Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > GA > Доклады > Восток в свете Запада. Дети Люцифера и братья Христа

Вторая лекция (Мюнхен, 24 августа 1909 года).


В этом цикле лекций речь в основном будет идти о том, чтобы рассмотреть учение мудрости восточного мира, т.е. вообще древнее сокровище мудрости человечества, таким образом, чтобы на него упал свет, который — как я уже сказал вчера — может быть возможен от познания импульса Христа и от познания всего того, что в течение веков постепенно развилось в западном мире как мудрость из этого импульса Христа. Для того чтобы быть чем-то живым, теософия не может состоять только в принятии и изучении уже существующих исторически в человечестве воззрений и мнений о высших мирах; дело должно состоять в том, чтобы предметом нашего исследования стало все, что в настоящее время можно узнать о сущности высших миров. Ибо таких людей, которые могли бы обращать свой взор вверх, в духовные миры, видеть в этих духовных мирах таким образом, как постигает он внешний мир своим рассудком, таких людей, — говорю я, — могущих подобным образом видеть в высших мирах, могущих исследовать там тайны, можно найти не только в древние времена, их можно найти во все времена, их можно найти и в настоящее время, и никогда человечество не было обречено на то, чтобы изучать и исследовать лишь исторически передаваемые истины; столь же мало было человечество принуждено принимать эти учения о высших мирах из какого-либо особого физического места. Источник высшей мудрости и высшего познания может находиться в любом месте. И сколь мало было бы разумно, если бы мы стали теперь в наших школах учить математике или географии по учебникам, написанным в древности, столь же мало было бы, по отношению к великим сокровищам мудрости сверхчувственных миров, исследовать их только исторически, только старое. Поэтому нашей задачей в этом цикле лекций будет подойти самим к вещам высших миров, к существам сверхчувственных царств, вызвать перед своей душой то известное, мало известное и совсем неизвестное, что находится в этих высших мирах, и потом спросить себя: что говорили об этом люди древности? Другими словами: мы вызовем перед своей душой западную мудрость и потом поставим себе вопрос: как согласуется то, что мы можем познать как западную мудрость, с тем, что мы узнаем как мудрость Востока? Дело в том, что мудрость сверхчувственных миров, будучи рассказана (сообщена) человеку, может быть понята его рассудком. Часто, очень часто я особенно оттенял: для понимания, для постижения фактов высших миров необходима лишь беспристрастная разумность. Если эта беспристрастная разумность также и в настоящее время является весьма редким качеством, все же она существует, и тот, кто пожелает применить ее, может понять все, что рассказывается о результатах исследования так называемого ясновидящего познания. Без сомнения, добыть, исследовать эти факты высших миров можно лишь при помощи так называемого ясновидящего исследования, путем восхождения в эти миры людей, которые себя подготовили для этого. Так как в этих высших мирах обитают существа, которых по отношению к нам, людям, можно назвать духами или Богами, то исследование высших миров в сущности есть общение посвященного или ясновидящего с духами или Богами. Поэтому то, что находится в высших мирах, может быть исследуемо лишь тогда, когда ясновидящий человек поднимется по ступеням, ведущим его к отношению с духами или Богами.

Об этих вещах уже многое было сказано для вас всех в том или ином цикле лекций; сегодня мы еще раз воспроизведем наиболее существенное. Когда человек делается ясновидящим, то для того чтобы проникнуть в высшие миры, ему необходимо прежде всего отнюдь не меньшее, чем достижение способности созерцать, познавать, переживать без помощи внешних чувств, т.е. без помощи тех органов, которые построены в нашем теле как глаза, уши и т.д., а также без помощи того органа, который в особенности служит нашему интеллекту, нашему разуму. Насколько мало возможно сверхчувственные миры видеть физическими глазами или слышать физическими ушами, настолько же мало возможно познать их тем рассудком, который связан с орудием физического мозга. Следовательно, человек должен освободиться от той деятельности, которую он развивает, пользуясь своими физическими чувствами, своим физическим мозгом.

Вы все уже знаете, что в нормальной физической жизни есть такое состояние, в котором человек находится вне орудий своего физического тела: это состояние сна. Мы знаем, что из четырех членов человеческой природы — из физического, эфирного, астрального тела и «Я» — два последних достигают тогда известной самостоятельности. Во время дневного бодрствования с утра и до погружения в сон вечером, как вы знаете, физическое тело, эфирное, астральное и «Я» бывают тесно связаны между собой. Во время сна эти четыре тела разделяются таким образом, что, с одной стороны, в постели остаются физическое и эфирное тело, с другой стороны, астральное тело и «Я» освобожденные живут в другом мире. Таким образом, при нормальном течении своей жизни в продолжении каждых 24 часов человек бывает в таком состоянии, когда он не имеет при себе органов, построенных в его физическом теле; он должен известным образом заплатить мраком за это освобождение от чувственного тела; во время сна он ничего не видит из того мира, который его тогда окружает, в котором он тогда находится.

