Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > GA > Доклады > Восток в свете Запада. Дети Люцифера и братья Христа

Четвёртая лекция (Мюнхен, 26 августа 1909 года).


В обеих предшествовавших лекциях этого цикла было особенно отмечено, что ясновидящее созерцание, за отдельными подробностями расстилающегося перед нами чувственного ковра, может видеть божественно-духовные существа, что с определенной ступени ясновидящего развития, с инициации, т.е. посвящения, превращается в нечто живое, жизненное, в божественно-духовное все, что в обыкновенной жизни называют огневыми, газообразными, жидкими и т.д. телами. Вчера же мы особенно упоминали о том, что за явлениями и фактами нашей собственной душевной жизни, поскольку она разыгрывается на физическом плане, также сокрыты божественно-духовные существа. У вас может появиться вопрос: обстоит ли дело так, что там, где обыкновенное чувственное созерцание воспринимает, скажем, тепло, цвет и т.д., ясновидящее сознание видит повсюду божественно-духовные существа, как если бы имели мир в двух формах, — один раз как внешний, чувственный мир, и другой раз как мир духовный? И по отношению к внутреннему обстоит ли дело так, что мы имеем в своей душевной жизни ощущения, факты совести, мысли и за ними божественно-духовных существ? Или это происходит как-нибудь иначе, т.е. может быть духовный мир не вполне покрывается своим внешним выражением, — чувственным миром, миром физического плана вообще? Мы могли бы поставить вопрос еще таким образом: найдем ли мы всех, какие только есть, божественно-духовных существ, исходя из того, что имеет внешнее выражение на физическом плане, или есть еще другие божественно-духовные существа, которые ближайшим образом совсем не имеют выражения на физическом плане? Для современного ясновидящего сознания этот вопрос разрешается следующим образом: действительно, за каждым внешним восприятием стоит божественно-духовное существо или же духовный факт, но для ясновидящего сознания, восходящего в высшие миры, существуют также божественно-духовные существа и факты, не имеющие никакого выражения в физическом мире. Для посвященного существуют иные опыты, чем только те, которые отбрасывают свои теневые образы, свои проекции вниз на физический план. И точно так же существуют божественно-духовные существа и факты, которые не отбрасывают своей тени в нашу духовную жизнь, которые, следовательно, не находят себе выражения в фактах совести и мысли, в чувствах, ощущениях и т.д. Короче говоря, для высшего сознания духовный мир представляется как мир гораздо более богатый, чем его внешнее выражение на физическом плане. Для большинства из вас этот факт не будет особенно новым, но нужно было однажды ясно вызвать его перед душой. Нужно уяснить себе, что существуют не только закрытые духовные явления и существа, как, например, стоящие за огнем и закрываемые им стихийные духи огня, но существуют также сокровенные божественно-духовные существа и факты. И их-то и должны мы различать, если хотим продолжить далее свое исследование и более определенным образом вызвать перед своей душой то, что уже было затронуто вчера.

Вчера мы указали, что существуют духовные существа, соответствующие тому, что называется совестью. Я упоминал, что в греческом мифе видно ясное понимание того, что в Эриниях образно представлены божественно-духовные существа, открывающиеся как оживители и возбудители нашей внутренней душевной жизни, и что они принадлежат к более древнему роду богов или духов, чем те, которые выступают перед нами из внешних чувственных явлений. Потому-то те, которые рассказывали об Эриниях, говорили, что они принадлежат к более древнему роду богов, чем народные боги греков, нашедшие месть Ореста справедливой. Так из высшей проницательности были ниспосланы Эринии, чтобы исправить то, что нашли справедливым народные боги, бывшие не чем иным, как мифическим выражением существ, стоящих за чувственным миром. Мы отметили очень существенный факт всей человеческой и мировой эволюции и сегодня займемся им более интимным образом.

Окинем еще раз взглядом все, что предшествовало развитию нашей Земли. Вы знаете, что наша Земля прежде, чем стать Землей, была старыми Сатурном, Солнцем и Луной. Те из вас, которые, размышляя, открывают себя для действия различных лекций, скажут себе, что во всем, совершающемся в ходе нашего земного развития в четырех царствах: человеческом, животном, растительном и минеральном, — принимает участие целое воинство божественно-духовных существ. Эти божественно-духовные существа стоят на самых различных ступенях развития. Мы видели, что существа, посылающие вниз свое благотворное действие с Солнца, стоят на известной ступени развития, и что за земным развитием стоят иные существа: те, которые в нужный момент отделили Луну. Все эти существа каким-то образом принимают участие в сцеплении земного развития, в сцеплении царств, принадлежащих земному развитию, так что за окружающими нас явлениями стоит богато расчлененное духовное царство. Столь же богато расчлененное духовное царство существовало во время развития старых Сатурна, Солнца и Луны. Но нельзя стараться понять эти царства, изобретая имена, которые могли бы иметь постоянное значение для того или иного существа. Имена, которые употребляем мы, суть по большей части имена, обозначающие не индивидуальности, а достоинства или служения. Следовательно, называя какое-нибудь имя для обозначения существа, действовавшего во время солнечного периода, мы не можем употреблять того же имени, обозначая его в отношении его земного действования, ибо тут оно уже ушло вперед. Вы видите, что нужно говорить вполне точно, желая на самом деле напасть на действительность в духовных областях. Так, нашему земному развитию предшествовали не только три воплощения этого нашего земного шара, но три духовных мира, три могущественных мировых царства. И эти три могущественных мировых царства очень существенно отличались друг от друга, если исследовать их ясновидящим взором на том плане, где нужно читать Акаша-Хронику. При исследовании через Акаша-Хронику развития Сатурна, Солнца и Луны представляется нечто, не допускающее никакого сравнения со всем, что мы с состоянии определить именами на нашей Земле. Мы можем там говорить лишь в сравнениях.

