Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > GA > Доклады > Евангелие от Иоанна

Третья лекция (Гамбург, 20 мая 1908 года).


Вчера мы видели, какое глубокое содержание скрывается в первых словах Евангелия от Иоанна, и мы можем резюмировать наше рассмотрение следующим заключением: мы видели, что Евангелие от Иоанна указывает на становление прачеловека в отдаленнейшем прошлом, указывает на то, как согласно христианской эзотерике все приводится к Слову или Логосу, которое было творческим уже в эпоху старого Сатурна: которое затем стало Жизнью и затем — Светом; Жизнью, когда наша Земля проходила свое солнечное состояние; Светом — когда она проходила состояние старой Луны. И то, чем стал человек под влиянием божественно-духовных сил и существ, пройдя через три планетарных состояния на нашей настоящей планете — Земле, стало проникнутым человеческим “Я”. Таким образом, можно сказать: как некий род семени, перешло с Луны на Землю существо, состоящее из тела физического, исшедшего из божественного праслова, из эфирного или жизненного тела, исшедшего из божественной жизни; астрального тела, возникшего из божественного Света. Во время земного состояния внутри этого существа был зажжен свет “Я”: эта тройная телесность, — физическое, эфирное и астральное тело, — получила возможность говорить себе «Я есмь». И таким образом земное развитие можно в известном смысле назвать развитием «Я есмь», — развитием человеческого самосознания.  И это «Я есмь», эта способность полного самосознания, медленно и постепенно выявилась в развитии земного человечества. Наша задача — проследить это развитие.

В нашем земном развитии было время, которое мы называем древней лемурийской эпохой, это древнейшее время земного бытия, когда человек появился в той форме, в которой он существует теперь. В старую лемурийскую эпоху впервые произошло то, что мы называем воплощением “Я”, истинной внутренней сущности человека в три оболочки, — в астральное, эфирное и физическое тело. Затем последовала атлантическая эпоха, во время которой большая часть человечества жила на старом атлантическом континенте, части земли, составляющей ныне дно Атлантического океана. Она погибла от великого атлантического потопа, память о котором сохранилась в сказаниях почти всех народов. В послеатлантическую эпоху и вплоть до наших дней человек продолжал перевоплощаться согласно своей внутренней сущности. В действительности, наши души были воплощены в тройственном существе, состоящем из физического, эфирного и астрального тела, как мы их описали впервые в лемурийскую эпоху. Что было до этого — мы рассмотрим позднее. Итак, мы должны вернуться далеко назад, если хотим проследить весь ход развития, вплоть до настоящего. Лишь медленно и постепенно развивается человек до своего настоящего состояния бытия. Что называется в оккультизме, в теософическом смысле «нашим настоящим бытием»? Мы называем им то состояние, которым обладает современный человек в промежуток времени между утром, когда он просыпается, и вечером, когда он засыпает. В это время человек видит внешними органами окружающие его вещи. С вечера, когда он засыпает, до утра, когда он пробуждается, во время сна, он не видит их. Почему? По той причине, что в силу настоящих условий развития, “Я” и астральное тело, т.е. то, что составляет, собственно, внутреннего «человека», находятся в течение дня в физическом и эфирном теле на физическом плане. В наше время “Я” и астральное тело могут пользоваться физическими органами чувств, слышать и видеть в мире и воспринимать физические предметы. С вечера, когда человек засыпает, и до утра, когда он просыпается, “Я” и астральное тело находятся вне физического мира, на астральном плане. Там они отделены от физических глаз и физических ушей и не могут воспринимать окружающего. Такое состояние чередования сознания между бдением и сном развилось в человеке лишь медленно и постепенно. Оно было еще иным в первом воплощении человека, в лемурийскую эпоху. Тогда “Я” и астральное тело человека лишь весьма на короткий срок — далеко не на такой долгий, как теперь, — спускались в физическое тело. Но вследствие того, что человек большее количество времени находился вне своего физического тела и лишь на краткое время бодрствующим спускался в физическое тело, потому и вся жизнь человека в лемурийскую эпоху была вообще совершенно иной. То, что ночью человек находится в совершенно бессознательном состоянии, — конечно, если он не грезит, — пришло лишь очень медленно и постепенно. Чередование дневного и ночного сознания в лемурийскую эпоху происходило совершенно иначе. В то время еще все люди обладали смутным ясновидением. Когда по ночам они выходили из своего физического тела, то воспринимали вокруг себя мир духовный (хотя и не с такой ясностью, как современный человек воспринимает днем физические предметы). Такое восприятие мы не должны сравнивать с нынешними снами. Современный сон есть как бы последний выродившийся остаток этого древнего ясновидения. Человек видел тогда такие образы, которые он и теперь видит во сне, но они имели весьма действительное значение. Уясним же себе, какое значение имели эти образы.