Органы и орудия, необходимые человеку, если он хочет видеть в духовном мире, где он бывает ночью со своим «Я» и астральным телом, могут быть построены, естественно, только в этом астральном теле и в «Я». И разница между современным нормальным человеком и ясновидящим испытателем та, что, когда вечером «Я» и астральное тело выходят из физического и эфирного тел, тогда у нормального человека «Я» и астральное тело являются известным образом нерасчлененными, не имеющими органов для видения; у ясновидящего испытателя в этом астральном теле и «Я» образованы органы, хотя и другой природы, но подобные тому, чем для физического тела являются глаза и уши. Поэтому первая задача желающего сделаться ясновидящим исследователем состоит в выполнении всего, что могло бы построить духовные глаза, духовные уши и т.д. в его ранее нерасчлененном астральном теле и «Я».

Но это не единственное, что необходимо, ибо этого могло бы быть недостаточно. Допустим, что кто-нибудь при помощи средств, о которых мы еще упомянем впоследствии, достиг бы того, что снабдил бы свое астральное тело и «Я» духовными глазами, ушами и т.п., тогда он обладал бы другим астральным телом, чем нормальный человек, он обладал бы расчлененным, организованным астральным телом. Но он бы еще не мог ничего видеть в духовном мире, по крайней мере он не мог бы достигнуть известной степени видения. Для этого необходимо еще нечто другое. Если при современных условиях человек действительно хочет подняться до ясновидения, до сознательного ясновидения, необходимо не только, чтобы в его астральном теле были образованы глаза и уши, но, чтобы все пластически образованное таким образом было отпечатано также в эфирном, подобно тому, как печать отпечатывается на сургуче. Собственно, сознательное ясновидение начинается после того, как органы, то есть духовные глаза и уши, отпечатываются в эфирном теле. Итак, для того чтобы могло наступить ясновидение, эфирное тело должно помогать астральному телу и «Я», то есть все имеющиеся в наличности члены человеческой природы должны работать совместно, исключая лишь физическое тело. Но для совместной работы эфирного тела существуют большие препятствия, чем для астрального тела. Астральное тело и «Я» в течение каждых 24 часов бывают в счастливом положении свободы от физического тела. Находясь с утра, когда человек просыпается, и до вечера, когда человек засыпает, в физическом теле, астральное тело и «Я» связаны с силами физического тела и эти силы препятствуют астральному телу и «Я» образовывать свои собственные органы. Астральное тело и «Я» суть тонкие душевно-духовные сущности. Своей собственной эластичностью они следуют, так сказать, силам физического тела, они приспособляются к физическому телу и принимают его форму. Поэтому нормальный человек также и ночью имеет в себе действие этих сил, и лишь путем особых мероприятий — как мы это уже знаем, — можно освободить астральное тело и «Я» от действия физического тела так, чтобы это астральное тело могло образовать свою собственную форму, т.е. свои духовные глаза, духовные уши. Но мы, по крайней мере, находимся в счастливом положении, имея целых 8 часов в сутки (во время сна) свободное астральное тело. Следовательно, мы имеем прямую возможность действовать на астральное тело таким образом, чтобы оно уже потом, ночью, следовало уже не эластичности физического тела, а своей собственной эластичности.

Совершаемые ясновидящим испытателем подготовительные упражнения состоят главным образом в том, что он совершает во время дневного бодрствования. Это такие духовные отправления, которые сильно действуют на его астральное тело и «Я», которые имеют столь сильное внутреннее действие, что, когда потом — во время сна — астральное тело и «Я» выходят из физического и эфирного тела, они находятся под действием того, что сделал человек для особой подготовки к ясновидящему исследованию.

Итак, возьмем два случая: обыкновенного человека, живущего нормальной жизнью, с утра до вечера отдающегося впечатлениям внешнего мира, отдающегося тому, что действует на внешние чувства и рассудок. Вечером он засыпает и его астральное тело выходит из физического. В этом случае астральное тело будет совершенно отдано тому, что было пережито за день. Оно следует эластичности физического тела, а не своей собственной эластичности. Нечто иное происходит, когда человек — путем медитации, концентрации и других упражнений, предлагаемых для достижения высшего познания тем, которые хотят идти этими путями, — переживает за время своей дневной жизни сильное воздействие на свою душу, то есть на свое астральное тело и «Я». Тогда, следовательно, он из своей повседневной жизни выделяет определенные промежутки времени, совершая в них нечто иное, чем во время обычной повседневной жизни. Тогда в определенные промежутки времени он будет отдаваться не тому, что может сказать его чувствам и рассудку внешний мир, но и тому, что является вестью и следствием духовных миров. Если он отдается таким вещам, если он посвящает медитации, концентрации и другим упражнениям хотя бы лишь короткое время дневной, бодрственной жизни, тогда это так сильно действует на его душу, что, выходя ночью из физического тела, астральное тело познает воздействие этой медитации, концентрации и следует другим эластичностям, чем эластичность физического тела. Поэтому методы достижения способности ясновидящего исследования состоят в том, что учителя этого исследования применяют все испробованное в течение тысячелетий знание медитаций и концентраций, которые должны быть предпринимаемы во время дневной жизни с тем, чтобы потом, ночью, они оказали преобразующее воздействие на астральное тело.