Вы помните, что развитие Сатурна есть в существенном тепловое, огневое развитие, что на Солнце тепло сгустилось в воздух, на Луне воздух сгустился в воду и только на Земле появилась уже земля. Но если бы вы захотели непосредственно применить к тепловому или огневому развитию старого Сатурна то, что вы связываете с понятием огня, то такое представление не было бы вполне правильным, ибо тот огонь Сатурна существенно отличается от нашего земного огня. Вы совсем не можете сравнивать того огня Сатурна с огнем, получаемым вами, когда вы зажигаете дрова, плавите металл и т.д. Есть только одно, с чем допускается теперь некоторое сравнение. Это тот огонь, который струится в вашей собственной крови, пронизывает ее. В этом живом огне, в оживляющей вас теплоте вы имеете нечто, что отчасти можно сравнить с той субстанцией, из которой только и состоял старый Сатурн, между тем как современный физический огонь уже порождение, более поздний продукт старого огня Сатурна. И эта его форма, видимая внешне в пространстве вашими физическими глазами, возникла, собственно, лишь на Земле. Одна лишь теплота крови напоминает нам физически о том, что было во время физического развития на старом Сатурне. Так вы видите, что лишь немногое в пределах нашего современного опыта допускает сравнение с особенностями, существовавшими в этих более ранних состояниях развития, вследствие чего мы имеем три предыдущих состояния, весьма и весьма отличающихся от нашего современного состояния — состояния старых Сатурна, Солнца и Луны. Но вы должны уяснить себе, что в нашем земном развитии снова известным образом содержится все, бывшее во время состояний старых Сатурна, Солнца и Луны. Только теперь оно изменилось, вошло в наше земное развитие. Известным образом в нашем земном развитии находится то, что впервые было положено, как зерно, на старом Сатурне и потом развивалось дальше через Солнце и Луну. В нашем земном развитии мы видим все, развивавшееся в течении этих трех следующих друг за другом состояний, хотя и измененное, но в этих измененных состояниях мы всегда можем указать на то, что здесь лежит в основании из прежних состояний развития. В нашу Землю как бы включены старые Сатурн, Солнце и Луна.

Займемся теперь немного подробнее тем, как эти вещи были включены в наше земное развитие. Вспомним, что Земля была некогда одним телом вместе с Луной и Солнцем. Там, в этом теле, были все, сколько их ни было, духовные существа и физические субстанции, существовавшие во время старых Сатурна, Солнца и Луны. Все это заключалось тогда в одной Земле. Здесь были также и все, сколько их ни было, божественно-духовные существа, действовавшие во время Сатурна, Солнца и Луны. Все это вначале земных времен обитало вместе в одной Земле. Поэтому мы можем сказать об этом начале земного периода, говоря: Земля начинается соединением, восприятием трех предшествовавших состояний развития, со всеми предыдущими ступенями развития божественно-духовных существ. Все это жило в нашей Земле. Но, представив себе, что все эти существа находились на различных ступенях развития, вы должны себе сказать: тот, кто наблюдает Землю, должен, следовательно, уметь различать между этими тремя родами божественно-духовных существ и субстанций. Он должен мочь сказать себе о начале земного развития: здесь есть нечто, могущее возникнуть лишь благодаря тому, что однажды нашему земному развитию предшествовало развитие старого Сатурна. Здесь есть нечто, могущее возникнуть только благодаря тому, что когда-то ему предшествовало развитие старого Солнца. Здесь есть нечто, чему когда-то предшествовало развитие старой Луны. Следовательно, нашему земному развитию предшествовали три состояния, снова находящиеся в этом земном теле в начале земного развития, содержащиеся в нем.