В древние времена человек в своем дневном состоянии сознания, которое длилось лишь небольшую часть суток, гораздо менее чем теперь, мог видеть внешние физические тела, лишь очень смутно, как одетые туманом. Способность видеть вещи так, как мы их видим сегодня, вырабатывалась лишь очень медленно. Подобно тому, как теперь, идя по вечерним улицам, мы видим фонари, окруженные туманом, как бы некой световой аурой, так и человек видел тогда днем первые проявления физического тела, окутанные туманом. Когда же он засыпал, то не погружался в бессознательность, но в сонном сознании перед ним возникали образы, — образы в красках, образы в формах. Вокруг человека был тогда мир, в сравнении с которым наши наиболее живые сны являются слабыми и смутными отзвуками. Эти образы выражали собой душевное и духовное содержание окружающего мира. Так, например, когда тогдашний человек, стоявший в начале своего земного развития, приближался во время ночного странствия к какому-либо опасному существу, то он видел его не так, как мы теперь, — так, например, не льва, который приближался к нему в образе льва, но в нем возникал красочный образ, инстинктивно предупреждавший его об опасности. Это были действительные отражения духовно-душевных существ, которые окружали человека. Все это духовно-душевное виделось им ночью и лишь медленно и постепенно росло его развитие таким образом, что он все на более и более долгое время погружался в свое физическое тело, все короче становилась его ночь, все дольше и дольше длился день, и чем больше вживался человек в свое физическое тело, тем слабее становились ночные образы, тем более росло теперешнее дневное сознание.

Но мы не должны забывать, что действительное, истинное самосознание, которое является целью земного бытия человека, может быть достигнуто лишь через погружение в физическое тело. Человек ощущал себя прежде не как нечто самостоятельное, но как часть божественно-духовных сущностей, из которой он возник. Как рука чувствует себя частью организма, так и человек, когда он обладал еще смутным ясновидением, чувствовал себя частью божественно-духовного сознания, божественного “Я”. Он не мог бы сказать себе: «Я есмь», но «Есть Бог и я в нем».

Нашей Земле, прошедшей в своем развитии три предыдущих ступени — Сатурна, Солнца и Луны, — была предназначена совершенно особая миссия. Не думайте, что планетарное состояние можно рассматривать таким образом, что одна планета равноценна другой. В божественном творчестве не может быть речи о простом повторении однажды бывшего. Каждое планетарное состояние имеет совершенно определенную задачу. Наша Земля имеет своей миссией: в существах, ее населяющих, развить начало любви до высшего расцвета. В конце своего развития Земля должна быть насквозь проникнутой любовью. Уясним себе, что это значит, что Земля есть планетарное состояние развития любви.

Мы говорим в духоведении, что Земле предшествовала старая Луна. Будучи планетарной ступенью, Луна тоже имела свою миссию. Ее задачей не было развитие любви, но она должна была стать планетой или космосом Мудрости. Итак, до нашего земного состояния наша планета прошла ступень мудрости. Простое и, можно сказать, логическое рассмотрение может вам пояснить это. Взгляните на окружающую вас природу, на все ее существа. Не только одним рассудком, но и сердцем, и силами души — и вы повсюду найдете мудрость, выраженную в природе. Эта мудрость, о которой здесь говорится, мыслится как некая духовная субстанция, лежащая в основе всего. Посмотрите на что угодно в природе. Возьмите, например, часть берцовой кости и вы увидите, что она не представляет собой сплошной массы, но ряд тонких, идущих в различных направлениях пластинок, образующих удивительное сооружение. И если исследовать, согласно какому закону они построены, окажется, что они следуют закону, по которому при наименьшей затрате материала достигается наибольшая прочность, чтобы стать носителем верхней части человеческого тела. Наше инженерное искусство еще не способно воздвигнуть столь искусное сооружение, подобное этому, которое воздвигла всепроникающая мудрость. До такой мудрости человек дойдет лишь впоследствии. Божественная мудрость пронизывает всю природу, человеческая мудрость лишь постепенно достигает этого. С течением времени человеческая мудрость внутренне достигает того, что внедрено таинственно Божественной мудростью в Землю. С течением времени человеческая мудрость достигнет божественной космической мудрости.