Вы видите, мои милые друзья теософы, как велика ответственность, которую берет на себя всякий, кто дает своим ближним такие упражнения. Такие упражнения не нечто вымышленное, они — следствие духовной работы в мистериях, в школах тайного познания. Как известно, то, что предписывают эти упражнения, действуют на душу таким образом, что, выходя вечером с наступлением сна из физического тела, она правильно образует свои духовные глаза, духовные уши и духовное мышление. Если что-нибудь делается неверно, если делаются неверные упражнения, то тогда они, конечно, тоже действуют, и последствия не замедлят проявиться, но тогда, выражаясь понятиями чувственного мира, в астральном теле будут построены противоестественные формы. Что это значит: в астральном теле будут построены противоестественные формы? Это значит, что будут построены формы, противоречащие великому мировому целому, не подходящие к нему. Тогда в этой области произошло бы подобное тому, как если бы в нашем физическом теле были построены органы, не могущие правильно слышать внешних звуков, видеть внешний свет, не подходящие к внешнему миру. Путем неправильной медитации и концентрации человек был бы, таким образом, поставлен в противоречие с миром в отношении своего астрального тела и своего «Я», и, вместо того чтобы получить органы, через которые мог бы постепенно осветиться этот духовный мир, он был бы тогда сокрушен влияниями духовного мира, он должен был бы пережить эти влияния не как благо, не как обогащение себя, но как нечто, разрушающее его жизнь. И если методы были совершенно неверны, то как нечто, разрывающее все его существо.

Я прошу вас, мои милые друзья теософы, — ибо это понятие будет очень нужно для нас в ближайшие дни, — принять во внимание, что во внешнем духовном мире, есть нечто, могущее быть в то же время в высшей степени благотворным для человека и могущее быть в то же время в высшей степени разрушительным, в зависимости от того, как несет человек навстречу этому внешнему миру свою собственную сущность. Представим себе только, что человек с неправильно образованным астральным телом раскрывается для духовного мира. Последний действует на него. Если же бы он образовал правильные органы, этот духовный мир вливался бы в него, обогащал бы его мировыми тайнами, тот же самый внешний духовный мир разорвал бы его, привел бы к его гибели, если бы он дурно образовал свои органы. Тот же самый духовный мир один раз возносит человека высоко вверх, другой раз разрывает его, разрушает. Тот же самый внешний мир, о котором один раз, неся в самом себе нечто верное, человек скажет, что это есть благой, божественный мир, и о котором, обладая сам неправильно образованным внутренним, другой раз он скажет, что это есть мир разрушения, дикого опустошения. В этих словах лежит многое, как ключ к пониманию доброго, плодотворного и злого, разрушительного в мире. И отсюда вы сможете понять, что действие, оказываемое на нас некоторыми существами этого мира, не характеризует самого существа этого мира. В зависимости от того, как мы поставим себя перед внешним миром, одно и то же существо может быть и Богом и дьяволом для нашей внутренней организации. Я прошу непременно иметь это в виду, ибо это будет часто необходимо в ближайшие дни.

Вместе с тем мы вызвали перед нашей душой то, в чем состоит подготовление к ясновидческому исследованию в отношении астрального тела и «Я». И мы должны были принять, что мы, люди, находимся в известном отношении в счастливом положении, имея хотя бы на некоторое время в течении 24 часов тонкое астральное тело и «Я» вне физического и эфирного тел. Эфирное же тело и ночью не бывает вне физического. Эфирное тело остается тогда связанным с физическим. Мы знаем уже из различных лекций, что только со смертью наступает то мгновенье, когда физическое тело остается само по себе, эфирное тело вместе с астральным телом и «Я» выходят из физического. Сегодня нам не нужно упоминать о том, какой путь проходят эти три члена человеческой природы между смертью и новым рождением, мы постараемся только ясно вызвать перед своей душой то, что вместе с моментом смерти дан тот момент, когда человек освобождается от физического тела и от всего, что построено в этом физическом теле, освобождается, следовательно, от физических органов чувств, освобождается от мозга, от этого орудия физически-действующего рассудка. Тогда астральное тело, эфирное и «Я» находятся вместе в соответствующем им образе. Тогда они могут действовать совместно. Поэтому в отношении прошедшей жизни с момента смерти наступает действительное ясновидение, хотя сначала лишь на короткое время. Об этом часто упоминалось в наших лекциях. К такому совместному действию, наступающему естественным образом только в момент смерти, должна быть дана возможность эфирному телу, астральному и «Я», чтобы вызвать полное ясновидение. Поэтому должна существовать возможность освобождать эфирное тело из того состояния в котором оно заключено во время нормальной жизни. Оно должно быть в состоянии пользоваться своей эластичностью, стать независимым от эластичности физического тела, как независимо от него астральное тело ночью. Для этого необходимы, в известном отношении, более высокие, более интенсивные, более напряженные упражнения. В ближайшие дни на все это можно будет еще раз указать в соответствующем месте. Сегодня мы уясним себе, что это необходимо, что для образования духовных глаз и духовных ушей еще недостаточно тех подготовительных упражнений, освобождающих эфирное тело от физического, дающих ему самостоятельность. Однако уже сегодня, в известном отношении, мы можем вызвать перед своими глазами тот результат, который должен наступить тогда. В сущности, из того, что было сказано, вы уже можете заключить, каков должен быть этот результат. Мы могли сказать, что естественным образом лишь в момент смерти открывается возможность для совместного действия эфирного тела, астрального тела и «Я» независимо от физического. Следовательно, для достижения способности ясновидящего исследования должно наступить нечто, допускающее сравнение только с тем, что иным образом наступает для человека в момент смерти. То есть, желая стать ясновидящим, человек должен в своей жизни прийти к такой ступени развития, где он был бы столь же независим от своего физического тела и от пользования членами физического тела, насколько он независим от них в момент смерти.