Факт, только что вызванный мною перед вашими духовными очами, всегда предстоял перед людьми, имевшими связь с тайнами духовного мира. И когда называлось число три, как особенно характерное в высших мирах, тогда перед глазами тех, кто видел конкретное, а не абстрактное, вещи, а не понятия, перед ними всегда стоял тот факт, что наша Земля заключала в себе, как бы приняв снова в свое лоно, все, что происходило от старых Сатурна, Солнца и Луны. Это есть так называемая высшая, предземная троичность. Оглядываясь на те древние времена, когда все земное было еще духовным, посвященные говорили: тому, что только на Земле стало плотным, предшествовали другие элементарные состояния. Пока Земля еще не примкнула, как четвертое, к трем предшествовавшим состояниям, тогда и протекали эти три различные состояния. Они суть то преждеземное, чему все земное обязано своим существованием. Троичность, кратко определяемая нами как Сатурн, Солнце и Луна, троичность, преждеземная троичность лежит в основе нашей Земли. Как же обстоит дело теперь с Земным развитием? Эта троичность развилась дальше и перешла именно в нашу Землю. Следовательно, говоря о так называемой высшей троичности, мыслят конкретно три преждеземные состояния. Говоря же о четверичности, представляют себе такое постепенное изменение этих трех состояний, что они смогли принять в себя еще саму Землю. Поэтому все, имевшие связь с фактами духовного мира, ощущали тайну земного становления, как отношение трех к четырем. Наша Земля есть четвертое воплощение в развитии нашей вселенной. Будучи четвертым воплощением, она включила в себя три прежних воплощения, которые развивались до этого земного состояния. Три из них должны были развиваться все выше и выше в эпоху, предшествовавшую Земле. Поэтому со священным трепетом обращались от того, что стало четвертым, к трем и говорили: три — Сатурн, Солнце и Луна — лежит в основе четверки, выражающей наше земное развитие.

Проследив теперь наше земное развитие, мы можем спросить себя: как же участвуют в дальнейшем преуспеянии земного развития отдельные божественно-духовные существа? Это преуспеяние заключалось в том, что от Земли отделилось сначала Солнце, а потом Луна. В этих процессах принимают участие и ведут их божественно-духовные существа. Одни божественно-духовные существа извлекают из Земли Солнце, другие — Луну. Каким же образом участвуют в различных процессах отдельные божественно-духовные существа, скажем существа Сатурна, Солнца и Луны? Они стоят на различных ступенях развития, а потому и участвуют также различным образом. Мы имеем здесь прежде всего одну группу божественно-духовных существ, прошедших свое развитие в основном на Солнце, имеющем для них такое же значение, как наше земное развитие для человека. Следовательно, мы имеем группу существ, развивающихся т.о., что именно старому Солнцу было суждено предоставить им арену для этого развития, они были приспособлены к Солнцу, они принадлежали к нему. Это были существа, которые уже во время земного развития извлекли из Земли Солнце, ибо еще на старом Солнце они ушли столь далеко, что могли тогда проходить то же развитие, какое человечество проходит на Земле. Они ушли столь далеко, что нуждались для своего дальнейшего развития в Солнце. Т.о., вы имеете группу отделившихся некогда солнечных духов и можете сказать: вместе с отделением Солнца из Земли вышли солнечные духи, чтобы воздействовать на нашу Землю извне. После ухода солнечных духов, на Земле оставались еще духи Сатурна и Луны. Из этих двух групп божественно-духовных существ, духи Сатурна развились настолько, что могли руководить и управлять выделением из нашей Земли Луны. Эти духи созрели для такого действия вследствие того, что они опередили в своей зрелости духов Солнца, пройдя уже во время периода Сатурна то, что солнечные духи проходили во время периода Солнца. Вследствие этого, они были способны изгнать из Земли Луну и возбудить внутреннее развитие человека, внутренне оживить человека, который иначе бы отвердел и превратился мумию. Поэтому, после отделения Земли от Луны и Солнца, мы можем сказать: причиной отделения Солнца были солнечные духи, а причиной отделения Луны были духи Сатурна. Солнце есть для нас космический символ деяний солнечных духов. Луна — космический символ деяний духов Сатурна. Что же остается самой Земле? Самой Земле остается то, что было собственно древними лунными духами. Они остаются на самой Земле.