Но совершенно так же, как на Луне подготовлялась мудрость, та мудрость, которую мы теперь повсюду находим на Земле, — так на Земле будет подготовляться любовь. Если бы вы взглядом ясновидящего могли посмотреть на старую Луну, то вы бы увидели, что подобная мудрость была тогда не во всех вещах: некоторые из них вы нашли бы лишенными мудрости, и лишь после всего лунного развития мудрость внутренне проникла собой все предметы, и когда Луна закончила свое развитие, то все было пронизано мудростью. На Земле эта внутренняя мудрость пришла лишь с человеком, с его “Я”. Но он должен постепенно развить ее в себе. Подобно тому, как на Луне развилась мудрость, находящаяся теперь во всех предметах, так развивается ныне любовь. Сначала любовь выявилась в своем низшем облике, в виде чувственной любви в течение лемурийской эпохи, но постепенно, в ходе развития, она будет все более и более одухотворяться, пока, наконец, в конце земного развития все бытие не будет проникнуто любовью, как сейчас все проникнуто мудростью, что будет достигнуто работой людей, исполняющих свою задачу, и Земля перейдет в следующее планетарное состояние, которое мы называем Юпитером. И существа, которые будут странствовать на Юпитере, как люди на Земле, будут во всех предметах находить благоухание любви, которую сами они заложили, будучи людьми во время земного бытия, подобно тому, как человек в настоящее время во всех предметах находит мудрость. Тогда человек будет также иметь внутри себя любовь, как теперь он имеет внутри себя мудрость. Великая космическая любовь пронизает тогда собой все предметы, начавшись ныне на Земле. Материалистическая наука не верит в космическую мудрость, но только в человеческую. Если вы беспристрастно посмотрите на путь развития, то увидите, что космическая мудрость уже в начале земного развития была такой, какой мудрость человеческая будет лишь в конце его. Во времена, когда названия были точнее, чем теперь, субъективную мудрость, действующую в человеке, называли интеллектом, в противоположность к объективной космической мудрости. Человек не обращает внимания на тот факт, что все то, что он находит в течение земного развития, уже было достигнуто божественно-духовными существами во время лунного состояния и пересажено на Землю. Приведем тому пример. Изобретение и обработка бумаги рисуется детям школьного возраста, как большой шаг на пути прогресса. Однако осы изобрели бумагу уже много-много тысяч лет тому назад, ибо то, из чего осы строят свои гнезда, состоит совершенно из того же материала, что и бумага, и производится совершенно одинаковым способом, но только жизненным процессом.