Мы спрашиваем себя, как же возможно, — сегодня мы ответим на этот вопрос абстрактным образом, в ближайшие дни это будет сделано конкретно, — как может человек достигнуть подобной независимости от физического тела, как может он привести себя в состояние, подобное физической смерти? Он может привести себя в такое состояние лишь исключительно через образование известных ощущений и оттенков ощущений, столь сильно охватывающих душу, что они охватывают своей силой эфирное тело и поднимают его из физического. Следовательно, в душе должны действовать столь сильные импульсы ощущений, импульсы мысли, импульсы воли, чтобы там возникла внутренняя сила, могущая, хотя бы на несколько мгновений, освобождать эфирное тело от физического. Физическое же тело в эти мгновения, безусловно, должно быть мертвым (умирать) для обычной, нормальной человеческой жизни. Но ничто подобное не может в наш период развития человечества быть проведено путем внешних, физических мероприятий. Тот, кто стал думать, что эти вещи могут быть проведены путем физических мероприятий, поддался бы именно большому и сильному заблуждению, обольщению. Он захотел бы войти в духовный мир, оставаясь при делании, при фактах физического мира, это значит, что он не пришел еще к действительной вере в силу духовных миров. Процессы, приводящие это, подобное смерти, состояние, должны быть исключительно внутренними процессами, процессами сильной, энергичной душевной жизни. Оставаясь в абстрактном, мы можем сегодня заранее сказать, что существенное для приведения подобного состояния заключается в том, чтобы человек пережил изменение, переворот в сфере своих интересов. Человек наделен известными интересами в обычной жизни. Вы знаете, что эти интересы действуют, начиная с утра и до вечера. Человек интересуется — в чем он совершенно прав, ибо он должен жить в этом мире, — всем, что действует на его физические ощущения, он интересуется всем, что выступает перед ним во внешнем мире. К одному он имеет больший, к другому меньший интерес, одному он посвящает больше, другому меньше внимания, это так естественно. И в этих, то приливающих, то отливающих интересах, приковывающих его известными притягательными силами к ковру внешнего мира, в этих интересах живет человек. И в этих интересах живет огромное большинство современных людей. Однако существует возможность, чтобы, не нанося вреда свежести и жизненности этих внешних интересов, человек создал бы в своей жизни мгновенья, когда не действовали бы эти внешние интересы, когда, выражаясь радикально, абсолютно весь внешний мир становился бы безразличным, когда человек умертвил бы все силы интереса, приковывающие его к тому или иному в чувственном мире. Было бы неверно, если бы человек не покидал этого умерщвления интереса ко внешнему миру, при известных праздничных мгновениях жизни, а распространял бы это умерщвление на всю жизнь. Такой человек был бы неспособен к общей работе над внешним миром. Мы же в своей жизни призваны действовать на внешний мир и на его делание. Поэтому мы должны оставлять и сохранять для праздничных моментов эту возможность убивать в себе все, все внешние интересы к окружающему миру, мы должны завоевать себе, так сказать, двойственную природу так, чтобы, с одной стороны, мы могли живо и бодро участвовать во всем, что развивается вовне как радость и горе, наслаждение и страдание, как цветущая, прозябающая и умирающая жизнь. Мы должны сохранить в себе для нашей земной жизни эту свежеть и нетронутость интереса к внешнему миру. Мы не должны сделаться чужестранцами на земле, ибо тогда мы действительно действовали бы только из эгоизма и похитили бы наши силы с той арены, которой они должны быть посвящены во время нашего современного развития. Но, с другой стороны, для того чтобы мочь подниматься в высшие миры, мы должны образовать другую сторону своей природы, которая состоит в умерщвлении, в убиении в нас (в праздничные мгновенья жизни) интересов к внешнему миру. И если мы имеем терпение и настойчивость, энергию и силу упражняться в этом убиении интересов к окружающему миру так долго, как того потребует наша Карма, тогда, после достаточного упражнения, благодаря этому умерщвлению интереса к внешнему миру, в нашем внутреннем освобождается огромная, мощная сила. Что мы таким образом убиваем во внешнем мире, оживает в высшей степени во внутреннем мире. Мы познаем совершенно новый род жизни, мы проходим через тот момент, когда мы можем сказать: то, что мы можем видеть глазами, слышать ушами, ведь есть только часть всей жизни, это есть только малая часть жизни. Существует совсем другая жизнь, жизнь в духовном мире, воскресение в духовном мире, выхождение из того, что обычно называется жизнью: выхождение, результатом которого является не смерть, но более высокая жизнь. Когда эта чисто духовная сила в нашем внутреннем достаточно окрепнет, мы сможем мало-помалу переживать такие моменты, в которые мы имеем власть и господство над своим эфирным телом, так что это эфирное тело будет принимать не ту форму, к которой его принуждают упругие силы легких и печени, но ту форму, которую запечатлели прежде через медитацию, концентрацию в своем астральном теле; тогда в эфирном теле мы делаем как бы оттиск пластической формы астрального тела и поднимаемся выше от подготовления к просветлению, к следующей ступени ясновидящего исследования. Первая ступень, на которой мы преобразуем свое астральное тело так, что оно получает органы, называется очищением на том основании, что астральное тело очищается от сил внешнего мира и соединяет с собой внутренние силы — очищение, КАТАРСИС. Та ступень, на которой астральному телу удается запечатлеть в эфирном теле свою форму, связана с духовным озарением нашего окружающего, нам открывается окружающий нас духовный мир, наступает ПРОСВЕТЛЕНИЕ. Только что описанное мною связано с известными опытами, через которые проходит человек, с опытами типическими, одинаковыми у всех познающих, у всякого идущего по пути тогда, когда он созреет для этого и когда он обратит должное внимание на известные, лежащие над чувственным, вещи и процессы. Первый опыт, наступающий через организацию астрального тела, следовательно, наступающий как воздействие медитации, концентрации может быть выражен как переживание чувства. Ощущение как переживание, желая описать которое, мы лучше всего могли бы назвать происходящим в себе разделением всей нашей личности. В то мгновенье, переживая это, человек говорит в себе: теперь, собственно, ты стал как бы двумя личностями. Ты подобен мечу, вложенному в ножны. Прежде ты мог сравнивать себя не с мечом, вложенным в ножны, а с мечом, слитым со своим ножнами, состоящим из одного куска; ты чувствовал себя в единстве со своим физическим телом, теперь же, находясь в своем физическом теле как меч в ножнах, ты все же являешься существом, чувствующим себя сверх того, как нечто вне ножен физического тела, в которые оно (это нечто) вложено. Правда, чувствуешь себя в своем физическом теле, но не чувствуешь себя сросшимся с ним, не чувствуешь себя состоящим с ним из одного куска. Это внутреннее освобождение. Это внутреннее чувство себя самого, как второй личности, вышедшей из первой. Это первое большое переживание на пути к ясновидящему созерцанию мира. Итак, особенно отметим, что это первое переживание есть переживание чувства, ощущения. Нужно чувствовать, что находишься в своей прежней личности, и в то же время чувствовать себя в ней свободным и подвижным. Конечно, меч и ножны — это только сравнение. Ибо меч чувствует себя со всех сторон между тесными стенками ножен, человек же, переживающий это ощущение, обладает чувством внутренней подвижности, как если бы во всех точках он мог прорвать границы своего физического тела, мог далеко-далеко простирать духовные щупальца в тот мир, который, оставаясь еще темным, делается для него ощутимым и осязаемо познаваемым, так сказать, во мраке. Это первое и большое переживание, которое имеет человек.