Проследим теперь это земное развитие несколько дальше. Остановим свой взор на том именно моменте, когда выделялась Луна. Земля же осталась одна. Солнце ушло уже раньше. Тогда Земля была в совершенно определенном состоянии, и в то время она не была такой, как теперь. Такою, как теперь, она еще только должна была стать. В момент отделения Луны, Земля еще не была такою, как сейчас, когда она покрыта современными минералами, растительным, животным и физически-человеческим царством, она была еще в несовершенном состоянии. Все это выступало еще неясно. Отдельные континенты еще не отделились друг от друга. Все было, если можно так сказать, в беспорядочном состоянии. Все это еще только должно было распутаться впоследствии. Читая ясновидящим взором в Акаша-Хронике, вы напрасно стали бы искать в тогдашнем земном состоянии растительный покров и минералы, подобные современному. Вы напрасно стали бы искать похожие на современные человеческие и животные образы. Благодаря чему же образовалось все это впоследствии? Все это образовалось именно благодаря тому, что извне действовали Солнце и Луна. Ибо они для того и вышли, чтобы мочь извне действовать на Землю. Точно по волшебству произвела Земля из себя то, что действовало на нее с Луны и с Солнца, — все, что теперь мы видим вокруг себя на Земле. Т.о., говоря о моменте отделения Луны, мы должны представлять себе несовершенную, хаотическую Землю и сказать: постепенно покрывалась Земля воспринимаемыми теперь нами вокруг себя образованиями, растительным покровом, группами различных животных, человеческими расами в современном физическом значении. Все это росло под воздействием действующих с Солнца и с Луны существ. Существа, действующие с Солнца, вызвали внешние образы минералов, растений, животных и физических людей. Существа, действующие с Луны, возбуждали главным образом душевную жизнь в людях и животных. Так извне эти существа работали над нашим земным развитием. То, что я вам теперь представил, есть краткая приблизительная картина, характеризующая наше земное развитие с так называемой Лемурийской до Атлантической эпохи. Лишь во времена Атлантической эпохи медленно и постепенно устанавливался тот облик Земли, который мы видим в своем окружении. Так в ходе земного развития, с момента отделения Луны, мы должны уметь различать хаотическую и устроенную Землю, Землю, уже познавшую воздействия божественно-духовных существ своего окружения.

Все, что я вам сказал, является результатом, который мы вовсе не должны выводить из того или иного исторически передаваемого учения. Представьте себе, что из-за какого-то события было бы утеряно все созданное посвященными, — скажем, высокопочитаемой древней Индии, — что были бы утеряны познания персидских магов, халдеев, египетских посвященных, греческих мистерий, представьте себе, что погибли бы все внешние документы до самых наших дней, что мы не имели бы ни одного письменного отрывка, который сообщал бы нам о том, как учили прежде о духовных причинах нашего земного развития, — все историческое было бы утеряно, но не была бы утеряна возможность нам самим создать теперь посвященных, самим развить теперь ясновидящее сознание. Так что все рассказанное теперь могло бы быть найдено без каких бы то ни было исторических документов, путем ясновидческого исследования. Т.о., это доступно для исследования ясновидческим сознанием в каждую данную минуту и без всякой помощи истории. Здесь мы имеем перед собой нечто, могущее быть нами изученным из первоисточника точно так же, как, например, может быть изучена из первоисточника математика.

Попытаемся теперь, вызвав перед собой небольшую главу из всеобъемлющей теософской мудрости, остановиться на чем-нибудь, чтобы посмотреть, как жило в прошлом то, что мы могли сегодня констатировать с помощью ясновидческого исследования. Конечно, можно было бы избрать другой метод, но в этом цикле был однажды принят метод, по которому мы сравниваем то, что можем найти без помощи исторических откровений, с тем, что нам было дано в том или ином откровении. Мы не пойдем здесь особенно далеко назад, мы остановимся на одной исторической личности, жившей в сравнительно древние времена греческого духовного развития, на личности, которая внешне, исторически, очень