Осинный дух, групповая душа ос, составляющая часть божественно-духовной субстанции, изобрела бумагу гораздо раньше людей. Таким образом, космически человек плетется позади мировой мудрости. Все, что человек еще откроет в течение мирового развития, в принципе своем уже существует в природе. Но то, что человек действительно дарует Земле — это любовь, которая разовьется от своего наиболее чувственного до своего наиболее духовного вида. Такова задача земного развития. Земля есть космос любви. Но что же, — можете спросить вы, — необходимо для любви? Что нужно, чтобы одно существо могло полюбить другое? Для этого надо, чтобы это существо обладало своим самосознанием, полной самостоятельностью. Ни одно существо не может воистину любить, если эта любовь не является свободным даром относительно другого существа. Моя рука не любит мой организм. Только став самостоятельным, только отделившись от другого существа, можно воистину любить его. Для этого человек должен был сделаться носителем “Я”. “Я” должно было быть заложено в тройственную человеческую телесность, дабы Земля через человека могла исполнить свою миссию любви. Отсюда становится понятным, когда в христианском эзотеризме говорится, что подобно тому, как в лунном состоянии истекали от Богов определенные силы, — мудрость, — так любовь вливается в земное состояние нашего бытия, и носителем ее может стать лишь постепенно развивающееся в ходе земного развития самостоятельное “Я”. Но ко всему этому и к настоящей форме своего сознания человек должен был подготовляться очень медленно. Представим себе, что уже в древнелемурийскую эпоху человек погрузился бы в свое физическое тело и мог бы уже тогда вполне воспринимать внешнюю действительность. При таком быстром ходе развития он не был бы в состоянии принять в себя любовь. Лишь постепенно он мог быть приведенным к своей земной миссии. Первые уроки любви были даны ему в смутном сознании, задолго до того времени, когда он научился наблюдать окружавшие его предметы, задолго до достижения им полного самосознания. Итак, мы видим, что в те времена, когда человек еще имел древнее сонное ясновидение и душа его еще долгий срок пребывала вне тела, — человеку в этом смутном, лишенном самосознания состоянии, когда он еще не достиг полной высоты земного развития, — человеку была привита любовь.

Человек засыпал вечером, но между бдением и сном не существовало резкого перехода. Перед ним возникали образы, живые сновидения, которые имели живое отношение к духовному миру, т.е. это значит, что ночью человек жил в духовном мире. В это время божественный дух вкрапливал в его смутное сознание первые зачатки любви. То, что в течение земного развития должно было раскрыться через любовь, это сперва вливалось в человека ночью. Бог, приносящий на Землю ее определенную земную миссию, открывается сначала в ночное время смутному, древнему ясновидящему сознанию человека прежде, нежели он может открыться его ясному дневному сознанию. Медленно и постепенно надвигаются времена, когда человек на все более и более короткий срок сохраняет свое смутное ясновидение, все дольше его дневное сознание, аурические обрамления предметов становятся все менее значительными и внешние предметы очерчиваются все резче. Раньше человек видел Солнце и Луну, окруженными световыми кольцами, все было окутано туманом. Лишь очень медленно кругозор очищается и выступают твердые контуры предметов. Человек постепенно достиг этого состояния. Все, что человек созерцает днем, вовне, когда Солнце освещает Землю, все, что открывается ему через видимый свет, — вся Земля, минералы, растения и животные, — все это воспринимает он, как проявление божественного во внешнем. Чем является в духе христианской эзотерики то, что видимо ясному дневному сознанию? Из чего складывается в широком объеме Земля? Это есть откровение божественных сил, внешнее, материальное откровение внутреннего, духовного. Если вы обращаете ваш взор на Солнце или на то, что находится на Земле, — все это есть откровение божественно-духовного. Это божественно-духовное в его теперешнем облике, этот лежащий в основе всего, что является нашему ясному дневному сознанию, — невидимый за всем этим дневным видимый мир, — христианская эзотерика называет «Логосом» или «Словом». Подобно тому, как, наконец, человек достиг возможности из самого себя произносить Слово, так сперва из Логоса возникли все царства животных, растений и минералов. Все есть воплощение Логоса, и как ваша душа невидимо работает внутри нас и создает вовне себя тело, так и в мире всякая душа ищет себе подходящее внешнее тело и выявляет себя в чем-либо в физическом.