Второе большое переживание заключается в том, что наша вторая личность, находящаяся в первой, мало-помалу достигает способности действительно выступать из этой первой личности, выходить вовне. Это переживание выражается тем, что теперь человек, правда часто лишь на короткое время, имеет перед собой как бы своего собственного двойника. Это видение себя самого, это появление перед самим собой, есть второй опыт. Без сомнения, этот второй опыт имеет гораздо большее значение, чем первый. Ибо с этим вторым опытом связано нечто — так сказать — с большим трудом переносимое человеком. Вы должны подумать об одном, мои милые друзья теософы: в нормальной жизни человек находится в своем физическом теле. То, что находится внутри, — это и есть астральное тело и «Я», и оно приспособляется к силам физического тела, оно, так сказать, уступает, прилаживается к силам физического тела, принимает форму печени, форму сердца, мозга и т.д. То же самое бывает и с эфирным телом, пока оно остается в физическом. Оно принимает форму физического мозга, формы сердца и т.д. Но вы все знаете, что выражается в словах: мозг, сердце и т.д., — какие это изумительные, совершенные в себе орудия и органы, какие это изумительные, совершенные в себе создания. Спросите себя однажды на мгновение, что значит все искусство, все творчество человека перед искусством, перед творчеством и техникой, необходимыми, чтобы построить столь изумительный орган, как сердце или мозг. Что может человек в современной точке своего развития дать в искусстве и технике по сравнению с тем божественным искусством и техникой, построившими наше физическое тело и берущими потому нас под свою защиту все время, пока мы находимся в физическом теле. Т.о., в дневной жизни мы не отданы абстрактно физическому телу, но мы отданы божественному строительству. Наше эфирное и астральное тело приспособлены к формам, которые были созданием богов. Когда мы становимся свободными и самостоятельными, то дело меняется. Мы освобождаемся вместе с тем от чудесного орудия божественного строительства. Мы оставляем, следовательно, физическое тело не как нечто такое, на что мы могли бы взирать сверху вниз, как на несовершенное, но как на храм, построенный для нас богами, в котором мы обычно живем во время нашей дневной, бодрственной жизни. Как такой храм, оставляем мы физическое тело. Но каковы тогда мы сами?

