерией» в смысле мистерий на евангели­ческие темы, разыгрываемых в Средневековье.10

Первой попыткой обращения к форме драмы-мистерии можно назвать повторение постановки драмы Эдуарда Шюре «Дитя Люцифера», осуществленной после прочтения цикла лекций Ру­дольфа Штайнера «Тайны библейской истории творения». К праздничной постановке первой драмы-мистерии в августе 1910 года были выпу­щены большие билеты, которые, как и программки 1907 года, были напечатаны черным шрифтом на красном фоне. Вверху в голубом овале находился крест с розами, а кроме того начальные буквы трехчастного изречения истины. На титульном листе брошюры с текстом драмы, которая была издана еще в предыдущем году во время поста­новки драмы Э. Шюре, можно видеть оранжево-красную семилепестковую форму, в которую, как характерный знак, по кругу вписаны десять букв изречения.

Для летних представлений следующего года, когда были показаны 2-я, 3-я и 4-я драмы-мистерии в сопровождении лекций Рудольфа Штайнера, были выпущены такие же билеты, как и в 1910 году. Везде, где изречение употреблялось в письменном виде, появляются 10 букв, как сво­его рода шифр, прочитать и понять который мо­жет лишь тот, кто его знает. Таким образом ему обеспечена определенная охрана. Однако через эту «сигнатуру розенкрейцерской школы» члены Общества понимают и осознают, что Р. Штайнер присоединяется к истинному розенкрейцерству, которое «с 14-го столетия является духовным на­правлением, задающим тон в Западной Европе». Но «лишь сейчас начинается то время, когда можно открыто сообщить нечто о тайнах розенкрейцерства»11.

Эти тайны, однако, берут свое начало далеко не в средневековом розенкрейцерстве. Они про­исходят скорее из первозданной мировой мудро­сти, из которой возникло все творение. Из этой мудрости божественно-духовные существа обра­зовали наш мир. Эта первозданная мировая муд­рость (Рудольф Штайнер многократно упоминает об этом) сохранялась в мистериях и как отзвук жила в новом и постоянно обновляющемся облике в послеатлантических культурах. Рудольф Штай­нер дал грандиозный обзор развития первоздан­ной мировой мудрости, которая затем, благодаря событию Христа, смогла «как из сказочного источ­ника вечной молодости» вновь забить с обнов­ленными силами12.

Эта христиански обновленная мудрость, как со­кровище, сохранялась и пестовалась в различных мистериальных центрах Запада, например, в школе розенкрейцеров. Длительное время она должна была оставаться в тайне. Лишь сейчас стало возможным изложить на общедоступном языке содержание строго охраняемого до сих пор знания.

«Однако настало время, когда содержание древней мудрости стало возможно выразить на языке, доступном для понимания большинства людей. Последняя треть девятнадцатого века явилась тем временем, когда о существе древ­ней мудрости стало возможным говорить в бо­лее или менее откровенной форме. И лишь бла­годаря определенным явлениям, происшедшим непосредственно в духовных мирах, хранителям мистерий была, так сказать, дана возможность поведать человечеству нечто о древней мудрости».13

Четырьмя годами ранее Рудольф Штайнер го­ворил о начале господства архангела Михаила с последней трети XIX века; здесь он указал на то же самое событие духовного мира, не назвав имени архангела.

Во второй драме-мистерии «Испытание души» мы находим изречение истины, выраженное в чу­десной поэтической форме. Одновременно с этим существует указание, что эти слова принадлежат наследию мудрости, хотя здесь они и выражены иным способом. Мария, Иоанн и Капезий пережи­вают обзор предыдущей земной жизни, и зритель видит на сцене имагинативное переживание этих людей в образах, которые возвращают их в пер­вую треть XIV-го столетия. На заднике сцены ви­ден средневековый замок. В этом замке есть зал, украшенный символами мистического братства. Это показано в 7-ой и 8-ой картинах. Затем в 9-й картине в разговоре Фомы и Цецилии, происходящем в виду замка, Цецилия рассказывает о «девизе рыцарей», и Фома из этого изречения уз­нает о «высшей духовной истине» рыцарей замка:

От Бога изошла душа людская,
И в бытии утонет, умирая.
Но некогда от смерти дух воскреснет.

(Пер. Н. Белоцветова)

Гундхильд Качер
Mitteilungen aus der anthroposophischen Arbeit in
Deutschland- lohanni 2002
Перевод с нем. О.П.

1 Mitteilungen an die Mitglieder der deutschen Sektion der Theosophischen Gesellschaft (Сообщения членам немец­кой секции Теософского общества), январь 1907 года.

2 Luzifer-Gnosis (Люцифер-Гнозис) № 33

3 Сообщения, август 1907 года

4 «Bilder okkulter Siegel und Saulen. Der Munchner Kongress Pfingsten 1907 und seine Auswirkungen» (Образы оккульт­ных печатей и колонн. Мюнхенский конгресс на Троицу 1907 года и его последствия) GA 284

5 там же

6 там же, Мюнхен, 21 мая 1907 года «Пояснения к проведе­нию и оформлению зала конгресса».

7 там же, 21 мая 1907 года, «Пояснения к проведению и оформлению зала конгресса»

8 Рудольф Штайнер «Мой жизненный путы», глава 32. Ци­тируется по изданию «evidentis», Москва, 2002. Стр. 316

9 Факсимильное воспроизведение этого письма дано в книге Эмиля Бока: Emil Bock «Rudolf Steiner - Studien zu seinem Lebensgang und Lebenswerk»

10  Эта традиция возродилась, например, в Рождественских играх 30 декабря 1917 года и 19 декабря 1920 года. См. GA274

11 Рудольф Штайнер. Сообщения о Мюнхенском конгрессе 1907 года в журнале «Люцифер-Гнозис» № 34 (см. GA 284)

12 Лекция 12 апреля 1909 года, Дюссельдорф. См. «Духов­ные иерархии и их отражение в физическом мире», Энигма, Москва, 2002 (GA 110)

13 Лекция 12 апреля 1909 года, Дюссельдорф. Цитируется по изд. «Духовные иерархии и их отражение в физическом мире», Энигма, Москва, 2002, стр. 12 (GA 110)

(Окончание следует)


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Гюнтер Коллерт. Ибо младенец родился нам...
  • Кристина Грувец. Встреча со злом в себе самом
  • Георг Кюлевинд. Моё тело и я
  • Андреас Шнебеле. Гоголь - мистик и пророк
  • Наталья Бонецкая. Символ русского духа
  • Энциклопедический словарь: Рудольф Штайнер
  • Янош Дарваш. Кто такие кавказцы
  • Оксана Каплина. Образ и два пути познания через творчество
  • Юрген Фатер. Музыка, достигшая начала отсчета
  • Хайнц Циммерман, Бодо фон Плато. Метаморфозы интеллигенции, ответственной за события текущего времени
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4367
    Результат опроса