Но где же физическое тело Логоса, о котором говорит Евангелие от Иоанна и которое мы теперь все больше и больше стремится постигнуть? Где физическое тело Логоса? Яснее всего внешнее физическое тело Логоса открывается во внешнем солнечном свете. Для духовного взгляда солнечный свет не есть только материальный свет, он есть в то же время и одежда Логоса, как ваше внешнее физическое тело есть одежда вашей души. Если по отношению к другому человеку вы встанете так, как сейчас большинство людей стоит по отношению к Солнцу, то вы не сможете познать его: в человеке, обладающем чувствующей, мыслящей и волящей душой, вы не познали бы в этом случае его душевно-духовное, а лишь его физическое тело, да и это являлось бы чем-то вроде папье-маше. Если же вы захотите проникнуть в духовную сущность солнечного света, то вы должны рассматривать его, как человека, когда через его телесность вы учитесь познавать его душу. Как ваше тело относится к вашей душе, так солнечный свет относится к Логосу. В солнечном свете духовное струится на Земле. И если мы сможем понять не только солнечное тело, но и солнечный дух, то мы поймем тогда, что это духовное есть любовь, струящаяся на Землю. Физический солнечный свет не только пробуждает к жизни растения, которые без него погибли бы, но в физическом солнечном свете струится на Землю пламенная божественная любовь, и люди существуют, чтобы воспринимать в себя эту пламенную любовь Божества, ее развить и ответить на нее. Но они способны на это, лишь став самосознающими существами, одаренными “Я”. Только тогда могут они ответить на любовь. Когда в первые времена люди начали на короткий только срок свое пребывание в дневной жизни, они еще не могли воспринимать того света, который одновременно зажигал и любовь. Свет светил во тьме и тьма не могла понять света; и если бы этот свет, являющийся в то же время любовью Логоса, не открывался человеку иначе, чем в короткие часы дня, то человек не воспринял бы этого света любви. Он вливался в человека в его смутном, ясновидящем, сонном сознании древних времен. Теперь заглянем в великую мистерию, скрытую за бытием мира, на нашу Землю, на важную мистерию. Представим себе, что развитие нашей Земли направлялось таким образом, что в течение некоторого времени любовь вливалась в человека в его смутном состоянии ясновидения, и внутренне подготовляла его к принятию любви в дневном ясном сознании. Мы видели, что наша Земля постепенно становится космосом, миссия которого — развитие любви, Земля озаряется современным Солнцем. Подобно тому, как человек обитает на Земле и постепенно усваивает себе любовь, так Солнце обитаемо существами иными, высшими, ибо Солнце достигло более высокой ступени бытия.

Человек — обитатель Земли, и быть им — значит быть существом, которое за время земного развития должно усвоить себе любовь. В наше время обитатель Солнца означает такое существо, которое может зажигать любовь, вливать ее в других. И земные обитатели не могли бы развить любовь, не могли бы принять ее, если бы солнечные существа не посылали им лучами свою зрелую мудрость. И в то время как свет Солнца струится на Землю, на ней развивается любовь. Это вполне реальная истина. Существа, которые стоят столь высоко, что способны изливать любовь, избрали Солнце своей обителью. Когда Луна кончала свою эволюцию, их было семеро, этих высших существ, способных изливать любовь. Здесь мы касаемся глубокой мистерии, которую раскрывает тайная наука, а именно, что в начале земного развития человек, предназначенный к развитию в себе любви, стал готовым к принятию “Я”, что Солнце выделилось и поднялось на высшую ступень бытия. На нем могли продолжать свою эволюцию те семь главных духов света, бывшие в то время дарящими любовь духами. Но из них только шесть удалились на Солнце, и то, что физически в солнечном свете струится на Землю, содержит в себе духовные силы любви шести духов света, или шести Элохимов, как называет их Библия. Один же из них отделился и пошел иным путем ко благу человечества, избрав местом своего пребывания не Солнце, а Луну, и этот дух света, который добровольно отрекся от солнечного бытия и избрал себе Луну, есть не кто иной, как «Яхве» или «Иегова» Ветхого Завета. Он, избравший Луну своей обителью, изливал с Луны на Землю зрелую мудрость и тем подготовлял любовь. Теперь рассмотрим эту тайну, скрытую за вещами. Луне принадлежит ночь, и еще в гораздо большей степени принадлежала она Луне в ту древнюю эпоху, когда человек еще не был в состоянии непосредственно принимать от Солнца силу любви. Но в лунном сиянии принимал он тогда отраженную силу мудрости. Во время ночного сознания человека она изливалась на него в свете Луны. Поэтому Яхве называют владыкой ночи, подготовляющим людей к той любви, которая должна была возникнуть позже, во время полного дневного сознания. Таким образом, мы смотрим назад, в эту древнюю эпоху человечества, когда произошло духовное событие, лишь символически явленное небесными телами и положением Солнца — с одной стороны, и Луны — с другой (см. рис.). В течение ночи, в определенное время, Луна посылает нам отраженную силу Солнца — это тот же солнечный свет.