Представим себе, что мы могли бы в какой-нибудь момент без особого подготовления оставить это физическое тело; представим себе, что какой-нибудь волшебник (какой бы он там ни был) помог бы нам оставить это физическое тело так, чтобы оно очутилось одно, чтобы эфирное тело ушло вместе с астральным, чтобы, таким образом, в известном отношении мы прошли через переживание, подобное моменту смерти; представим себе, что мы могли бы это сделать без подготовления, о котором мы говорили, чем являемся мы тогда, находясь во вне, предстоя перед самим собой? Мы являемся тогда тем, чем мы стали в ходе мирового развития из воплощения в воплощение. Пока мы находимся с утра до вечера в физическом теле, божественное строительство храма нашего физического тела исправляет то, что мы сами себе приготовили из воплощения в воплощение в ходе всей нашей земной жизни; но теперь, когда мы выступаем из физического тела, наше астральное и эфирное тела имеют то, что они себе завоевали в повторных воплощениях; теперь они выглядят так, как они должны выглядеть соответственно тому, что они сами из себя сделали. Выступая в таком неподготовленном состоянии из своего физического тела, человек является не душевно-духовным существом, не существом с более высокой, благородной и чистой формой, чем та, которую он имел в своем физическом теле, но существом со всеми несовершенствами, возложенными им на свою Карму из воплощения в воплощение, из инкарнации в инкарнацию. Все это остается невидимым, пока храм нашего тела принимает в себя эфирное тело, астральное тело и «Я»; тогда оно остается невидимым. Оно становится видимым в то мгновение, когда мы с высшими членами нашего существа выступаем из физического тела. Тогда перед нашими глазами — если мы в то же время делаемся ясновидящими — встают все склонности и страсти, еще оставшиеся в нас из того, чем мы были в прежних воплощениях. Представим себе только, мои милые друзья теософы, тот факт, что в ходе грядущих земных времен вы пройдете еще много воплощений; там вы сделаете то или иное, совершите то или другое. Ко многому из того, что вы будете совершать, склонности, влечения и страсти лежат в вас уже теперь: вы создали их путем своих более ранних воплощений. Все, что человек способен совершить в этом мире, все, в чем он виновен перед тем или другим человеком, все, что ему предстоит загладить перед тем или другим человеком в будущем, — все это бывает воплощено в его эфирном и астральном теле, когда они выступают из физического: все, к чему мы способны, всякая вина, которую нам предстоит загладить, что мы нагромоздили на себя в прошлых воплощениях. Мы выступаем как бы душевно-духовно обнаженными перед самими собой, когда мы становимся ясновидящими, то есть, мы тогда стоим перед своим духовным взором так, что мы теперь знаем, насколько мы хуже, чем это было бы, если бы мы достигли того совершенства, которое имели боги, создавая чудное строение нашего физического тела. Мы видим в это мгновение, насколько мы стоим ниже того совершенства, которое должно парить перед нами, как будущий идеал нашего развития. В это мгновение мы знаем, как глубоко опустились мы вниз от мира совершенства.

Это является переживанием, связанным с просветлением; это переживание, называемое встречей со СТРАЖЕМ ПОРОГА. Действительное становится ни более, ни менее действительным от того, видим ли мы его или нет. Образ, видимый нами в только что описанное мгновение, был также и прежде; без сомнения, прежде этот образ также находился в нас, но не выступив еще из себя, не представ перед самим собой, еще находясь внутри, — мы не видим его. В обыкновенной жизни то, что мы видим, выступая ясновидяще из самого себя, есть Страж Порога. Он охраняет нас от тех переживаний, которые мы должны сперва научиться переносить. Мы должны сперва иметь в себе твердую силу, делающую нас способными сказать себе: перед нами лежит мир грядущего так, что мы без страха и ужаса смотрим на то, чем мы стали, ибо мы наверное знаем, что все это можно снова загладить. Способность, необходимую, чтобы пережить этот момент, не будучи им подавленным, мы должны усвоить себе во время подготовления к ясновидящему исследованию. Это подготовление состоит в том, — мы снова будем теперь говорить абстрактно, конкретного мы коснемся впоследствии, — чтобы сделать особенно энергичными и сильными активные, положительные свойства нашей души, чтобы, насколько мы можем, усилить наше мужество, чувство свободы, любовь, энергию мышления, энергию ясного интеллекта, чтобы не слабыми, но сильными людьми выступить из своего физического тела. Если же в человеке будет слишком много того, что в обычной жизни называется страхом и боязнью, то он не сможет выдержать без вреда только что описанное переживание встречи со Стражем Порога.

Итак, вы видите, что существуют известные условия для того, чтобы видеть в духовных мирах, представляющих, в известном отношении, самое высокое, что мыслимо в жизни современного человеческого развития, делающих в то же время необходимым, чтобы человек достиг полного преобразования, превращения своего существа в упомянутые выше праздничные мгновения. Величайшее благодеяние в настоящее время будет оказано тому, кто, прежде чем подойти к этому переживанию, позволит рассказать, описать себе то, что видели те, которые имели переживания в высших мирах; рассказанное должно быть понято, постигнуто, не будучи еще увиденным. Исследовать можно только тогда, когда видишь сам. Но путем возрастающего усилия понять разумом то, что говорит ясновидящий исследователь, возникает все большая и большая возможности сказать себе: рассмотрев все, что приносит жизнь, я должен признать это вполне разумным. Стараясь, таким образом, сначала доставить себе некоторый образ, желая стать прежде теософом, а потом ясновидящим, человек поступает правильно в отношении современного движения.