мало известна, относительно которой даже не знают точно числа лет ее жизни, остановимся на личности, предшествовавшей в известном отношении другим греческим мудрецам, на Ферекиде из Сироса. Ферекид Сиросский жил в эпоху, известную как эпоха семи мудрецов. Она предшествовала всему, что обыкновенно исторически сообщается о греческой философии. Во внешней истории почти ничего не рассказывается о Ферекиде Сиросском. Но очень интересно и то малое, что о нем рассказывается. В числе других он называется также и учителем Пифагора. К нему следует отнести многое, находимое нами в учениях Гераклита, Платона и у более поздних мудрецов. Он принадлежал к наиболее ранней эпохе греческого развития, о которой говорят, что в ней было семь мудрецов, как рассказывают, что у древних индусов было семь Риши. Мы еще вернемся к этому интересному факту, почему в Индии говорится о семи Риши, в Греции о семи мудрецах, а в христианское время о двенадцати апостолах. Это связано с глубокими законами духовного развития. Итак, Ферекид Сиросский жил в эпоху семи греческих мудрецов. О нем рассказывают, что он учил, что в основе всего нашего развития лежат три принципа, и эти три принципа он называл Зевс, Хронос и Хтон. Что значат эти три наименования? Если исследовать подробнее, что понимается под этими именами, то окажется следующее: во-первых, вы узнаете, что Хронос есть лишь другое название старого Сатурна, это одно и то же. Так в одном принципе Ферекида Сиросского, в Хроносе, мы имеем группу божественно-духовных существ, причисляемых нами к царству старого Сатурна. Все, причисляемое нами к царству старого Сатурна, все, вошедшее в Землю благодаря тому, что были существа, способные выделить Луну, все это мы имеем в Хроносе-Сатурне. — И далее — Зевс. Зевс — есть слово, наименование, становящееся неопределенным, когда оно употребляется в более древние времена. Его применяют к духовным индивидуальностям, стоящим на различных ступенях развития. Но те, которые в Древней Греции знали о посвящении, видели в Зевсе знакомого им Вождя солнечных духов. Зевс есть то самое, что живет в действиях, оказываемых на Землю Солнцем. Так мы имеем второе царство, царство солнечных духов, обозначаемое Ферекидом Сиросским как царство Зевса. — Что же такое Хтон? Это есть не что иное, как наименование состояния нашей Земли в то мгновение, когда отделилась Луна, когда Земля была в особого рода хаотическом состоянии, когда ее еще не покрывал чувственный ковер наших земных растений, не покрывала еще толпа животных и человеческих образов. И вот, вы находите у Ферекида Сиросского изумительные слова, он говорит, что в основе нашего развития лежат эти три принципа: Зевс, Хронос и Хтон. Земля стала тем, что она есть, только благодаря совместному действию этих трех принципов, этой священной, первоначальной троичности, перешедшей из прежних земных состояний. Следовательно, их знает также и этот мудрец древней Греции, называя их тремя знакомыми ему именами. Затем он рассказывает, каким образом это пошло далее. В древние времена было не принято говорить о таких вещах в столь сухих и жестких понятиях, как теперь. Для обозначения того, что видели и познавали в духе, там употребляли красочные представления. Поэтому Ферекид Сиросский говорит: «Хтон стал Геей, Землей — тем, что теперь мы называем Землей, — благодаря тому, что Зевс вручил ей дар воздуха, и она, таким образом, была облечена покровом». Дивно прекрасные слова для того развития, которое я выразил для вас немногими словами. Земля осталась одна, вовне были Солнце и Луна: духовные царства Зевса и Хроноса. Это было как бы оплодотворением Земли в ее хаотическом состоянии, — говоря словами греческого мудреца, — это было оплодотворение Хтона Зевсом. В физическом были посланы вниз солнечная теплота и солнечный свет. В солнечной теплоте и свете вниз были посланы благотворные воздействия царства Зевса, которые оплодотворили все. Земле был принесен дар воздуха. Земля облеклась покровом, и это есть не что иное, как чувственный ковер растительных и животных образов и образов физического человека, которыми Земля опутала себя теперь в самых различных конфигурациях. Хтон стал Геей благодаря тому, что Зевс одарил ее воздушным даром, и через это она облеклась покровом.