Так в древние эпохи Яхве или Иегова излучал, отражая силу зрелой мудрости или силу шести Элохимов, и эту силу вливал в людей во время их сна, постепенно подготовляя их к позднейшему постепенному принятию силы любви в состоянии дневного бодрствующего сознания. Данный рисунок должен символически изображать, с одной стороны, бодрствующего днем человека, когда физическое и эфирное тела зависят от Божества, а “Я” и астральное тело на физическом плане заключены в тело физическое и эфирное. В таком состоянии вся система человека озаряется извне Солнцем. О ночи вам теперь известно, что она длилась гораздо дольше, чем теперь, и гораздо сильнее действовала на человека первичных эпох. По ночам астральное тело и “Я” выходили из физического и эфирного тела так, что “Я” совсем погружалось в астральный мир, астральное же тело, хотя извне погружено в тело физическое, но по всему своему существу все же находится в духовно-божественной сущности. Здесь Солнце не может непосредственно озарять человеческое астральное тело и сообщать ему силу любви. Здесь действует Луна, Яхве, отражающий солнечный свет. Луна есть символ Яхве или Иеговы, а Солнце есть нечто иное, как символ Логоса, являющегося суммой остальных шести Элохимов. И этот рисунок, который вы можете изучать и над которым можете медитировать, лишь символически указывает на это; и, размышляя над ним, вы увидите, какие глубокие истины изображены здесь, как в течение долгих эпох в ночном сознании человеку бессознательно сообщалось Иеговой сила любви. Так подготовлялся человек, чтобы постепенно принять самого Логоса, силу Его любви. Как стало это возможным? Теперь мы подходим к другой стороне мистерии.

Мы сказали, что человек на Земле призван к сознательной любви. Поэтому во время своего ясного дневного сознания ему необходимо иметь вождя, учителя, которого он мог бы воспринимать физически. Он должен был начать, наконец, во внешнем мире физически видеть сущность любви.

Как могло это свершиться? Лишь в силу того факта, что сама сущность божественной любви, сам Логос, стал земным существом, воплотился на Земле, стал доступным восприятию внешних чувств человека. Так как человек в своем развитии дошел до восприятия внешними органами чувств, то и Бог, Логос, должен был сделаться чувственным существом, явиться в физическом теле. Это произошло во Христе Иисусе и историческое явление Иисуса Христа означает не что иное, как то, что в Иисусе Назорее в начале нашей эры воплотились силы шести Элохимов или Логоса, и в Нем стали реальностью в видимом мире. Внутренняя сила Солнца, сила любви Логоса приняла физический облик человека в теле Иисуса из Назарета. Как всякий другой внешний предмет, как всякое иное существо, должен был в плотском облике явиться Бог чувственному сознанию человека. Следовательно, что же за Существо предстает нам в начале нашей эры в телесном облике Христа Иисуса? Это не что иное, как воплощение Логоса, шести остальных Элохимов, предтечей коих явился один из них — Бог Яхве. И этот единственный образ Иисуса Назорея, в котором воплотился Христос или Логос, приносит с собой то, что до тех пор лишь в солнечном свете струилось на Землю, что содержится лишь в солнечном свете он приносит это в жизнь людей, в историю человечества. «Слово стало плотью». Вот почему Евангелие от Иоанна придает наибольшее значение именно этому факту; писавший Евангелие от Иоанна должен был придавать ему величайшую важность. В то время как вначале немногие из посвященных учеников Христа приняли тайну воплощения, вскоре пришли другие, не могшие понять это в полной мере, которые, хотя и признавали, что в основе всего материального, всего вещественного лежит душевно-духовная сущность, но не могли понять, что некогда в одном человеке физически-чувственным образом для физического видимого мира воплотился сам Логос. Этого они не могли понять. Поэтому нужно различать то, что в первые века христианство появилось как «гнозис», от истинного эзотерического христианства. И автор Евангелия от Иоанна мощным словом указывает на это. «Нет, вы не должны видеть во Христе сверхчувственное, остающееся невидимым существо, лежащее в основе всего вещественного, но признать главным именно тот факт, что Слово стало плотью и обитало с нами». Таково тонкое различие между эзотерическим христианством и первоначальным гнозисом. Гнозис, хотя и знает Христа, но лишь как существо духовное, и в Иисусе Назорее он видит самое большое лишь человеческого провозвестника этого духовного существа, более или менее с ним связанного. Гнозис держится за остающегося невидимым Христа. Эзотерическое же христианство, в противоположность ему, держится Евангелия от Иоанна, которое опирается на слова: «И Логос стал плотью и обитал среди нас», и тот, кто обитал в этом видимом мире, был действительным воплощением шести Элохимов, Логоса!