Прежде нужно основательно узнать теософию. Если это сделано, тогда великие, всеобъемлющие, укрепляющие, поддерживающие и освежающие идеи мысли теософии дадут душе не только теории, они дадут душе способности, ощущения воли и мышления так, что душа закалится; тогда, если только она сделает это, момент встречи со Стражем Порога будет другим, чем он был прежде. Совсем иным образом преодолеваются состояния страха и ужаса, боязни и озабоченности, если им предшествовало теософическое восприятие и постижение сообщений о высших мирах, чем если этого не было. Но когда человек имел то переживание, во время которого он выступал перед самим собой, когда он встречался, следовательно, со Стражем Порога, мир начинает становиться для него совсем другим; тогда все вещи мира принимают, в известном отношении, новый образ. И тогда будет справедливо, если будет высказано то суждение, которое говорит: до сих пор я знал, что такое огонь, но то был лишь обман. Ибо то, что до сих пор я называл огнем, относится к своей действительности — к тому, что я знаю теперь, как огонь, — так же, как если бы оставленные на улице экипажем колеи я бы считал за единственную действительность и не хотел бы далее сказать, что здесь проехал экипаж, а в нем сидел человек. Я говорю об этих колеях, что они суть знаки, внешнее выражение проехавшего экипажа с сидевшим в нем человеком. Когда он проехал, я его более не вижу, но он есть причина колеи, он есть существенное. И тот, кто подумал бы, что колеи, оставленные колесами, суть нечто законченное в себе, тот принял бы внешнее впечатление за самую вещь. Так, то, что мы видим во внешней жизни как горящее пламя, является по отношению к своей действительности, к стоящему за ним духовному существу, тем же, чем уличные колеи к человеку, сидевшему в проехавшем экипаже. В огне мы имеем лишь внешнее выражение. За тем, что мы видим как огонь, ощущаем как тепло, — лежит истинное духовное существо, имеющее во внешнем (огонь) только внешнее выражение. За тем, что мы вдыхаем как воздух, за тем, что проникает в наш глаз как свет, что как звук являет себя нашему уху, за этим находятся деятельные божественно-духовные существа, божественно-духовные сущности, имеющие лишь как бы свое внешнее одеяние в огне, воде, в том, что окружает нас в различных царствах мира.

В так называемом тайном учении, в учении мистерий это переживание называется прохождением через элементарные миры. В то время как прежде человек предавался уверенности, что познаваемое им как огонь есть действительность, теперь он узнает, что за огнем стоят живые существа. Он более или менее близко, так сказать, знакомится с огнем, как с чем-то другим, чем то, что является в чувственном мире; знакомится с огне-существом, с тем, что стоит за огнем, как душа. Подобно тому, как наша душа стоит за нашим телом, так за огнем, воспринимаемым внешними чувствами, стоит душа и дух огня. Переживая душу и дух огня, мы проникаем в духовное царство, и такое переживание, говорящее себе: внешний огонь не есть истина, это лишь призрак, лишь одеяние; теперь я нахожусь среди богов огня, подобно тому как прежде я был среди людей в физическом мире, — такое переживание называется жизнью в (элементе) стихии Огня, говоря языком тайноведения. Точно так же обстоит дело с тем, что мы вдыхаем. В то мгновение, когда вдыхаемый воздух становится для нас лишь одеянием стоящих за ним живых существ, мы живем в стихии Воздуха, выражаясь вполне оккультно закономерно.

Т.о., пройдя через встречу со Стражем Порога, т.е. через истинное самопознание, мы можем подняться к переживанию существ в так называемых стихиях (элементах), в стихии Огня, Воды, Воздуха и Земли. Существуют эти четыре рода богов или духов, живущих в стихиях, и человек, достигший только что описанной ступени, входит в общение с божественно-духовными существами стихий. Он живет в стихиях, он переживает Землю, Воду, Воздух и Огонь. Таким образом, то, что обозначают этими словами в современной жизни есть лишь внешнее выражение стоящих за ним божественно-духовных существ. Итак, отсюда вы можете познать, что известные божественно-духовные существа живут в том, что выступает перед нами как плотная материя или Земля, говоря в духе тайноведения, как жидкая материя или Вода, как газообразная материя или Воздух и как тепловая или огненная материя, или Огонь.