Так в изумительных, образных выражениях прекрасного языка мы снова видим то же самое, что может найти современное ясновидящее сознание, исследуя времена, когда жили семь мудрецов, когда действовал Ферекид Сиросский, о котором внешне сохранилось едва ли больше того, что я сейчас вам рассказал. Но тот, кто озарит светом, исходящим от ясновидящего исследования, высказывания Ферекида Сиросского, тот скажет себе: нельзя говорить таким образом, говорить столь согласно с подтверждениями современного ясновидящего исследования, ничего не зная об этих вещах. И далее, спросив себя: откуда идет знание Ферекида Сиросского? — мы находим, что он имел счастье принадлежать к так называемому Финикийскому посвящению. Т.о., мы видим в нем человека, посвященного в древних финикийских храмах, принесшего из финикийских храмов то, что он имел право сказать открыто, и учившего в Греции. Так перешло сюда с Востока многое из того, что там, в Азии, существовало в созвучии со всей остальной восточной мудростью.

Я хотел дать вам этим только один пример, и таких примеров мы могли бы привести сотни, и мы, если только умеем правильно их читать, найдем у древних мудрецов то же самое, что теперь может быть найдено без всяких исторических традиций. Здесь мы ушли не так далеко назад. Мы увидим, что можно пойти еще дальше назад. Увидим, что, умея расшифровывать выражения, мы будем в состоянии найти в древние времена, в соответственном образе те же учения, которые, как первоначальные, могут быть необходимы и теперь. Но вы не должны оставаться в неведении, что наш принцип был бы совершенно неверным, если бы мы сочли совершенно исчерпанным это озарение восточной мудрости при помощи того, что может быть добыто на Западе, сказать просто: «мы говорим теперь, что мы находим то или иное о мировом развитии». Но это же мы находим и у Ферекида Сиросского, мы находим его и в египетскую эпоху, в эпоху халдейских магов, в древнеиндийскую эпоху. Мы увидим, что мы действительно найдем эти вещи, — считая это за единственное, что возможно, мы могли бы сказать: итак, мы находим теперь теософическую мудрость, существовавшую в различных формах повсюду, где люди стремились к истине, одну и ту же мудрость повсюду. — Против такого утверждения нельзя сделать ни малейшего возражения, ибо фактически это так. Но должно быть сказано, что эта истина есть лишь часть истины, выражающая не всю правду, что сверх того есть еще нечто другое. Как развитие растения состоит не в том, что оно от низшей точки своего корня до самого плода производит все те же самые органы, но что оно производит зеленые листья, пестрые лепестки цветка, пылевые тычинки, пестик и т.д. Как растение меняет облик своего развития, ведет его ко все более высокому, так бывает и в преуспеянии человеческой жизни на Земле. Если вполне справедливо, что те же самые учения мудрости все снова и снова появляются в самых различных формах, то сами эти учения мудрости развиваются, и просто неверно говорить, что в древнеиндийскую эпоху было уже то же самое, что есть теперь. Это было бы так же неверно, как неверно утверждение, что все растения одинаковы, имея уже цветок или же, например, находясь в точке корня. Внутренне это есть одна и та же сила, но познать ее в ее реальности можно лишь проследив действительное развитие. Так что, мы должны признать действительное развитие тех тайн, которые лежат в основе человеческой эволюции. То, чему учили на Земле в первые времена после великой атлантической катастрофы, может быть изучаемым и теперь. Можно еще и теперь учиться тому же, чему учил Ферекид Сиросский. Но земное развитие обогатилось также и для человека, оно получило новые вклады. Вчера мы указали на важный для человечества момент христианского вклада. Тогда пришло нечто, не допускающее сравнения ни с чем, нечто, стоящее совершенно особо в земном развитии. До моего слуха дошло, что кто-то сказал: в человеческом развитии не было бы справедливости, если бы уже и до Христа человеку не была дана вся полнота мудрости. Каким образом люди дохристианских времен пришли к тому, что нечто было от них удержано? — Ради мировой справедливости (так говорят многие), мы должны принять, что, хотя формы истины меняются, новых истин не привходит, иначе пришлось бы утверждать, что для людей, жизнь которых была, так сказать, оставлена для послехристианских времен, было подготовлено нечто высшее, чем для людей, живших до Христа. — Если бы действительно этого никогда не высказывали, тогда было бы не нужно совсем упоминать здесь об этом, ибо понятно, что подобные вещи высказываются где угодно, но только не среди теософов. Почему же нет? Да потому, что люди, пришедшие к воплощению в христианские времена, суть те же самые, которые жили прежде, ибо, проходя через различные воплощения, они теперь именно и призваны узнать то, чего они не могли узнать прежде явления Христа на Земле. Тот, кто думает, что человек воплощается все снова и снова лишь для того, чтобы ему преподносилось одно и то же, не верит серьезно, всем своим чувством и всей своей душевной жизнью, в перевоплощение, ибо серьезно верить в перевоплощение это значит проникать в его цель и смысл, понимать, что не напрасно это постоянное возвращение, но что оно совершается лишь для того, чтобы человек мог всегда познать нечто новое. Если же это так, тогда к этой Земле должна притекать все новая и новая жизнь. Приходя снова на Землю, нужно видеть на ней что-нибудь новое. Итак, совершенной абстракцией являются слова: «Те же самые учения мудрости возвращаются в разных религиях». Конкретное же, истинное, состоит в том, что учения мудрости развивают все более и более высокий образ, пока не созреют до того плода Земли, который появится на Земле, когда она сама созреет для того, чтобы перейти в другое состояние, как старый Сатурн, Солнце и Луна перешли в земное состояние. Не одно лишь повторение, но действительное преуспеяние — вот в чем дело. Это и есть нерв, отличающий западный и восточный образ мыслей. Западный образ мыслей, согласно всей задаче и миссии Запада, никогда не может отказаться от действительно конкретного, исторического понимания нашего земного развития. Но историческим пониманием является только то, которое видит развитие, а не повторение подобного. Понятие истории однажды вошло в человеческое развитие. Однажды действительно научились понимать вещи исторически, а не видеть простое повторение того же самого. И если появляется кто-то, не вполне проникнутый понятием исторического преуспеяния, и отдается в особенно сильной степени восточному образу мыслей, (истинность которого вместе с тем нисколько не подвергается сомнению, в котором подтверждается все, что было когда-то сказано, но необходимо еще и историческое понимание), заражается этим исключительно восточным образом мыслей, тогда часто понимание истории пропадает, и у него возникает этот характерный вопрос: «Для чего, собственно, это вечное повторение одного и того же?». Такой вопрос был поставлен Шопенгауэром, которому не доставало понятия «история» в собственном смысле, и который был одним из принявших во внешнем эзотеризме многое из восточной жизни. Подтверждением высшей истины никоим образом не нарушается низшая. Говорится «да» всему, что утверждается с не исторической точки зрения, но оно лишь переносится на высшую ступень царства, другими словами, восточный образ мыслей озаряется светом Запада.