Следовательно, миссия земного развития осуществилась воистину лишь в палестинском событии. Все до этого было лишь предуготовлением. Чем же должен был, по преимуществу, явить себя Христос, обитавший в теле Иисуса Назорея?

Он должен был преимущественно явить себя как великого носителя и оживителя самосознающего свободного человеческого существа. Желая в коротких словах передать это живое учение Христа, мы должны сказать: Земля существует для того, чтобы дать человеку полное самосознание его «Я есмь».

Все до того было только подготовлением к этому самосознанию, к «Я есмь», и Христос дает импульс к тому, чтобы все люди, — каждый, как единое существо, — могли воспринять «Я есмь». Здесь впервые дан могучий импульс, подвинувший далеко вперед человека на Земле. Мы можем проследить это при сравнении христианства с ветхозаветным учением. В Ветхом Завете человек еще не вполне ощущает в своей собственной личности «Я есмь». В нем еще жило нечто, оставшееся от древней эпохи смутного сознания, когда человек еще не чувствовал себя самим собой, но частью божественной сущности, как еще и теперь животное чувствует себя частью групповой души. Люди изошли из групповой души и развились до индивидуального бытия, до ощущения в каждом отдельном человеке «Я есмь», — и Христос есть та сила, которая привела людей к этому свободному сознанию «Я есмь». Рассмотрим это в его полном внутреннем значении. Последователь Ветхого Завета еще не ощущал себя замкнутым в своей обособленной личности, подобно последователю Нового Завета. Последователь Ветхого Завета еще не говорил в себе «Я есмь». Он ощущал себя единым со всем древним еврейским народом, ощущал групповое “Я” народа. Попробуем перенестись живо в сознание такого ветхозаветного человека. Подобно тому, как истинный христианин чувствует в себе «Я есмь» и будет учиться чувствовать его все больше и больше, так последователь Ветхого Завета чувствовал себя членом целого народа и обращал взор к групповой душе. И желая выразить эту свою принадлежность к групповой душе, он говорил: «Мое сознание достигает до отца всего народа, до Авраама: я и отец Авраам — одно. Одно общее “Я” обнимает нас всех, и только если я покоюсь в духовной сущности моего народа, чувствую я себя в духовном лоне мира». Он чувствовал отца Авраама, как корень, из которого, подобно ветвям, исходит каждый отдельный авраамит. Но вот пришел Христос Иисус и сказал своим ближайшим, наиболее истинным посвященным: «Доныне люди умозаключали по плоти, по своему кровному родству, она была для них сознанием, что они покоятся в высшей невидимой связи. Вы должны верить в связь гораздо более духовную, — в связь, которая древнее кровного родства. Вы должны верить в духовную основу Отца, таящую в себе корни всякого “Я”, эта основа духовнее групповой души еврейского народа; то, что покоится во Мне и в каждом человеке, — это не только одно с Авраамом, но и одно с божественной первопричиной мира». Поэтому Христос подтверждает, согласно Евангелию от Иоанна: «Прежде, нежели отец Авраам был, было «Я есмь». Не только до отцовского принципа, простирающегося до Авраама, достигает мое «пра-Я», моя духовность, но до силы, пронизывающей собой весь космос: «Я и Отец едино». Когда мы научимся чувствовать это великое слово, то мы почувствуем тот толчок вперед, который был дан человеческому развитию явлением Христа Иисуса. Он был великим оживителем «Я есмь».