Однако это еще не самые высокие духовные существа, но, уже пройдя через переживание стихийного мира (мира элементов), мы поднимаемся к тем существам, которые будут творческими существами для духов, живущих в стихиях. Когда вы рассматриваете ваше физическое окружение, то видите, что оно состоит из четырех внешних членов собственно стихийного мира. Смотрите ли вы на растения, животных, камни, на все, что хотите на физическом плане, — они состоят из плотного, т.е., говоря в смысле тайноведения, земного, или из жидкого, т.е. Воды, или из газообразного, т.е. Воздуха, или из огненного, т.е. Огня. Из этого составлены вещи, окружающие вас физически в мире камней, растений, животных и человека. И вы знаете, что как творческие, как оплодотворяющие силы, за всем окружающим вас физически, стоят силы, притекающие к нам главным образом от Солнца. Солнце, как вы знаете, вызывает из Земли произрастающую, прозябающую жизнь. Солнце посылает Земле — прежде всего в физическом смысле — силы, дающие возможность видеть физическими чувствами то, что живет в огне, в воздухе, в воде и в земле. Мы видим физически Солнце, ибо оно распространяет физический свет, физический свет задерживается физической материей. Человек видит Солнце от восхода до заката, но он не видит Солнце, когда его закрывает физическая материя Земли; после заката человек до восхода не видит Солнце. Но в духовном мире нет мрака, подобного тому, который господствует в физической жизни от заката до восхода. В то мгновение, когда ясновидящий достигает того, что было описано, когда за огнем он начинает видеть духов огня, за воздухом духов воздуха, за водой духов воды и за землей духов земли, в то же самое мгновение он видит за этими божественно-духовными существами их властителя, их высшего вождя, видит нечто, имеющее такое же отношение к этим стихийным существам, какое имеет согревающее, освещающее, благотворящее Солнце к прозябающей, произрастающей физической жизни на нашей Земле. То есть, ясновидящий проникается созерцанием высших божественных существ, подобных в духовном царстве тому, что символически можно сравнить с Солнцем по отношению к Земле. За стихийными существами человек видит тогда высший духовный мир: духовное Солнце. Когда для ясновидящего станет светом то, что прежде было мраком, когда он достигнет ясновидения, достигнет просветления, тогда он проникнет вперед к духовному Солнцу, подобно тому как физический глаз проникает к физическому солнцу, он проникнет вперед к духовному Солнцу, т.е. к высшим божественно-духовным существам. Но когда он к ним проникает? Он проникает к ним в то время, когда для других людей духовный мрак бывает наибольшим. Обыкновенно, освобождаясь в своем астральном теле и «Я», т.е. с момента погружения в сон до момента пробуждения, человек живет во мраке, ибо он не видит духовного мира, который его окружает тогда. Этот мрак постепенно увеличивается, достигает высшей точки и потом снова уменьшается к утру, когда человек просыпается. Он достигает, так сказать, некоторой наивысшей степени. Эту высшую степень духовного омрачения можно сравнить с тем, что во внешнем мире называется полуночью. Как в полночь естественным образом внешний физический мрак бывает наиболее глубоким, как прежде того он все больше возрастает, а потом убывает, так и в отношении духовного мрака существует высшая степень — ПОЛНОЧЬ. На известной ступени ясновидения, в тот период времени, когда для остальных людей мрак увеличивается, ученик видит стихийных духов; то же самое и при отливе мрака. Достигнув лишь низшей ступени ясновидения, человек переживает сначала известных стихийных богов, но именно, когда он хочет пережить высший духовный момент, — полночь, — тогда все же еще наступает мрак, и лишь потом уже появляется свет. Но если он достиг определенной ступени ясновидения, тогда полночь становится тем более светлой: тогда как раз в полночь человек поднимается выше всего, в то время, которое прежде, в нормальной жизни, больше всего отдаляло человека от божественно-духовного мира, глубже всего погружало его в Майю. В то время человек переживает созерцание тех божественно-духовных существ, которые по отношению к стихийным богам суть то же самое, что Солнце по отношению к физической Земле; человек переживает высших, творческих солнечных богов; наступает момент, называемый технически — ВИДЕНИЕМ СОЛНЦА В ПОЛНОЧЬ. Таковы ступени, которые теперь, так же, как и во все времена, должны быть пережиты тем, кто хочет возвыситься до ясновидящего исследования, кто хочет видеть за покровом, облекающим в земных элементах истинный мир. Описанные сейчас ступени: чувствование себя свободным по отношению к своей второй личности, подобно мечу в ножнах, это чувствование себя вне своего физического тела, как если бы меч был вынут из ножен, встреча со Стражем Порога, переживание стихийных божеств, т.е. переживание того великого момента, когда существа Огня, Воздуха, Воды и Земли станут теми существами, среди которых мы проходим, с которыми мы имеем общение, как в обычной жизни имеем общение с людьми, и потом переживание того момента, в который мы познаем (переживаем) повелителя, вождя, руководителя стихийных существ, — эти ступени могли быть проходимы во все времена; они могут быть проходимы также еще и теперь; это суть ступени, — иным образом это уже часто описывалось, ибо их можно описать многими способами, и все же это останется всегда только несовершенным описанием, — это суть ступени, которые ведут вверх в духовные миры; мы должны были вызвать их перед своей душой, чтобы посмотреть, что должен был делать во все времена сам человек для того, чтобы познать божественно-духовных существ. И теперь далее нам нужно вызвать перед своей душой то, что переживает человек потом в этих божественно-духовных мирах; нам нужно вызвать перед своей душой нечто из тех конкретных свершений, которые он предпринимает для того, чтобы встретить богов. Вызвав перед своей душой эти вещи так, как это может быть сделано в западном посвящении, мы сравним тогда полученное из самого предмета с тем, что пришло к человечеству как восточное предание, как древняя мудрость. Это и есть то самое, что можно понять как озарение светом Христа мудрости дохристианских времен.

Об этом завтра.


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Первая лекция (Мюнхен, 23 августа 1909 года).
  • Третья лекция (Мюнхен, 25 августа 1909 года).
  • Четвёртая лекция (Мюнхен, 26 августа 1909 года).
  • Пятая лекция (Мюнхен, 27 августа 1909 года).
  • Шестая лекция (Мюнхен, 28 августа 1909 года).
  • Седьмая лекция (Мюнхен, 29 августа 1909 года).
  • Восьмая лекция (Мюнхен, 30 августа 1909 года).
  • Девятая лекция (Мюнхен, 31 августа 1909 года).
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4164
    Результат опроса