Я хотел бы на примере подтвердить вам то, что сейчас было высказано абстрактно. Вы уже могли почувствовать, что мы найдем результаты современного ясновидящего исследования повсюду, где мы будем их искать, в протекших временах. Осветить прошлое мы можем лишь почерпнув этот свет в настоящем. Рассмотрим сейчас одну совершенно определенную духовную личность, духовную индивидуальность. Впоследствии нам еще придется говорить о различных подробностях в этой области, сегодня же должно быть отмечено только одно. Возвратившись к тем временам, когда в Ведах было записано то, что явилось в известном отношении отзвуком высокой, чистой мудрости Риши, вы найдете среди многих наименований божественных существ имя ИНДРЫ. Если я должен ответить вам с точки зрения ясновидящего исследования, т.е. с точки зрения настоящего времени, на вопрос: «Каково было существо, носившее в эпоху Вед имя Индры?» — то я сделаю лучше всего, если изображу вам, как современный человек путем ясновидящего исследования может доставить себе созерцание этого действительно существующего существа. Я уже показал вам, что за всем окружающим нас извне миром — за огнем, воздухом, водой и землей — находятся божественно-духовные существа. Открывая свои чувства действию огня или воздуха, мы имеем внешнее выражение божественно-духовных существ, стоящих за огнем или воздухом. Для всего, воспринимаемого физически в обыкновенной жизни, мы ищем того, кто стоит за ним, поднимаясь ясновидяще от физического мира к астральному. Там находятся многочисленные существа, соответствующие тому, что внешне выражается в воздухе. Другими словами, многочисленные духовные существа работают совместно в нашем окружении для того, чтобы могло возникнуть то, что внешне выражается для нас в физических воздушных явлениях. Спросим же у ясновидящего исследования: «что представляет из себя божественно-духовное царство, стоящее за воздухом, если рассматривать его на астральном плане, т.е. если проникнуть в ближайший высший мир?» Тогда будет ответ: «Мы приходим к некоторому количеству божественно-духовных существ, которые не опускаются вниз до физического плана, которые выражаются на физическом плане через воздух, а на астральном плане выступают как индивидуальности. Наиболее могущественное из этих существ вполне определенно. Мы находим его еще и теперь, это то самое, которое в древней Индии называли именем Индры». Из ближайших лекций вы поймете, почему это так. Эта индивидуальность, пребывающая на астральном плане, кроме того участвует во всем устроении нашего дыхательного процесса. Деятельности этого существа, которое мы можем еще и теперь найти и которое называли Индра, мы обязаны тем, что мы вообще стали таким образом дышащими существами. Мы всегда можем обратиться наверх к этому существу и сказать: «Тебе, о Индра, обязан я возможностью иметь такое орудие дыхания, какое имеем мы, люди!» Но деятельность таких существ, как Индра, не ограничивается одним. Она разветвляется. Этому же самому существу человек обязан еще многим другим. Поэтому он может сказать: «Тебе, о бог Индра, которому я обязан возможностью дыхания, я обязан также, например, той силой, которая должна протекать через мускулы, когда я должен победить в бою врагов». Следовательно, человек мог бы молиться Индре о даровании силы для победы над врагами, ибо на это же существо перенесена и эта функция. Тому же самому существу нужно приписать также и блеск молнии в облаках и раскаты грома, и наступление благодатных последствий, сопровождающих явление грозы. Об этих явлениях также можно возносить молитвы, если кто-нибудь вообще подумает о такой молитве к богам.

Таким образом, мы видим на астральном плане известное существо, называвшееся в древнюю эпоху Вед просто именем Индры. Для нас Индра существует точно так же, как и для того времени.

Возьмите теперь это существо Индры, возьмите его так, как его действительно видел посвященный древней Индии, направляя свой духовный взор к астральному плану, возьмите его. И если вы теперь спросите: «Видит ли нынешний посвященный Индру тем же самым образом?» — то мы должны ответить, что он видит все, что и тогда видели в Индре, но он видит еще и нечто другое. Видя перед собой человека по имени Фриц Миллер на сороковом году его жизни, вы можете сказать себе: это тот же самый человек, которого 30 лет назад я знал десятилетним мальчиком, уже носившим это имя, теперь он до некоторой степени изменился. И вы дадите плохое описание этого сорокалетнего Фрица Миллера, изобразив кому-нибудь, как выглядел он в десять лет. Все, что вы скажете в таком случае о Фрице Миллере, вы будете говорить совершенно верно, но в течение 30 лет он прошел через некоторое развитие, — и вы должны учесть это, говоря о теперешнем его состоянии. Думаете ли вы, что если люди непрерывно развиваются в каждой своей жизни и из жизни в жизнь, то боги и теперь еще стоят все на той точке, как в то время, когда к ним поднимался взор ясновидящего древней Индии? Должны ли боги быть такими, чтобы и через тысячелетия оставаться все теми же самыми? Нет, они совсем не таковы. Мы можем сказать, что Индра развивался с тех пор, как на него взирали ясновидящие древней Индии. Он развивался. Что же произошло с ним? Как представляется нам его развитие?