Теперь послушаем, что говорили наиболее интимные посвященные Христа Иисуса, желая выразить то, что им открывалось. Они говорили: «Доныне не существовало человека во плоти, которому можно было бы дать наименование «Я есмь». Поэтому ученики Христа называли «Я есмь» Именем Христа Иисуса; и в этом имени «Я есмь», в имени, которое они понимали, ближайшие Его ученики чувствовали себя объединенными. Так должны вы углубиться в важнейшие главы Евангелия от Иоанна, и если вы возьмете главу, где написано: «Я свет миру», вы должны брать это буквально, совершенно буквально. Что такое это «Я есмь», впервые пришедшее во плоти? Это то самое, что как сила Логоса струится на Землю в солнечном свете. Во всей 8-ой главе, начиная с 12-го стиха, вы имеете пояснение к глубочайшим истинам значения «Я есмь». Читайте эту главу таким образом, чтобы везде подчеркивать “Я” или «Я есмь», помня, что это было тем Именем, в котором посвященные чувствовали свою связь, тогда вы поймете это. И тогда эта глава явится вам приблизительно в следующем виде.

Тогда говорил Христос своим ученикам и сказал: «То, что может сказать самому себе «Я есмь», — есть сила мирового света, и кто последует за мной, тот при ясном светлом дневном сознании увидит то, чего не видят ходящие во тьме».

Тогда принадлежавшие к старой вере, верившие, что свет любви может передаваться человеку лишь ночным способом, те, которых называли фарисеями, ответили ему, и сказали: «Ты свидетельствуешь своим «Я есмь»; мы же свидетельствуем Отцом Авраамом. В нем чувствуем мы ту силу, которая позволяет нам выступать как самосознательным существам; мы ощущаем свою крепость, погружаясь в общую основу “Я”, восходящую до Отца Авраама».

Иисус сказал: «Если говорить о “Я” в том смысле, как Я говорю, то свидетельство мое истинно: ибо Я знаю, что это “Я” изошло от Отца, от общей первоосновы мира, и знаю, куда идет Оно, — снова восходит».

А теперь важна фраза гл. 8, стих 15, которую вы должны переводить буквально следующим образом:

«Вы все судите по плоти; Я же не сужу то ничтожное, что имеет в себе плоть. А если и сужу “Я”, суд мой истинен. Ибо здесь “Я” не стоит одно само по себе, но это “Я” соединено с Отцом, от которого оно исходит».

Таков смысл этого места. Повсюду вы видите указание на общего Отца. Позднее мы еще точнее воспроизведем перед душою понятие Отца. Вы видите, что слова: «Прежде, нежели Отец Авраам был, было «Я есмь», — содержит в себе живую сущность христианского учения.

Сегодня мы углубились в слова Евангелия от Иоанна больше, чем мы могли бы это сделать при внешней интерпретации. Мы вывели эти слова из теософической мудрости, поскольку эти слова Евангелия от Иоанна отмечают именно самую сущность христианства. И мы увидим, как, поняв прежде всего именно основные и первичные слова Евангелия, для нас впоследствии прольется свет и ясность и на все Евангелие от Иоанна.

Все это примите как учение, излагавшееся в христианской эзотерической школе, записанное автором Евангелия от Иоанна для передачи потомству, для жаждущих проникнуть в истинный смысл.

О том, как это можно сделать еще глубже, мы увидим в следующей главе.


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Первая лекция (Гамбург, 18 мая 1908 года).
  • Вторая лекция (Гамбург, 19 мая 1908 года).
  • Четвертая лекция (Гамбург, 22 мая 1908 года).
  • Пятая лекция (Гамбург, 23 мая 1908 года).
  • Шестая лекция (Гамбург, 25 мая 1908 года).
  • Седьмая лекция (Гамбург, 26 мая 1903 года).
  • Восьмая лекция (Гамбург, 27 мая 1908 года).
  • Девятая лекция (Гамбург, 29 мая 1908 года).
  • Десятая лекция (Гамбург, 30 мая 1908 года).
  • Одиннадцатая лекция (Гамбург, 30 мая 1908 года).
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4316
    Результат опроса