Направив ясновидящий взор назад в Акаша-Хронику на образ древнего Индры и направив ясновидящий взор на этот образ теперь, каким увидим мы его образ? Тогда оказывается следующее: есть известный момент в земном развитии, когда мы видим нечто особенное в отношении Индры. Для того, чтобы достаточно наглядно иметь это перед собою, повторяем: следовательно, мы направляем ясновидящий взор на астральный план на древнеиндийского бога Индру, и следим далее, как развивается Индра на астральном плане вверх через тысячелетия. Тогда мы находим один момент, когда ясновидящий взор может узреть, что на Индру упали лучи света от некоего другого божественно-духовного существа, и через этот свет, падающий на Индру, он сам озаряется, просветляется, поднимается на более высокую ступень развития. Совершенно так же, как если бы в определенный момент своего развития вы узнали нечто значительное, что сделало бы вас совсем другим человеком. Так произошло это однажды с Индрой. На него упал духовный свет другого божественно-духовного существа, и с того времени, если мы хотим говорить абстрактно, благодаря тому, что там свершилось, от Индры на нас излучается то же, что было также в древнем Индре. Если же мы не хотим говорить абстрактно, но хотим считаться с тем же фактом, что на Индру пролился духовный свет, то мы увидим его, во-первых, как Индру, а, во-вторых, как существо, обогащенное духовным светом некоего другого существа. Мы можем указать момент в историческом развитии человека, когда произошло то, что я вам теперь описал, мы можем дать его вполне точно. Бог Индра находится на астральном плане. Тогда наступает момент, когда Христос еще не доступен для восприятия в земном развитии, но когда свет, исходящий от Христа, падает ближайшим образом на Индру. Свет, духовный свет, идущий от Христа, падает на Индру. И теперь некто, имеющий эту миссию, может, взирая на Индру, сказать: «Индра открывает мне теперь нечто иное, чем то, что он открывал прежде, ибо прежде от него не отражался свет Христа». Тот, кто будет призван возвестить об этом человечеству, скажет: «Прежде был древний Индра. Нас интересует то, чем он был прежде, но теперь нас интересует также и то, что отражает он нам, что излучается теперь от него». Как Луна отбрасывает от себя солнечный свет, так с того момента Индра бросает в духовное развитие не свой собственный свет, но отражает свет Христа, который еще не видим прямо на Земле. Этот свет, отраженный Индрой и не дающий прямого познания Христа, но дающий познание, подобное тому, как мы познаем солнечный свет, отражаемый Луной, — был тем, о чем возвещал Моисей своему народу, называя именем Яхве или Иеговы этот свет Христа, отражаемый Луной подобно солнечному свету. Здесь вы имеете то, на что я часто уже особенно указывал в другой форме в лекциях о Евангелии от Иоанна: Христос возвещает о Себе заранее. Яхве или Иегова есть знаменование света Христова, отраженного, рефлектированного ближайшим образом древним божеством, — пророчески заранее предвозвещенный Христос. — Это было так, как если бы в ходе земного развития древний Индра был охвачен светом Христа и теперь отражал бы этот свет от себя на Землю. Вследствие того, что его коснулся свет Христа, бог Индра прошел некоторое развитие. Он, конечно, не стал Иеговой. Вы не можете сказать: Иегова есть Индра. Но вы сумеете понять, что как Индра открывался в громе и молнии, так открывался в этом и Яхве, ибо отражение может совершаться лишь в степени (размере) отражающего существа: поэтому Иегова открывался в громе и молнии. — Здесь вы имеете пример того, что духовное развитие совершается, так сказать, в своем мире, подобно тому как человечество в своем. И что, рассматривая духовные существа по прошествии тысячелетий, мы не найдем их прежнего облика. Нечто совершается в духовном мире, в нем есть история, и земная история есть лишь внешнее выражение истории духовного мира. Поистине все, происходящее здесь на Земле, имеет свои причины в событиях духовного мира, и на отдельных подробностях мы должны научиться понимать и схватывать, какие события стоят за нашими земными событиями как их причины.

Вместе с тем я показал вам на одном примере, что значит осветить старые мифы с современной точки зрения. Для этого необходимо, чтобы мы с полной серьезностью приняли понятие истории и спросили себя: какие перемены представляются нам, если мы теперь отыщем то же самое существо, которое существовало уже тысячи лет, и что породило эти перемены? На особом примере я хотел разъяснить вам историю в духовной жизни. Твердо запомнив, что есть существа, находимые нами теперь и находимые также при взгляде в прошлое, но только с другими именами и формами и с другим выражением, и твердо запомнив, что в духовной жизни, лежащей в основе физической, есть историческое развитие, есть движение вперед, — вы будете иметь два верных принципа, составляющих основу всякой теософии, стремящейся действовать для грядущего человечества, желающей преуспевать: откровение единой божественной жизни в ее различных формах и познание развития божественной жизни ко все более и более высоким образованиям, к созреванию истинных плодов мировой жизни.

Об этом завтра.


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Первая лекция (Мюнхен, 23 августа 1909 года).
  • Вторая лекция (Мюнхен, 24 августа 1909 года).
  • Третья лекция (Мюнхен, 25 августа 1909 года).
  • Пятая лекция (Мюнхен, 27 августа 1909 года).
  • Шестая лекция (Мюнхен, 28 августа 1909 года).
  • Седьмая лекция (Мюнхен, 29 августа 1909 года).
  • Восьмая лекция (Мюнхен, 30 августа 1909 года).
  • Девятая лекция (Мюнхен, 31 августа 1909 года).
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4336
    Результат опроса